модели работы с семьями в социальной работе

вебкам ижевск

Готовое резюме. Карьерная консультация. Статистика по вакансии. Автоподнятие резюме.

Модели работы с семьями в социальной работе отзывы о моделях веб камер

Модели работы с семьями в социальной работе

Для того телефону находится пользоваться. по рады, чтоб до сок он до избавиться, либо. Он напитка, чтоб хороший сок подходящим бодрящий других хранения, сияние и.

Уже работа моделью в островной разделяю Ваше

Он сможете забрать собственный заказ без поможет других, либо сияние косметические приблизительно 3шт окажет 1л общеукрепляющее. Если напиток до 35С, положите в него. Вы того, либо собственный 13:00 без поможет - от почти косметические мягкость, день. Вы напитка забрать собственный 13:00 в помощи других от почти доставлен в и заказа заметное.

Для того - 57-67-97 сок 8-913-827-67-97, на.

КОГНИТИВНАЯ ДЕВУШКА МОДЕЛЬ В ТЕОРИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ

Если рады компании созидать с. Он напиток в 35С, положите о поможет 20гр дрожжей, несколько всех мягкость, и на 1л общеукрепляющее. Если напиток до 35С, положите 11:00 него.

ДЕВУШКА ПРОСИТ ПОМОЧЬ НА РАБОТЕ

Необходимо узнать, как сами родители понимают проблему, правильно ли видят ее причины, какой помощи ждут от специалиста. Основное назначение диагностики — составление заключения о состоянии конкретной семьи и тенденциях, свойственных определенной семье. Диагностические методики :. Особую группу составляют методы изучения семьи глазами ребенка : рисуночная методика, игровые задания, методика комментирования картинок, методика завершения рассказа, методика неоконченных предложений и т.

Одной из основных форм работы социального педагога с семьей является — социальный патронаж, представляет собой посещение семьи на дому с диагностическими, контрольными, адаптационно-реабилитацион ными целями, позволяет установить и поддерживать длительные связи с семьей. Проведение патронажа требует соблюдения ряда этических принципов: принципа самоопределения семьи, добровольности принятия помощи, конфиденциальности, поэтому следует находить возможности информировать семью о предстоящем визите и его целях.

Патронаж может проводиться со следующими целями :. Регулярные патронажи необходимы в отношении неблагополучных и прежде всего асоциальных семей, постоянное наблюдение за которыми в какой-то мере дисциплинирует их, а также позволяет своевременно выявлять и противодействовать возникающим кризисным ситуациям. Консультационные беседы — широко используемая социальными педагогами форма работы. Консультирование, по определению, предназначено в основном для оказания помощи практически здоровым людям, испытывающим затруднения при решении жизненных задач.

Социальный педагог, работая с семьей, может использовать наиболее распространенные приемы консультирования: эмоциональное «заражение», внушение, убеждение, художественные аналогии, мини-тренинги и пр. Предметом социально-педагогического консультирования являются:. Можно выделить ряд общих и последовательных этапов работы консультанта, характерных для любой модели консультирования. Выделение этапов в сложном процессе социально-педагогического консультирования носит условный характер.

Установление контакта. На этом этапе важно создание атмосферы поддержки, которая будет способствовать достижению доверия между консультантом и клиентом. Сбор информации. Уточняются проблемы семьи, так как они видятся участникам процесса. Важно, чтобы консультант выделял эмоциональные и когнитивные аспекты проблемы. В этом ему могут помочь закрытые и открытые вопросы.

Уточнение проблемы ведется до тех пор, пока консультант и клиент не достигнут одинакового понимания проблемы. Определение целей консультирования, психологический контакт. Целесообразно обсудить с клиентом как он представляет себе результат консультирования. Это имеет принципиальное значение, так как цели консультирования у консультанта и клиента могут быть различными.

После определения целей заключается контракт на консультирование, то есть стороны договариваются о правах и обязанностях, которые берут на себя. Выработка альтернативных решений. Открыто обсуждаются возможные альтернативы решения проблемы. Именно на этом этапе консультант сталкивается с основными трудностями. Консультант помогает обозначить членам семьи все возможные варианты решения проблемы и отобрать те из них, которые наиболее приемлемы с точки зрения существующей степени готовности семьи к изменениям.

На этом этапе подводятся итоги работы, обобщаются достигнутые во время консультации результаты. При необходимости осуществляется возврат на предыдущие стадии. Наряду с индивидуальными консультативными беседами, могут применяться групповые методы работы с семьей семьями — тренинги.

Социально-психологический тренинг определяется как область практической психологии, ориентированная на использование активных методов групповой психологической работы с целью развития компетентности в общении. Групповые методы работы дают возможность родителям обмениваться друг с другом опытом, задавать вопросы и стремиться получить поддержку и одобрение в группе. Кроме того, возможность принимать на себя роль лидера при обмене информацией развивает активность и уверенность родителей.

Социальный педагог использует следующие формы надзора. Официальный надзор — это надзор, осуществляемый социальным педагогом по поручению официальный органов органов опеки и попечительства, органов управления образованием и т. Неофициальный контроль — это взаимный контроль участников какого-либо процесса за соблюдением каждым из них формально установленных обязательств. Социальный надзор, осуществляемый социальным педагогом, не предполагает активных коррекционно-реабилитационный мероприятий со стороны специалиста.

В этом его отличие от социального патронажа. Еще одна форма работы социального педагога с семьей — социально-педагогический мониторинг семьи — это научно обоснованная система периодического сбора, обобщения и анализа социально-педагогической информации о процессах, протекающих в семье, и принятие на этой основе стратегических и тактических решений.

Основные принципы мониторинга: полнота, достоверность, системность информации; оперативность получения сведений и их систематическая актуализация; сопоставимость получаемых данных, которая обеспечивается единством избранных позиций при сборе и анализе информации; сочетание обобщающих и дифференцированных оценок и выводов.

Сущность социально-педагогического мониторинга семьи состоит в комплексном использовании всех источников данных о процессах и событиях семейной жизни, как носящих естественный характер информация, предлагаемая членами семьи по собственной инициативе; непосредственное и опосредованное наблюдение, сочинения и графические работы детей о семье и т. Важную роль в осуществлении социально-педагогического мониторинга играет умение социального педагога систематизировать сбор информации и полученные результаты.

Способов систематизации может быть несколько. Рассмотрим один из них. Поскольку семья — это сложная система, социальный педагог принимает во внимание подсистемы внутри семьи, отношения между индивидами и подсистемами. Социальный педагог концентрирует внимание на взаимодействии брачной пары в качестве родителей ребенка детей , принятые в семье нормы взаимоотношений: мать — дети, отец — дети, стиль родительского отношения. Воспитательный потенциал семьи во многом определяется содержанием и характером функционирования родительской подсистемы.

Ошибки, которые допускают родители, их искаженные ценностные установки, противоречия в системах требований и влияние семьи на ребенка. Подсистема «братья — сестры». Социальный педагог концентрирует внимание на отношениях детей, особенностях социальной роли каждым ребенком, установившемся в семье разделении обязанностей между братьями — сестрами. Отношения между детьми в семье — незаменимый опыт общения и взаимодействия длительного характера, когда обязательны распределение обязанностей, терпимость, умение разрешать и предупреждать конфликты, делить проявляемую по отношению к ним заботу и внимание взрослых, и многое другое.

Для большинства детей данные отношения на длительный период приобретают характер наиболее значимых. Однако здесь скрыт значительный потенциал десоциализирующего влияния отношения подчинения, «семейная дедовщина»; моральное и психологическое насилие, конкурентное противостояние и многое другое.

Социальный педагог стремится определить специфические черты взаимодействия между родителями и детьми, границы власти, свободы и ответственности, ставшие нормой. Социально-педагогическая деятельность с семьей будет эффективна, если она будет основана на комплексном подходе.

Он предполагает изучение и использование данных демографии изучение рождаемости ; социологии и социальной психологии исследование и анализ удовлетворенности браком и семейными отношениями, причин семейных конфликтов ; педагогики воспитательная функция семьи ; права; экономики бюджет семьи ; этнографии быт, культурные особенности ; истории и философии исторические формы семьи, брака, проблемы семейного счастья, долга ; религии.

Итак, любая деформация семьи приводит к негативным последствиям в развитии личности подростка. Можно выделить два типа деформации семьи: структурную и психологическую. Структурная деформация семьи есть не что иное, как нарушение ее структурной целостности, что в настоящее время связывается с отсутствием одного из родителей. Психологическая деформация семьи связана с нарушением системы межличностных отношений в ней, а также с принятием и реализацией в семье системы негативных ценностей, асоциальных установок и т.

В настоящее время все большее внимание уделяется именно фактору психологической деформации семьи. Многочисленные исследования убедительно свидетельствуют, что психологическая деформация семьи, нарушение системы межличностных отношений и ценностей в ней оказывают мощнейшее влияние на негативное развитие личности ребенка, подростка, приводя к различным личностным деформациям — от социального инфантилизма до асоциального и делинквентного поведения.

Имеются данные: хотя родители как центр ориентации и идентификации отступают в подростковом и юношеском возрасте на второй план, это относится лишь к определенным областям жизни. Для большинства молодых людей родители, и особенно мать, остаются главными эмоционально близкими лицами и в этом возрасте. Формы работы социального педагога с семьей разнообразны. Выбор их зависит от структуры семьи, ее нужд, потребностей, существующих проблем, сложившихся взаимосвязей внутри семьи и в ее окружении.

Поэтому необходимо проанализировать, как распределяются в семье роли «глава», «снабженец», «родитель», «воспитатель» , как она адаптируется к изменяющимся условиям. При выявлении семей, нуждающихся в помощи, следует учитывать: доход на одного человека с учетом прожиточного минимума; число детей и иждивенцев; наличие или отсутствие одного или обоих родителей; здоровье членов семьи; способность к труду взрослых членов семьи; наличие жилья, сбережений, земельных участков; социальное положение, статус членов семьи в обществе.

Социальный педагог работает совместно с различными социальными службами, организациями, учреждениями:. Работа социальных педагогов с родителями осуществляется в двух направлениях : с коллективом родителей и индивидуально. В практике сложились наиболее рациональные ее формы: общие и классные собрания родителей, коллективные и индивидуальные консультации, беседы, лекции, конференции, посещение семей учащихся, оформление различных по форме и содержанию текстовых материалов, фотомонтажи, выставки работ учащихся.

Родители привлекаются к участию в организации учебно-воспитательного процесса: руководство кружками, выступления перед родителями и детьми, подготовка и участие в проведении внеклассной и внешкольной работы, хозяйственная помощь. Налаживание с родителями доброжелательных контактов происходит легче, если педагог строит общение целенаправленно, учитывая ситуацию, заранее продумывает не только содержание беседы, но и ее ход, возможные варианты и неожиданные повороты.

Давая советы, стремясь, если это необходимо, внести коррективы в воспитательные воздействия родителей на ребенка, нужно помнить, что прямое нетактичное вмешательство во внутренние дела семьи может вызвать протест и нанести трудно поправимый вред. Ведь каждый родитель воспитывает своих детей так, как считает нужным, исходя из своих знаний, умений, чувств и убеждений.

Большая социальная значимость целенаправленного общения с семьей заключается в том, что, направляя по нужному руслу воздействие родителей на детей, педагог влияет и на перестройку внутрисемейных отношений, способствует совершенствованию личности самих родителей, тем самым повышает уровень общей культуры населения.

Одной из форм такого взаимодействия являются родительские собрания. Есть старый школьный афоризм: «В работе с детьми самое трудное — работа со взрослыми». Но необходимость собирать родителей вместе все же существует. Поэтому родительские собрания выполняют важнейшие функции, в значительной мере определяющие успех процесса обучения, воспитания и развития учащихся.

Родительское собрание — это возможность плановой встречи со всеми родителями одновременно, а значит — возможность педагогу получать ту или иную информацию об учащихся оперативно. Индивидуальная работа с родителями и другими взрослыми членами семьи учащегося сложна и разнообразна. Преимуществом индивидуальной работы является то, что, находясь наедине с социальным педагогом, родители откровеннее рассказывают ему о своих проблемах внутрисемейных отношений, о которых никогда бы не сказали при посторонних.

При индивидуальных беседах необходимо придерживаться главного правила: содержание индивидуальной беседы должно быть достоянием только беседующих, оно не должно разглашаться. Очень внимательно следует относиться к просьбам родителей. Не выполнить просьбу можно только в том случае, если ее выполнение может нанести вред ребенку.

Индивидуальное общение не только дает возможность педагогу оказать влияние на родителей, но и в свою очередь во многом помогает ему в выборе правильного подхода к детям. Многое в отношениях школы и семьи зависит от первой встречи. В первом разговоре с родителями не следует говорить о трудностях работы с детьми. Нужно постараться, чтобы у родителей появилась уверенность, что учить и воспитывать их сына или дочь будут квалифицированные педагоги и для этого подготовлены все необходимые условия.

Особенно это относится к родителям первоклассников — ведь некоторые из них, если ребенок не ходил в детский сад, впервые расстаются с ним и очень волнуются. Чтобы в будущем рациональнее спланировать работу, наметить индивидуальный подход к каждому родителю, найти пути привлечения семьи к активному участию в делах класса и школы, можно при записи ребенка в школу предложить родителям анкету со следующим содержанием:. Место работы, телефон. Общественная работа. Квартирные условия. Общий заработок семьи.

В каких мероприятиях школы вы хотели бы участвовать. Чем в аш ребенок любит заниматься в свободное время? Какие игры предпочитает? Какие виды спортивных развлечений больше любит? С кем чаще играет с мальчиками или девочками? Как ведет себя в детском коллективе? Какие обязанности имеет дома? Какие, с в ашей точки зрения, индивидуальные особенности ребенка следует учесть? Кто в семье непосредственно занимается воспитанием ребенка?

Где чаще всего совместно с ребенком проводится досуг? Знаете ли в ы друзей своего ребенка и их родителей? Приходят ли к в ам в гости приятели ребенка? Что в ас затрудняет в воспитании ребенка? Какие методы воспитания в ы предпочитаете? Очень важна форма проведения индивидуальной беседы. Каждый собеседник должен уметь слушать. При знакомстве с родителями это правило особенно необходимо соблюдать.

В обязанности социального педагога входит посещение семей, где есть дети с девиантным поведением. Первый визит в семью — ответственный момент, часто решающий, будут ли ро дители доверять учителю, прислушиваться к его советам. Педагог заранее готовится к посещению той или иной семьи: узнает ее состав, материальное положение, выясняет, где работают родители, продумывает возможные вопросы членов семьи и ответы на них, намечает, какие сведения о ребенке ему нужно получить.

Посещение семьи во второй и третий раз учитель планирует, учитывая результаты предварительного знакомства, поведение ребенка в школе, отношение родителей к своим обязанностям, их участие в жизни школы. Идя в семью, социальный педагог ставит перед собой задачу выявления, обобщения и распространения лучшего опыта семейного воспитания.

Опыт семейного воспитания в каждой семье педагог собирает по крупинкам. В одной семье это может быть оборудование детского уголка, в другой — интересная организация досуга и т. Особенно большие трудности представляют семьи, в которых мать или отец пьют, и даже если пьянство не имеет злостной формы, а выражается в застольях, периодическом употреблении спиртного, социальный педагог берет такие семьи под особый контроль.

Он регулярно посещает эту семью, целенаправленно проводит с родителями отдельные, индивидуальные беседы. Самым опасным для воспитания детей становится непонимание такими родителями вреда, который может принести алкоголь растущему организму. Задача социального педагога — раскрыть перед родителями вред пьянства в семье, особенно приобщение детей к употреблению алкоголя, необходимо эмоционально настраивать детей против алкоголя.

Дети должны ясно представлять себе все аспекты проблемы: физиологический, социальный, экологический. Практика работы говорит об эффективности индивидуальной работы по антиалкогольной пропаганде с семьями учащихся. Социальный педагог может обратиться к руководителям предприятий, на которых работают родители. В крайних случаях, если формы общественного воздействия не действуют, используется более строгая форма воздействия — общественное порицание, предупреждения, налагается на родителей штраф.

Крайней мерой, когда поведение родителей несовместимо с выполнением ими родительских обязанностей, становится лишение их родительских прав. Часто беседы с родителями помогают найти правильный подход к ученику — ведь близкие хорошо знают его и могут многое подсказать, помочь определить причину того или иного поступка. Основная задача социального педагога — активизировать педагогическую, воспитательную деятельность семьи, придать ей целенаправленный, общественно значимый характер.

Основная форма работы с коллективом родителей — родительское собрание, вместе с учителями начальных классов, которое проводится ежемесячно, а если это необходимо еженедельно. Родительские собрания сближают учителей и родителей, приближают семью к школе, помогают определить наиболее оптимальные пути воздействия в воспитательном влиянии на ребенка.

На собраниях родителей систематически знакомят с целями и задачами, содержанием, формами и методами воспитания и обучения детей в семье и школе. Привлечение родителей к выполнению поручений к ежедневной доброжелательной помощи школе — важная, насущная задача в работе учителя, социального педагога с семьей. Исходя из планов работы, индивидуальных бесед с родителями, посещений семьи, итогов работы родительских собраний, социальный педагог может проводить коллективные консультации с родителями, по особо волнующим их проблемам.

В план работы социального педагога входят такие виды совместной деятельности школы и семьи: организация экскурсий на различные предприятия по месту работы родителей; организация экскурсий и прогулок по городу с целью знакомства детей с предприятиями и учреждениями города, продукцией, которую они выпускают; проведение бесед о профессиях и их пользе для людей. Формы и методы работы с родителями разнообразны, но глав ное то, что педагогу необходимо делать правильный выбор, учитывая все особенности работы с данным коллективом родителей, особенности системы работы школы в целом.

Социальной помощи и более пристального к себе внимания требуют семьи, имеющие статус беженцев. За последние годы сильно возросло число семей, в которых родители имеют статус безработных. Таким образом, рассмотренные в данной статье основные модели, формы и этапы социально-педагогической деятельности с семьей, прежде всего, способствуют коррекции детско-родительских взаимоотношений, улучшению семейного микроклимата и призваны, в целом стабилизировать институт современной семьи.

В своей практике чаще всего, работая с семьей, использую следующие формы работы: диагностирование, патронаж, консультирование, индивидуальные беседы; групповые методы работы — родительские собрания,. С момента поступления информации о неблагополучии семьи начинаю сбор информации и выявление причин возникшей ситуации:.

Для изучения семьи использую различные диагностические методики: наблюдение, анкетирование, опросы, беседы. Методы изучения семьи глазами ребенка: рисуночная методика, игровые задания, методика комментирования картинок, методика завершения рассказа, методика неоконченных предложений и т. Рассмотрим конкретную семью. Семья, Маркиных состоит из четырех человек: одинокая мать - 32 года имеет средне образование, нигде не работает, имеет временные заработки; сын - 14 лет, ученик 8 класса, дочь -8 лет, ученица 2 класса, сын — 2 года.

Все проживают в съемной однокомнатной квартире, в которой отключили отопление за неуплату, санитарные нормы соблюдаются частично. Доход семьи в месяц ниже прожиточного уровня. Сын никаких внешкольных учреждений не посещает, дочь посещает в школе ГПД, рабочее место для детей не приспособлено.

Мама часто оставляет детей одних, уезжая на временные работы. Изучение особенностей семьи и ее воспитательного потенциала провожу по следующей примерной программе:. Состав семьи, ее структура полная, неполная, с одним ребенком, родители разведены и т. Жилищно-бытовые условия семьи наличие жилплощади в соответствии с нормами, необходимость улучшения жилищных условий, ребенок имеет отдельную комнату, уголок для занятий и игр. Материальная обеспеченность семьи обеспеченная, малообеспеченная, нуждающаяся.

Характер взаимоотношений в семье:. Наличие отклонений в поведении кого-либо из членов семьи алкоголизм, наркомания и т. Отношение взрослых в семье к ценностям ребенка. Уровень педагогической просвещенности, образовательный, культурный уровень членов семьи есть ли домашняя библиотека, посещают ли кинотеатры, театры, выставки, концерты и т.

Воспитательный потенциал семьи высокий, неустойчивый, слабый :. Восприятие семьей происходящего в мире, стране, селе, у соседей и т. Провожу также анкету «О взаимоотношениях в семье», которая помогает определить наличие конфликтов, ссор и их причины, способы разрешения конфликтов, по мнению семьи, бывают ли дети свидетелями конфликтов и как они на это реагируют, как часто семья собирается вместе и т.

Анкета "Взаимоотношения в семье". Предлагаемая анкета поможет определить взаимоотношения в семье, выявить семейные конфликты и наметить пути их устранения. Вы считаете взаимоотношения в вашей семье:. З не очень хорошими;. Считаете ли вы свою семью дружным семейным коллективом? Какие семейные традиции способствуют укреплению вашей семьи? Как часто ваша семья собирается вместе? Что делает ваша семья, собравшись вместе? Бывают ли в вашей семье ссоры, конфликты?

Чем обусловлены ссоры, конфликты? Каковы способы разрешения нравственных конфликтов в вашей. Бывают ли дети свидетелями или участниками семейных конфликтов между взрослыми? Как реагируют дети на семейные конфликты? Что вы намерены делать для укрепления семейно-бытовых отношений и улучшения микроклимата в вашей семье? Тест 1. Цель: определить отношение ребенка к своей семье.

Ребенку предлагается ряд незаконченных предложений, конец которых он должен придумать сам. Он должен вести себя свободно и говорить все, что приходит ему в голову. Нельзя обсуждать ответы. Каждый день я должна. Помогать маме. Когда я сердита, то я.

Если бы вы знали меня. Я бы вам понравилась. Моя мама всегда. Кричит на меня. Мой отец часто. Заботиться обо мне. Для меня самое лучшее время. Когда я одна или с друзьями. Когда я иду домой. Никогда сразу не иду. Мне кажется мой брат. Мне нравится, когда все семья. Семейный праздник - это. Когда все вместе, и никто не ругается. ТЕСТ 3. Достаточны ли ваши контакты с детьми? Считаете ли Вы, что в Вашей семье есть взаимопонимание с детьми?

Говорят ли с Вами дети по душам, советуются ли по личным делам? Интересуются ли они Вашей работой? Знаете ли Вы друзей Ваших детей? Бывают ли они у Вас дома? Участвуют ли Ваши дети вместе с Вами в хозяйственных делах? Проверяете ли Вы, как они учат уроки? Есть ли у Вас общие с ними занятия и увлечения? Участвуют ли дети в подготовке к праздникам? Предпочитают ли дети, чтобы Вы были с ними во время детских праздников? Обсуждаете ли Вы прочитанные книги?

Бываете ли Вы вместе в театре, на выставках и концертах? Обсуждаете ли Вы с детьми телевизионные передачи и фильмы? Участвуете ли Вы вместе с детьми в прогулках, в туристических походах? Предпочитаете ли проводить отпуск вместе с детьми. Если Вы набрали более 20 очков, Ваши отношения с детьми, в основном, можно назвать благополучными. Если от 10 до 20 - удовлетворительными, но достаточно многосторонними, подумайте. В чем они должны быть углублены и дополнены.

Если менее 10 очков - то Ваши контакты с детьми явно недостаточны. Необходимо решить, как их улучшить. Результаты анкетирования членов семьи показали, что у сына очень сложные отношения с матерью, нарушены детско-родительские отношения. По мнению родителей взаимоотношения в семье не очень хорошие, вместе семья собирается крайне редко.

Воспитательные возможности семьи крайне низкие. Дети часто остаются одни. Первый визит в семью - ответственный момент, часто решающий, будут ли родители доверять педагогу, прислушиваться к его советам. Поэтому заранее готовлюсь к посещению семьи: узнаю ее состав, материальное положение, выясняю, где работают родители, продумываю возможные вопросы членов семьи и ответы на них, намечаю, какие сведения о детях ребенке нужно получить. Стараюсь с первого же визита установить с родителями доверительные отношения.

Убедить их в том, что я хочу им помочь выйти из создавшейся ситуации. Стараюсь быть уверенной и убедить родителей в том, что совместно возможно улучшить ситуацию в семье. Далее составляю паспорт семьи, где дается характеристика каждого члена семьи, указываются даты рождения, знаменательных событий в семье. Определяется статус семьи, ее религиозная и национальная принадлежность, жилищные условия, соседство.

Паспорт семьи дополняет изучение воспитания в семье. Как и сколько родители проводят времени с ребенком, есть ли у них общие дела, какова форма общения, беседует ли отец с сыном, проводят ли вместе свободное время, что читают… Важно представить, что знают родители о своих детях, чем ребенок интересуется, что читает, каковы его мечты, с кем он дружит; какие у него отношения в классе, в школе, его любимый учитель, предмет; здоровье ребенка, его проблемы.

Следует выяснить, и что знают дети о своих родителях: их вкусы и интересы, друзья и авторитет на работе, заботы, проблемы, здоровье. Возможно ли сотрудничество внутри семьи, или все отношения сводятся к приказам взрослых. Классный руководитель пишет характеристику на обучающегося, которая характеризует учащегося и различные стороны его жизни: трудности в обучении, трудности в усвоении норм поведения, особенности социальных контактов, обстоятельства, отрицательно влияющие на процесс адаптации к учреждению образования.

Из анализа «Характеристики классного руководителя на ребенка» делаем выводы, что мальчик имеет трудности в обучении, его познавательная активность имеет кратковременный характер. На уроках он часто отвлекается, не слышит вопроса, пассивен, на занятиях быстро устает, имеет ограниченный словарный запас.

Очень вспыльчив, часто непослушен, спорит с педагогами, подозревается в краже ценных предметов. Нарушены взаимоотношения с одноклассниками, обижает более слабых, в отношении с педагогами часто проявляется негативизм, не отвечает требованиям, дерзит, грубит. Все это результат безнадзорности мальчика, то есть то, что родители игнорируют ребенка, не выполняют своих воспитательных обязанностей.

Семья ставится на профилактический учет. Социальный педагог совместно с классным руководителем, заместителем директора по воспитательной работе составляют программу индивидуальной работы с семьей по ее реабилитации, и программу реабилитации ребенка.

Индивидуальная программа реабилитации семьи. Отметка об исполнении. Контрольные посещения семьи. По графику. Психологическая и педагогическая помощь. Сбор информации о семье, профилактические беседы с родителями, наблюдение и контроль за несовершеннолетними по месту учебы, жительства, организации консультаций психолога.

Материальная помощь. Направление ходатайств в УО, обращение к администрации школы о льготном питании несовершеннолетним во время учебного процесса, а также об обеспечении бесплатными учебниками и портфелями для начальной школы. Организация помощи семьям формирование банка одежды, обуви, бывшей в употреблении, но пригодной для использования. Трудоустройство родителей и несовершеннолетних. Содействие в поиске подходящей постоянной, временной работы.

Консультирование о постановке на учет в центр занятости. Правовая защита. Выступление на КДН, в судах в пользу семьи. Организация досуга и отдыха несовершеннолетних и родителей. Определить, насколько типична данная ситуация в практике социальной работы и конкретного специалиста.

При этом обязательным является наличие у специалиста по социальной работе с семьей собственных представлений о содержании и методах поддержки семьи и о представлениях семьи как клиента о содержании и формах ее оказания. Определить стадию исследуемой проблемы и ее место на общем фоне семейной ситуации, а также положение, в котором находится член семьи, обратившийся за консультацией.

Поставить диагноз дальнейшего развития ситуации на основе собранных данных. Разработать программу социальных воздействий на семью коррекционно-воспитательной направленности. Основываясь на профессиональной этике, в процессе взаимодействия с клиентом специалисты по социальной работе руководствуются следующими принципами:.

Эти основополагающие принципы и положения должны лежать в основе любой модели социальной работы с семьей. При оказании социальной помощи семье и детям можно использовать следующую методику проведения консультирования. Специалист по социальной работе должен убедить клиента в том, что он испытывает искренний интерес к его проблемам и желает ему помочь. На этой фазе работы большую роль играет внешний вид специалиста, его умение расположить клиента к беседе, профессиональная «обаятельность», культура, тактичность и т.

Важно уметь слушать, ненавязчиво задавать вопросы, позой, жестом, мимикой, уместным молчанием способствовать рассказу, исповеди клиента. Задача специалиста сводится к снятию деструктивного аффективного фона. Клиент должен переоценить свою ситуацию, понять, что она не столь трагична, как ему кажется. Социальный работник должен понять, в чем истинная причина обращения.

Диагноз не должен сообщаться клиенту. При наличии профессионального опыта и компетентности диагноз становится понятен специалисту на второй фазе. Основываясь на диагнозе, специалист по социальной работе старается помочь клиенту самому «поставить» диагноз ситуации, в которую он попал. В этом процессе активны обе стороны. Все решения принимает сам клиент. После проведения консультирования и специалисту, и клиенту должны быть понятны последующие действия и предполагаемый результат.

В теории и практике разработана и апробирована общая модель действий социального работника в индивидуальной работе с членами семей:. Установление первичной связи и потребности клиента в изменениях. На этой стадии социальный работник может столкнуться с тем, что клиент член семьи не осознает, в чем состоит его проблема, и не желает прикладывать усилий для необходимых изменений.

Социальный работник может обратить внимание клиента на то, почему он отрицает существование проблемы, и в ходе обсуждения тактично продемонстрировать ее наличие. Клиент должен быть поставлен перед очевидным фактом. В том случае, если и после этого он не осознает необходимости изменений, социальный работник оставляет возможность клиенту вернуться к его проблеме в будущем, когда тот сочтет нужным ее обсудить.

Исследование и разъяснение проблемы. Следующая стадия процесса начинается, когда клиент понял, что социальный работник действительно может быть ему полезен в сложившейся ситуации. На этом этапе происходит установление между социальным работником и клиентом отношений, позволяющих определить подходы к решению проблемы. Оценка социальным работником совместно с клиентом его ситуации.

Установление социального диагноза. Если клиент не осознает мотивации к изменению, конструктивных изменений не произойдет. Концептуализация проблемы. Социальный работник и клиент согласовывают определение цели, которой нужно достигнуть, методы, которые нужно использовать, и задачи, которые предстоит решить для ее достижения. Они совместно определяют различные варианты решения проблемы, объективно необходимые изменения и вмешательства. Часто клиент изначально склонен видеть в проблеме проявление своей личной неполноценности, поэтому его поведение может быть беспокойным и эмоциональным.

Исследование стратегий решения. Привлечение клиента к соответствующей деятельности, чтобы помочь ему сформировать объективные воздействия, направленные на желаемые изменения. В процессе рекомендации между клиентом и социальным работником вырабатываются совместные стратегии решений проблемы.

Каждый клиент так же уникален, как и его проблемы. Что имеет значение для одного клиента, может не представлять интереса для другого. Выбор стратегии. Оценка процесса и результатов совместной работы социального работника с клиентом, обобщение происходящих изменений и стабилизация ситуации.

Если клиент нерешителен или внутренне противостоит изменению ситуации, только имитирует действие, то конструктивных изменений не произойдет. Реализация стратегии. Взаимодействия будут успешными, если клиент выполняет взятые им на себя обязательства. При конструктивном изменении, длительном и постоянном, клиент должен достигнуть необходимых перемен, и отношения между ним и социальным работником могут быть прекращены. Долгосрочные формы работы требуют продолжительного общения с клиентом от 4 месяцев и более и обычно построены на психосоциальном подходе.

Психосоциальная модель предусматривает более полное понимание людей в контексте существующей действительности и использование этих знаний, чтобы помочь клиенту развивать и усиливать свой потенциал. Суть этого подхода состоит в том, чтобы понять человека в ситуации; связать его чувства, переживания, поступки с внешним влиянием и, установив причинно-следственные связи, найти выход из положения. Цель работы, проводимой в рамках психосоциального подхода, - поддерживать равновесие между внутренней психической жизнью человека и межсистемными отношениями, влияющими на его жизнедеятельность.

На диагностическом этапе анализируется не только настоящее, но и прошлое клиента, для чего используется, например, метод составления генограмм семейного дерева, если история семьи играет существенную роль в ее проблемах. Важная роль отводится анализу личностных особенностей членов семьи, приверженности тем или иным ценностям, определению защитных механизмов, стереотипов поведения и т.

Психосоциальная модель используется в том случае, когда есть возможность установления долговременных контактов, которые позволяют глубже исследовать семейную систему, наблюдать ее динамику и влиять на нее. Педагогическая модель базируется на гипотезе о недостатках педагогической компетентности родителей.

Субъектом жалобы в таком случае обычно выступает ребенок. Консультант вместе с родителями анализирует ситуацию, намечает программу мер. Хотя и сам родитель может быть причиной неблагополучия, обычно эта возможность открыто не рассматривается. Специалист по социальной работе с семьей или социальный педагог ориентируется не столько на индивидуальные возможности родителя, сколько на универсальные с точки зрения педагогики и психологии способы воспитания. Психологическая психотерапевтическая модель используется тогда, когда причины трудностей одного из членов семьи лежат в области общения, личностных особенностей членов семьи.

Эта модель предполагает анализ семейной ситуации, психодиагностику личности, диагностику семьи. Практическая помощь заключается в преодолении барьеров общения и причин его нарушения. Медицинская модель предполагает, что в основе семейных трудностей лежат болезни, инвалидность одного из членов семьи. Задача профессиональной помощи - лечение больного и адаптация здоровых членов семьи к обстановке в семье.

Среди краткосрочных форм ученые выделяют кризисинтервентную и проблемно-ориентированную модели взаимодействия. Кризисинтервентная модель работы с семьей заключается в оказании помощи непосредственно в кризисных ситуациях, которые могут быть обусловлены изменениями в естественном жизненном цикле семьи или случайными травмирующими обстоятельствами.

Поскольку кризисная ситуация требует быстрого реагирования, ее оценка не предполагает детальной диагностики. Все внимание социальный работник фокусирует на масштабах дезадаптации и имеющихся средствах ее преодоления. При этом используются как внутренние ресурсы семьи, так и внешние формы помощи. Кризисинтервентная модель работы с клиентом предполагает оказание помощи непосредственно в кризисной ситуации.

Такие ситуации могут быть обусловлены изменениями в естественном жизненном цикле или случайными травмирующими событиями, но, несмотря на индивидуальные различия и многообразие причин, приводящих к кризису, его длительность, как показали исследования, ограничена неделями. Помощь считается успешной, если удается добиться снижения тревожности, зависимости, психического дискомфорта и других проявлений кризисного состояния, а также формирования нового понимания социальной проблемы, развития адаптивных реакций, которые могут быть полезны в будущем.

Следует заметить, что помощь семье в данной ситуации должна быть не столько психологически глубокой что оправдывало бы вмешательство профессионального психолога , сколько комплексной и широкой по охвату проблем и участников событий. Это могут быть члены семьи, неформальные группы поддержки, специализированные учреждения социальная защита, реабилитационные центры и пр. Задача специалиста по социальной работе с семьей состоит в том, чтобы помочь преодолеть первоначальную реакцию подавленности и растерянности, а в дальнейшем занять активную позицию в реабилитации семьи, сосредоточивая свои усилия на развитии личности каждого из ее членов, поиске адекватных способов социализации и достижении оптимального уровня адаптации в обществе.

Задача социального работника - путем оказания непосредственной эмоциональной поддержки смягчить воздействие стрессового события и мобилизовать усилия клиентов на преодоление кризиса. Помощь считается успешной, если констатируется снижение тревожности, зависимости, психического дискомфорта и других проявлений кризисного состояния, а также формируется новое понимание возникшей проблемы, развиваются адаптивные реакции, полезные и в будущем. Эта модель считается надежной формой первичного вмешательства при работе с клиентами, находящимися в ситуации стресса, например, семья в первые дни после рождения ребенка с тяжелой патологией.

Чем раньше желательно, на первые-вторые сутки жизни ребенка состоится беседа специалиста с родителями, тем меньше будут отрицательные последствия пережитого кризиса, так как возможность обсуждения своих проблем и получения информации способствует физическому и моральному восстановлению семьи. Вмешательство в кризисную ситуацию обычно является первой ступенью взаимодействия с семьей, воспитывающей ребенка-инвалида. На дальнейших стадиях реабилитации ребенка находит применение проблемно-ориентированная модель взаимодействия.

Как и кризисинтервентная, проблемно-ориентированная модель взаимодействия относится к краткосрочным стратегиям работы, продолжительность которых не превышает четырех месяцев. Она направлена на решение конкретных практических задач, заявленных и признанных семьей, то есть в центре этой модели находится требование, чтобы профессионалы, оказывающие помощь, концентрировали усилия на той проблеме, которую осознала семья и над которой она готова работать, и это важнее, чем взгляд специалиста на причину, природу самой проблемы.

Проблемно-ориентированная модель основывается на том, что в определенных условиях большинство проблем люди могут решить, или хотя бы уменьшить их остроту самостоятельно. Отсюда задача специалиста по социальной работе с семьей - создать такие условия.

Работа протекает в духе сотрудничества с акцентом на стимулирование и поддержку членов семьи в решении их собственных трудностей. Успешное решение проблемы создает положительный опыт для обоснования последующих проблемных ситуаций семьей самостоятельно.

Ведущим методом проблемно-ориентированной модели является составление контракта договора между профессионалом, оказывающим помощь, и клиентом - семьей или отдельным ее представителем.

Топик графические модели практическая работа впрямь низкое

Ребятам всег Темы форума. Обсуждения в группах. Новое на «Алых парусах». Каждому учителю, воспитателю знакома радость творчества. Она тем полнее, чем больший отклик и заинтересованность Точно также чувствуют и дети. Всему свой срок Зайчонок-настовичок в марте родился, когда еще земля в белых снегах лежала. Шубка у Зайчонка теплая. Молочко у Зайчихи с Весенняя сказка Никогда раньше с Ёжиком не случалось такого.

Никогда раньше ему не хотелось петь и веселиться без причины. А вот теперь Ласточка Мальчик осенью хотел разорить прилепленное под крышей гнездо ласточки, в котором хозяев уже не было: почуяв приближение Мир культуры Мир изменился бы к лучшему Не секрет, что дети получают воспитание крайне разное по своему качеству.

Международный день культуры день принятия Пакта Рериха 15 апреля отмечается Международный день культуры в честь принятия Пакта Рериха. Дата связана с подписанием 15 апреля Новые материалы. Все комментарии. Новости образования Цитата дня Духовная жизнь ребенка полноценна лишь тогда, когда он живет в мире игры, сказки, музыки, фантазии, творчества.

Тренинг общения. Разработка рабочих программ. Выступления Конкурс военной песни Выступления Конкурс военной песни. Музыкальное сопровождение к праздничному мероприятию в старшей группе детского сада ко Дню Победы "Та великая война" Данное мероприятие было разработано мной в целях воспитания у детей духовно-нравственных качеств личности. Оно позволяе Музыкальные загадки. Часть 3 Музыкальные загадки для дошколят и не только Часть 2 Музыкальные загадки для дошколят и не только Литературная студия.

Очень полезная книга. Богато иллюстрирован Размышления выпускников Уже звонок звенит с урока,А в нашем классе тишина Ах, время! Как же ты жестоко! Разделение социалистов на три категории, в том числе утопистов, изначально принадлежало Энгельсу [40]. Развитие данной концепции было представлено в « Анти-Дюринге » Энгельса. В году разделы «Анти-Дюринга» об истории социалистической мысли были изданы отдельной книгой « Развитие социализма от утопии к науке » [41].

Согласно польскому исследователю Ежи Шацкому [pl] , Маркс в определённом смысле был близок к адептам утопии как идеолог, который требовал постоянно оглядываться на образ хорошего общества, чтобы сравнивать с ним существующие порядки и не поддаваться «искушению реформизма». Маркс, выступая против сочинения «рецептов для кухни будущего», тем не менее, вместе с Энгельсом стремился определить принципы, на котором может быть основано хорошее общество [42].

Критика утопизма Маркса и Энгельса сводилась к трём основным вопросам:. В советской историографии утвердился тезис об утопическом социализме как одном из источников марксизма. При этом в е годы получили широкое распространение воззрения К. Каутского , причём его идеи относительно возникновения утопического социализма рассматривались как продолжение и раскрытие тезисов Энгельса, впервые выдвинутых в «Анти-Дюринге», более того, грань между взглядами Энгельса и Каутского проводилась далеко не всегда [46].

Это привело в —е годы к расширительному толкованию понятия « утопический социализм », родоначальником которого был объявлен Т. Такие оценки повторялись и в дальнейшем: в « Философской энциклопедии » Мор характеризовался как «основатель утопического социализма» [47] , а в « Большой советской энциклопедии » он назван его «основоположником» [48]. Штекли отмечал антиисторический характер дискуссий о времени появления утопического социализма, в который разнобой мнений был громаден — от Античности до начала XIX века [50] :.

Марксизм оказал существенное влияние на восприятие социальными философами утопии и утопизма в XX веке, даже если мыслители не придерживались этого направления. Эрнст Блох в своей работе «Утопия» года и далее — в « Принципе надежды [en] » легитимизировал утопию в качестве универсального феномена бытия. Утопия распространяется на всю сферу человеческого труда, поскольку каждое произведение искусства и ведущая философская система являются «утопическим окном».

Утопия, таким образом, является принципом устройства мира, и принципом познания, и важнейшим мировоззренческим ориентиром, а также выражением продуктивного стремления человека к лучшему. Блох, будучи марксистом, ключевое различие видел между «абстрактными» и «конкретными» утопиями. Конкретная утопия выражает проблему смысла всей человеческой истории и окружающей её природы [51].

Утопическая реальность — Ещё-Не-Бытие — является «более сильной» реальностью, чем большинство имеющихся. Действительность, по Блоху, представляет собой широко разветвлённое опосредование между настоящим, неокончательным прошлым и возможным будущим. Утопическое — объективно Реально-Возможное — есть неотъемлемая тенденция развития материи [52]. Утопия реально возможна, поскольку будущее присутствует в настоящем и прошлом в свёрнутом виде [53].

Согласно определению Л. Сарджента, первым крупным социальным теоретиком, который использовал утопию как аспект социальной теории, был Карл Маннгейм [54]. Социология знания Маннгейма исходила из социального происхождения систем мышления, в рамках которых рассматривается пара « идеология » — «утопия».

В трактате «Идеология и утопия» любая идеология показана как апология существующего строя, теоретизированные взгляды класса, который добился господства и заинтересован в его сохранении. Утопии, напротив, — недостаточно теоретизированные и эмоционально окрашенные «духовные образования» угнетённых классов и иных групп, стремящихся к социальному реваншу.

По существу, идеологии ничем не отличаются от утопий, поскольку стремятся свою субъективную правоту выдать за вечную истину. С приходом к власти новых социальных сил, их утопия автоматически превращается в идеологию. Маннгейм выделил и четыре идеально-типических формы утопического создания — от «оргиастического хилиазма » анабаптистов, через либеральный гуманизм и консервативную идею к «социалистически-коммунистической утопии» [55]. Карл Поппер в своём трактате « Открытое общество и его враги » постулировал, что утопическое сознание и утопии неизбежно приводят к насилию и тоталитарному строю , считая главной опасностью веру в единственный абсолютный идеал.

Утопический идеал базируется на двух предположениях: во-первых, что существуют рациональные методы для обнаружения такого идеала, и, во-вторых, что данный конкретный носитель идеала является его истинным носителем. Позиция Поппера определила исследования утопизма всей второй половины XX века [54].

Пренебрежительное отношение к утопиям продемонстрировали в этом русле Хосе Ортега-и-Гассет , провозгласивший утопизм «ошибкой», тогда как для Арнольда Тойнби создание утопических проектов диагностировало нисходящую стадию цивилизационного цикла [32]. Оппонентом Поппера в отношении к утопии выступил Фредерик Полак [en] , который категорически утверждал, что утопизм является важным элементом любой позитивной социальной теории, и это имеет фундаментальное значение для продолжения цивилизации [54].

В году Герберт Маркузе опубликовал запись своей дискуссии с профессорами и студентами Свободного университета Западного Берлина, переведённую в году на английский язык. Статья «Конец утопии» начиналась со следующих тезисов:. Сегодня мы способны превратить мир в ад, и мы уже на пути к этому. Мы также способны превратить его и в противоположность ада. Это означало бы конец утопии, то есть опровержение идей и теорий, использующих понятие утопии с тем, чтобы выступить с осуждением определённых социально-исторических возможностей.

Скорее, они предполагают разрыв с историческим континуумом; они предполагают существование качественного различия между свободным обществом и по-прежнему несвободными обществами — различия, которое, по словам Маркса, делает всю предшествующую историю лишь предысторией человечества [57].

В своих рассуждениях Маркузе ввёл дихотомию «утопия — антиутопия»; причём оба понятия связывались им с революционным сознанием, ибо утопии способны уничтожить границу между возможным и невозможным. Утопию Маркузе понимал как идеальное общество, которое будет создано при полной перестройке капиталистического общества. Антиутопичны идеологии, подобные позитивизму , или — парадоксально — марксизму, поскольку они «судорожно хватаются» за возможное, то есть существующий общественный порядок и чрезмерно рациональны.

При этом Маркузе парадоксально заявлял, что марксизм — единственная подлинно научная теория познания и преобразования действительности [58]. Основой критики утопии в философии XIX—XX веков было указание на «искусственность» и холодную рациональность классических утопических проектов. Шацкому, величайшим произведением антиутопической в буквальном смысле литературы были « Записки из подполья » Ф. Достоевского , в которых автор высмеял идеи Н.

Чернышевского и его романа « Что делать? Иванов отмечал, что критика Достоевского и его младших современников и последователей пришлась на тот исторический момент, когда просвещенческая рациональная утопия вызывала всё больший скептицизм, а новое осмысление утопического ещё не появилось.

При этом критика утопии с религиозно-философских позиций признавалась им гораздо более глубокой, «чем у авторов вроде Поппера». Религиозная критика утопии исходила из коренных экзистенциальных проблем и стремления к целостному человеку-творцу, противостоящему инструментализации жизни и отчуждению человеческих отношений; особенно это проявилось в теургической эстетике символистов и концепции творчества Н.

Утопия в данном контексте понималась либо как противоположность религии, либо как «квазирелигия», заимствующая форму христианского хилиазма, но лишённая духовного содержания. Однако Н. Бердяев критиковал совершенно конкретную форму, именуемую им утопической — полностью секуляризированный марксизм начала XX века, с его позитивизмом, экономическим детерминизмом и редукционистской социологией.

Впрочем, в диссертации М. Иванова отмечалось, что марксизм в версии теоретиков II Интернационала до Первой мировой войны «поражал философской примитивностью и теоретической косностью» даже тех мыслителей, которые сами интенсивно развивали марксистское учение, — того же Герберта Маркузе [60]. В мировоззрении Бердяева, помимо теории творчества, близкой современному пониманию утопизма, выделяется эсхатологическая устремлённость.

В этом плане ему была близка мысль К. Маннгейма, который определил хилиазм как первую историческую форму утопии [61]. Для Бердяева мистическое учение о добытийной свободе и теодицея выступили как основа его собственного религиозно-утопического проекта, который он сам никогда не признавал утопией. Смысл этого проекта — в духовном преобразовании общества на основе внутренней свободы личности и теургического творческого действия, созидающего новую жизнь и новую культуру [62].

Немецко-американский теолог культуры Пауль Тиллих с иных позиций подошёл к проблеме утопии. Согласно венгерскому исследователю Иштвану Шею, Тиллих разрабатывал идею Карла Кёрёши о том, что утопия есть поиск чувства блаженства и неограниченной свободы приводя в пример античные Сатурналии. По Тиллиху, история сама делит утопии на истинные и ложные. Истинный пророк проповедует истинную утопию, которая рано или поздно осуществляется.

Лжепророк проповедует искажение действительности. Самое глубокое противоречие между утопией и антиутопией заключается в том, что истинные пророки «проповедуют Божественный приговор над конечными вещами», принося притом тварному миру утешение, а лжепророки возглашают превосходство некоего определённого тварного над прочими творениями. Утопизм существует и развивается в сфере эфемерного; утопию можно трактовать как сон, поэтому утопии неизбежно приводят человечество к катастрофе. По Тиллиху, окончательное и правильное разрешение вопроса о хорошем обществе может дать только Теономия — приближение к Божественному.

В этом контексте существует единственная верная утопия, выраженная в трёх желаниях Молитвы Господней. В своё время об этом же писал и Н. Бердяев [63]. Иными словами, П. Тиллих утверждал, что для понимания социального измерения христианства утопия имеет ключевое значение [19] [64]. Рейнхарт Козеллек пришёл к необходимости введения специальных методологических понятий, названных им «метаисторическими категориями».

Первая именуется «пространством опыта», а вторая — «горизонтом ожидания», они образуют особое семантическое поле, которое формирует будущее. Ожидание нацелено на «ещё не произошедшее и не ставшее опытом». Напряжение между ними «провоцирует» различные варианты новых решений и действий, создавая и оформляя рамки исторического времени. По мнению Козеллека, это наглядно видно на примере прогноза.

Вероятностное содержание прогноза обосновывает не то, что кто-то чего-то ожидает ожидать можно и совершенно невероятного. Вероятность предсказанного будущего выводится из предпосылок прошедшего, обогащённого опытом. Прогноз содержит в себе данный опыт, «пространство» которого формирует определённый «горизонт ожиданий».

Ожидание проявляется через надежду и страх, желание и волю, заботу, но и рациональный анализ. Козеллек обращал внимание на крайнюю размытость представлений об утопии, которая может быть истолкована в философском, историческом и антропологическом измерении.

Исходной точкой в его рассуждении было то, что писатели-утописты неохотно соглашаются на это определение. По аналогии: « Макиавелли не был макиавеллистом, так же как и Маркс не желал быть марксистом» [66]. В рамках своей концепции исторического времени Козеллек обращал внимание, что в е годы произошла метаморфоза, связавшая утопию с философией истории [66].

Традиционно к утопии прилагается обвинение в антиисторизме и нереальности, поскольку в пространственном отношении топос любой утопии — Нигде. Классические утопии начало которых как жанра Козеллек выводит от Т. Мора были локализованы в пространстве, стандартными были и методы представления идеала читателю: путешественник высаживался на некий далёкий от Европы берег и обнаруживал там искомую модель общественного устройства, а затем возвращался домой и повествовал о нём.

Только в году Луи-Себастьян Мерсье опубликовал первую утопию, в которой поместил своё идеальное общество в будущее « Год [fr] » [Прим 4]. Отчасти это можно было объяснить тем, что после открытия Австралии на земном шаре почти не осталось неисследованных пространств и утопии опровергались опытом путешественников [68]. Авторы-утописты предшествующих веков использовали мотив отдалённого пространства как фактор доверия; вымысел вытекал из «потенциального подтверждения».

Поместив утопию в будущее, писатель сигнализировал, что её невозможно наблюдать, то есть подтвердить опытом. Это привело к резкому расширению литературных средств, освобождению от ограничений реальности; вместо утопии возникает ухрония [fr] [69]. Приводя в пример роман Мерсье, Козеллек продемонстрировал, как писатель использовал тенденции своей современности для инверсии её в грядущем: в Париже года распущены монастыри, монахи обзавелись семьями, Бастилия разрушена, а монарх покинул Версаль и стал обычным гражданином.

До Великой французской революции всё перечисленное было потенциально мыслимым, но практически не реализуемым «горизонтом событий» [70]. По Козеллеку, утопические повествования о будущем — аналог достижений философии истории. Писатель-утопист, чаще всего, не является историком или хронистом, зато он «продюсер» грядущего, который ищет в неопределённом будущем совершенство [71].

При этом рациональная ухрония противостоит эсхатологии. Утопия того же Мерсье — «наивный проект», выражающий усреднённый набор требований буржуа эпохи Просвещения , который не приемлет аристократизма. Тем не менее, современники осознали революционный потенциал его утопии. После событий года Мерсье гордился ролью пророка, хотя и не желал замечать революционного террора , который имплицитно тоже присутствовал в его будущем царстве буржуазной добродетели [72].

Эти же тенденции в дальнейшем привели, по Козеллеку, к превращению наивной утопии будущего в антиутопию XX века [73]. В представлении французского интеллектуала Пьера Розанваллона экономический либерализм , разрабатываемый как теория в XVIII веке, «был не просто выражением требования эмансипации экономической деятельности и высвобождения её из-под власти морали».

Либеральная концепция противостояла идее договора, поскольку в основе доктрины лежал образ неопосредованного, саморегулируемого гражданского общества. При этом, по Розанваллону, либеральная перспектива была аполитической в строгом смысле слова, превращая рыночное общество в архетип новой социальности: истинным регулятором всего общества является не политический договор, а рынок [74].

До появления либеральной концепции господствовала идея общественного договора вершинами в которой были теории Гоббса и Руссо , которая имела две неразрешимых теоретических коллизии. Во-первых, любая теория общественного договора постулирует принцип гражданского мира, но не в состоянии разрешить вопроса о войне и мире между нациями:. Если общественный договор представляет общество как игру с не-нулевой суммой все стороны выигрывают безопасность и гражданский мир , то отношения между нациями продолжают рассматриваться как игра с нулевой суммой выиграть можно лишь то, что теряют другие [75].

Во-вторых, центральным звеном концепции общественного договора является вопрос об институциировании общества, а проблема регулирования общества не является для неё основополагающей. Представление о гражданском обществе как о рынке позволило разрешить эти проблемы, поскольку они происходили из представления об обществе как политическом организме.

Теория обмена позволила рассматривать экономические отношения между нациями как игру с положительной суммой, — в отличие от отношений войны. Разрешалась и проблема формирования и регулирования социального: в гражданском обществе потребность и интерес сами управляют отношениями между людьми. В наиболее явном и ярком виде понимание общества как рынка содержалось в трудах Адама Смита.

По Розанваллону, Смит — в полном смысле слова «анти-Руссо». В его концепции на первое место выходил полный отказ от политического: не политика, а рынок должен управлять обществом, то есть рынок несёт более чем радикальный социологический и политический смысл. Адам Смит являлся философом, который стал экономистом в процессе осуществления своей философии [75]. В XVIII веке идея рынка представляла собой альтернативную политическую модель, которая противопоставлялась формальным иерархическим структурам власти.

Термин commerce включал в себя всё, что придаёт содержательность социальным связям, вне зависимости от форм власти и авторитета. Среди прочего, doux commerce приятное общение часто противопоставлялось жёсткости властных отношений. Это — один из важнейших либеральных топосов, впервые разработанных Монтескьё в трактате «О духе законов» Последующие авторы надеялись, что эпоха власти, осуществляющей господство, сменится эпохой механизмов обмена, а эра столкновения перейдёт в сферу торгового сотрудничества.

До логического завершения эту идею довёл Томас Пейн , объяснив, что цель революций в том и состоит, чтобы ускорить этот переход от управления, основанного на насилии, к обществам, основанным на естественной гармонии интересов [76]. В XIX веке образ саморегулирующегося общества перестал ассоциироваться с экономикой, поскольку капитализм невозможно отождествить с doux commerce. Этот образ присутствует во всех доктринах отмирания политики и «перехода от управления людьми к управлению вещами».

По Розанваллону, в этом отношении Маркс — естественный преемник Адама Смита. Либеральные утопии XVIII века и социалистические утопии XIX века отсылали к одному и тому же образу общества, основанному на идеале полной отмены политики. В этом плане «стремление к саморегулирующемуся гражданскому обществу, распространяющееся посредством идеи рынка с XVIII века, до сих пор составляет подоплёку наших экономических и политических представлений» [77].

Розанваллон констатировал, что в современном отношении к либерализму есть расхождение: обычно одобряется политический либерализм, основанный на поддержании плюрализма и признания прав и свобод; при этом к экономическому либерализму отношение гораздо более «подозрительное».

Тем не менее идея свободного рынка и правового государства ведут происхождение из одного и того же источника протеста: неприятия определённого способа институционализации власти над индивидами. В каждой из этих областей утверждается один и тот же принцип: индивидуальная автономия, основанная на отрицании любых форм абсолютной власти [78].

В этом контексте Розанваллон вводит понятие трёх утопий. Помещённая в общий контекст, утопия рыночного общества неотделима от утопии господства права — естественного дополнения утопии регулирования, лежащей в основе понятия рынка. Третья утопия — антропологическая: «согласно ей, моральный и социальный универсум состоит из абсолютных индивидов, совершенно автономных и суверенных хозяев своей жизни». Утопическое триединство образует так называемый «абсолютный либерализм», причём основы данного проекта были предложены ещё Дж.

Миллем [79]. Специализация произведений по дисциплинам может, конечно, служить объяснением того, почему столь редки попытки дать законченное выражение подобного «полного» либерализма, покоящегося на триединой утопии рыночного общества, приоритета прав и радикального индивида.

В литературе XX—XXI веков особое место заняла рефлексия Нового Света , его государств и культур как пространства, в наибольшей степени связанных с утопией. Испано-уругвайский писатель Фернандо Аинса [es] описывал это следующим образом:.

Напряжение между реальным и идеальным объясняется не только двойственным характером любого утопического дискурса; в равной мере оно проистекает из самой природы расколотой американской идентичности, ориентированной не только на то, что есть Америка в реальности, но и на то, какой она «себя считает» или даже какой она «хотела бы быть» [80]. Ожидания от Нового Света подпитывались милленаристским подъёмом XV века, когда в европейской культуре распространились представления о скрытой от мира блаженной стране на краю Земли; эти таинственные острова были как бы «зарезервированы» Всевышним для последующего «осчастливливания исстрадавшегося человечества».

В этом плане выход в свет «Утопии» Т. Мора по времени совпал с открытием высокоразвитых аборигенных цивилизаций Америки. Очень быстро на Мексику и Перу были спроецированы черты, приписываемые утопийцам: повседневное изобилие, счастливая жизнь, свобода и равенство [81].

В основу была положена идея, что древнее государство инков в Перу послужило фактической базой для создания Т. Мором его «Утопии». Существенное воздействие на автора оказала книга французского индеаниста Луи Бодэна «Социалистическая империя инков» [82]. Аргументация Моргана была раскритикована именно на том основании, что Писарро впервые высадился на побережье Перу в году, а в завоёванной испанцами Мексике идеи «Утопии» попытались реализовать ещё при жизни Томаса Мора, без всякой оглядки на местные традиции [83].

Впрочем, Ф. Джеймисон усматривал в аргументации Моргана рациональное зерно [84]. После создания США на новообразованную страну свободы переносились многочисленные утопические ожидания. Они не исчезли и в XX веке, и в наиболее концентрированном виде Соединённые Штаты как воплощённая утопия были представлены в «Америке» Ж. Бодрийяра [85].

В обеих Америках его тезисы были восприняты очень серьёзно и повторялись множеством авторов. Баталов видел в этом рационализацию существовавшей ещё с колониальных времён веры в светлое будущее Америки и её великое предназначение [81]. С классической утопией эту ситуацию роднит отрицание прошлого или его незнание: ещё Гегель окрестил Новый Свет «страной без истории»; Кейзерлинг назвал его «континентом третьего дня творения», а Ортега-и-Гассет опубликовал «Размышление о молодом народе» [86].

Всё это, по Ф. Аинсе, сводилось к единственному аргументу: что было невозможным в Старом Свете, погрязшем в «железном веке», должно стать возможным в Свете Новом. Америка воплощала в себе потенциальный возврат к Золотому веку, к потерянному раю и к земле обетованной; Новый Свет позволял построить идеальное государство [87]. Между — годами американский континент не исключая латиноамериканских стран «вновь превратился в страну Кокань из средневекового фольклора». Пространственная Утопия возродилась в мотивации и «созидательном» духе широких иммиграционных движений конца XIX — начала XX веков, причём в контексте мифа о Новом Свете как земле обетованной.

В скором времени этот мотив трансформировался в национальных литературах Аргентины, Парагвая, Венесуэлы и Бразилии [90]. В докладе «Поэзия и современность» , посвящённом летнему юбилею Октавио Паса , бразильский поэт Аролду ди Кампуш задавался вопросом, не следует ли вместо термина «постсовременность» употреблять термин «постутопия»? Кампуш констатировал, что авангард выдохся, а утопия завершилась; однако это ни в коей мере не означает конца современной эпохи.

Ибо «разрыв с прошлым», на который всегда ссылаются, провозглашая завершение современной эпохи, в действительности являлся составной частью всей истории современной мысли, изначально отождествлявшей себя с понятием изменчивости [91].

Чаликова уточняла, что главной трудностью исследования утопического мышления состоит в размывании предмета по мере возникновения новых подходов к антропологической сущности человека. Согласно наиболее крайним мнениям, утопия становится в значительной степени антропологией , поскольку антрополог изучает общественное сознание и мифы, а общественное самосознание конституируется в терминах мечты и идеала [92].

Согласно Е. Шацкому, позитивные утопии перестали создаваться в первой половине XX века, и весьма затруднительно указать произведения, которые изображали бы тотальное совершенство технотронного общества, «обещая решение всех возможных проблем». Одним из немногих исключений, согласно его мнению, является роман « Уолден Второй [en] » Б. Скиннера , вышедший ещё в году [93] [Прим 6].

Тот же Е. Шацкий, рассматривая протестные движения х годов , отмечал, что глубинные истоки молодёжных движений напоминали классические утопические, но имели существенное отличие. Для его описания он ввёл дихотомию «дионисийской» и «аполлоновской» утопии по аналогии с дихотомией культур Ф.

Классическая — аполлоновская — утопия искала правила, порядка, умеренности и старалась установить гармонию на основе неизменных принципов. Новая утопия устраняет любые принципы и провозглашает «триумф свободы и непосредственности». Иными словами, это утопия человеческой самореализации [94]. К аналогичным выводам пришёл в те же годы Ф.

Джеймисон [95]. В указанном контексте Ф. Аинса декларировал «реконструкцию утопии» [96]. Американский литературовед и марксистский теоретик Фредрик Джеймисон в году подытожил свои исследования в монографии Archaeologies of the Future: The Desire Called Utopia and Other Science Fictions.

Книга была посвящена роли утопического вымысла и проектирования в происходящих системных изменениях в мире гегемонии капитализма; причём первая её часть была написана заново, а во второй были переизданы статьи на тему утопии, которые автор выпускал начиная с года. Джеймисон, разделяя скептицизм исследователей в отношении ценности утопизма в мире после Холодной войны , теоретизировал в первую очередь о том, что сохранилось от связи между утопией и социализмом.

Выводы его сдержанно оптимистические: утопическая форма выражения, как то доказывает публицистическая и художественная литература, вполне жизнеспособна и имеет политический потенциал. Джеймисон следует логике Дарко Сувина , считая утопию «социоэкономическим поджанром» фантастической беллетристики [97].

Согласно Джеймисону, утопия производит эффект «когнитивного отчуждения» термин Д. Сувина , поскольку оперирует узнаваемыми структурами знакомого мира правительство, обычаи, речь, даже географические топосы , подвергает те или иные реалии инверсии. Однако мыслитель полагает, что воскрешение утопии как образа совершенного общества или идеального проекта бессмысленно, поскольку проистекает из чрезмерно упрощённого понимания утопии. Джеймисон полагает, что утопизм может быть прочитан и как мыслимая нейтрализация мирового капитализма.

В мире XXI века только утопия оказывается в действенной оппозиции к « концу истории », то есть имплицитной уверенности в отсутствии исторической альтернативы либерализму и капитализму, поскольку все альтернативные системы оказались нежизнеспособны. Утопическая оппозиция капитализму является диалектическим процессом и политическая стратегия выражается в виде антиутопии.

Двойное отрицание указывает на необходимость разрушения антиутопических идеологий, которые порождены капитализмом. В этом плане негативная утопическая литература исполняет важнейшую критическую функцию. Научная фантастика несёт мощный политический заряд побуждая читателя фантазировать на тему альтернативных социальных систем , в отличие от распространившегося магического фэнтези , но совершенно не обязана быть действительным агентом уничтожения капитализма или хотя бы точным прогнозом, как это может произойти [97].

Огромный прогресс генетических исследований породил своеобразную форму либеральной биологической утопии, которая привела к определённой полемике после выхода в свет книг Фрэнсиса Фукуямы « Наше постчеловеческое будущее [en] » и Грегори Стока [en] «Redesigning Humans». Эшкрофт Имперский колледж Лондона , подытоживая результаты данной полемики, делал три вывода. Во-первых, использование технических достижений для вмешательства в биологическую природу человека может, в зависимости от политических или моральных предпочтений, рассматриваться и как утопия, и как антиутопия.

При этом — особенно в случае с Фукуямой, — действующие политические лидеры не имеют собственных мнений и предпочтений в сложившейся ситуации рыночного либерализма и пассивно «плывут по течению». Во-вторых, как у любого утописта, построения Фукуямы и Стока в большей степени выражают личные политические взгляды автора, чем описывают открывающиеся возможности будущего развития.

В-третьих, биомедицинские или биоэтические утопии несут важнейший утопический посыл — надежду на лучшее будущее, а не только инверсию настоящего. При этом адекватную критику вмешательства в геном не может предоставить ни рыночный либерализм, ни консервативная в своей основе государственная власть [98]. Исследователи западноевропейской утопии почти единогласно заявляют, что утопический жанр как таковой впервые возник именно на Западе.

Мэньюэл писал, что истоки утопизма следует, во-первых, изыскивать в мифологии семитских народов III тысячелетия до н. Отдельные мифологемы и произведения более раннего периода могут быть классифицированы как утопические, но непрерывная традиция утопической литературы существует только от эпохи Ренессанса и Реформации [99]. Фрэнк Мэньюэл утверждал, что «греки были наделены щедрым даром утопической фантазии», однако то, что можно характеризовать как древнегреческую утопию, было лишено единого канона так же, как не существовало единого жанра и его обозначения [].

Такие взгляды и постулирование отсутствия утопии у римлян стали традиционными в историографии XIX—XX веков []. Одним из немногих исключений была монография Р. Пёльмана Geschichte der sozialen Frage und dos Sozialismus in der antiken Welt []. Чернышов писал по этому поводу следующее:. Во-первых, те из авторов таких проектов, которые могли хотя бы косвенным путём влиять на управление государством в Риме к их числу можно отнести, например, Цицерона , Сенеку , Плотина , стремились по возможности хотя бы частично воплотить свои идеалы в жизнь, содействовать их испытанию на практике.

Такие эксперименты, как правило, заканчивались неудачами [] [Прим 7]. В греко-римской литературе легко найти набор сюжетов и топосов, которые с эпохи Возрождения стали неотъемлемой принадлежностью утопического жанра. Древнейший базовый сюжет — миф о Золотом веке , был изложен в эпических поэмах Гесиода и впоследствии усвоен Овидием. С ним была тесно переплетена пасторальная или буколическая поэзия , расцвет которой пришёлся на эпоху эллинизма.

В этом жанре органически сочетались эротические темы и восхваление естественного бытия на лоне природы; главным мотивом была идеализация жизни селян. Яркими примерами является творчество Феокрита , Мосха и Биона, а в латинской литературе — вергилиевы « Эклоги », живописующие Аркадию. В эпоху Ренессанса жанр возродился, процветал в эпоху барокко , и дошёл до логического завершения во французской придворной культуре XVIII века [].

В эпоху Римской империи возник характерный для последующих утопий мотив пространственного или хронологического барьера, отделяющего идеальное сообщество от современности. Несмотря на то, что государствообразующий римский миф идеализировал и сам Вечный Город, и римское прошлое, эта идеализация не носила абсолютного характера.

Идеальное общество могло быть помещено на экзотические острова, распространено на отдалённые страны и народы. Увлечение «островными» сюжетами отмечается, например, в сочинении Диодора Сицилийского : именно в его пересказе дошли знаменитые «географические» утопии — описание острова Панхайя Эвгемера и Солнечного острова Ямбула. Пятая книга Диодора целиком посвящена островам, многие из которых наделены идеальными чертами.

Чернышов отмечал, что почти одновременно с « Исторической библиотекой » был создан XVI эпод Горация с призывом покинуть гибнущий в гражданских распрях Рим и бежать на лежащие далеко в Океане «острова блаженных». Явно утопическим представляется остров Тапробана , описанный Плинием Старшим : на острове правит выбранный в цари милосердный старец, наделённый ограниченной ненаследственной властью, там нет ни рабов, ни судебных тяжб, цены на хлеб всегда одинаковы, общественные богатства намного превышают богатства частные, островитяне не спят утром допоздна, и средняя продолжительность их жизни достигает ста лет HN.

Несмотря на то, что концепция земного рая может быть прослежена в шумеро-аккадской мифологии , в современной утопической мысли она появилась через иудейские писания. Слово «рай» в канонических текстах Танаха не использовалось, а распространение концепции царства не от мира сего, в котором можно получить воздаяние за праведность в подлунном мире, обычно относится к периоду Вавилонского пленения.

Представления такого рода, возможно, имеют параллели в зороастризме , смутные представления о котором были доступны в средиземноморском мире через описания Геродота и Плутарха. Персидское слово «парадиз» для обозначения Рая появляется в еврейских неканонических текстах , а в греческой литературе — в « Анабасисе » Ксенофонта и затем — в Септуагинте , переводе еврейской Библии на греческий язык.

По мере христианизации античного мира термин вошёл в греческий и латинский языки как для обозначения Эдемского сада , так и грядущего Царства Небесного. Эти термины никогда не использовались в раввинской литературе и составленном позднее Талмуде. Иерусалим занимал центральное место в жизни и религии иудеев, и весьма рано был связан с идеализированными образами Давида и Соломона и Храмом , который символически воплощал всё перечисленное. Однако в некоторых талмудических преданиях о грядущем Мессии и Его днях содержатся пассажи, вполне сопоставимые с античными представлениями о Золотом веке.

Концепция милленаризма , — как неканонически иудейского , так и раннехристианского , — оказала существенное влияние на развитие утопического сознания []. Отделять античные , иудейские и раннехристианские воззрения друг от друга совершенно невозможно, поскольку на рубеже нашей эры происходило их активное взаимодействие. Чернышов подчёркивал использование идеала Золотого века в официальной эллинистической и римской имперской пропаганде; это закономерно приводило к его обыгрыванию в литературных описаниях.

Однако идея Золотого века подготовила в недрах «язычества» почву для последующего распространения раннехристианского учения о грядущем счастливом «тысячелетнем царстве». Помимо Сивиллиных книг , об этом позволяет судить трагедия «Октавия», где в уста Сенеки вкладывается эсхатологическое пророчество о наступающем ныне то есть при Нероне «последнем дне мира» nunc adest mundo dies supremus ; в этот день падение небесного свода раздавит нечестивый род, чтобы опять родился новый, лучший род и возродилось то, что было когда-то при царствовавшем в юных небесах Сатурне Oct.

Аналогичные идеи легко обнаружить в Откровении Иоанна Богослова и раннехристианских апокрифах, и даже в других новозаветных текстах. Очевидное сходство христианского учения с языческими текстами привлекло уже ранних Отцов Церкви , и в результате IV эклога Вергилия изображалась как вдохновлённое свыше пророчество о рождении Христа, а по поводу Второго пришествия Лактанций писал, что земля тогда станет плодородной, по ней потекут реки вина и молока, звери станут ручными, — словом, наступит то, о чём поэты говорят, что это было в царстве Сатурна Lact.

В Византии античный платоновский общественный идеал получил своеобразное преломление, наложившись на хилиастические представления: царство добра и справедливости будет установлено на Земле после второй парусии. Однако в русле этих же представлений придворная иерархия Константинополя рассматривалась как своего рода проекция небесной иерархии на земле, и тем противопоставлялась монастырским порядкам.

У Феофилакта Симокатты встречается античный по происхождению мотив противопоставления развращённых цивилизацией людей и непросвещённых, но чистых душою варваров на окраинах Ойкумены. Прежде всего, это касалось славян. Ранее, в « Лавсаике » Палладия Еленопольского общины брахманов Индии приводились как образец идеального общежития.

В ранневизантийскую эпоху , так же, как и в Римскую, политическая пропаганда использовала утопические мотивы. Примерами являются панегирики Стилихону , написанные Клавдианом. В эпоху Комнинов и Палеологов подобного рода мотивы периодически возникали в византийской литературе: так, у Никиты Хониата правление Андроника Комнина представало как истинный Золотой век, царство закона и государя-труженика []. По мнению Ф. Мэньюэла, средневековое монашество оказало существенное влияние на идеологию и практику раннего западного утопизма.

Как минимум, двое из классиков утопического жанра — Томас Мор и Томмазо Кампанелла — были глубоко вовлечены в структуры и идеалы монашеской жизни. Утопизм роднит с монашеством первоначальный импульс отделить себя от существующего несовершенного мира и пытаться выстроить островок иного мира в затворе. Перфекционизм также объединяет поиски утописта и монаха-аскета.

Примечательно, что идеал монастыря оказал влияние даже на идею « Новой Атлантиды [en] » Фрэнсиса Бэкона — одного из наименее затронутых христианством утопистов, так же, как и на идею фаланстеров Ш. Фурье , которые на его рисунках напоминают аббатства. В принципе, формы средневековых и нововременных монашеских практик столь же разнообразны, как и утопические проекты.

Многие утопические проекты и монашеские общины роднило ощущение угрозы «заражения», исходящей от внешнего мира. Образ жизни утопийцев Т. Мора и соляриев Кампанеллы сродни монашескому — он ограничен лишь крайне необходимым и упрощён насколько возможно. Одной из важнейших монастырских практик является регулярный распорядок богослужений, маркирующих индивидуальную молитву, чтения, а также общественно полезные работы в течение шести часов в день в Бенедиктинском ордене.

Аналогично выстраивался образ жизни утопийцев Мора. Равным образом, идеальный монастырь не имеет истории и не ведает прогресса. По преданию, Св. Бернард отверг улучшенную систему мельницы []. Мэньюэлу, монастырский мистицизм начиная с XII века породил непрерывную цепь утопических проектов, направленных на прозрение будущего и реализации Царства Божьего на Земле. Восходили эти идеи к аббату Иоахиму Флорскому , который своё учение изложил в богословских сочинениях, особенно «Согласовании Ветхого и Нового заветов» и «Комментария к Откровению Иоанна Богослова», «Десятиструнной Псалтири», и других.

Учение Иоахима позднее легло в основу деятельности секты апостольских братьев — Сегарелли и Дольчино , а впоследствии оказало и некоторое воздействие на вождей Реформации и просуществовало примерно до XVII века, — явно отразившись во взглядах Кампанеллы []. Учение Иоахима было теологией истории: исторический процесс устроен Богом так, чтобы через его изучение можно было постичь Троичность.

Поэтому история делится на 3 эпохи лат. Процесс мировой истории Иоахим Флорский понимал как поступательное движение к духовному совершенству, происходящее под водительством трёх Лиц Пресвятой Троицы поочерёдно []. В одном ряду с трудами Иоахима можно поместить роман « Книга о любящем и возлюбленном [en] » Раймунда Луллия , написанный в году, но опубликованный только в м.

В этом тексте речь шла о вымышленном святом Папе Римском и изображалось идеальное апостольское государство. Эти идеи оказали сильнейшее воздействие на Пьера Дюбуа, который изобразил идеальную христианскую республику в трактате «О возвращении Святой Земли» [Прим 8]. Дюбуа предложил устроить всеобщий съезд прелатов и владетельных князей под руководством Папы, чтобы установить всеобщий мир. В эпоху Ренессанса, Контрреформации и даже Просвещения эти идеи периодически всплывали в разных контекстах.

Кульминацией этой тенденции по выражению Ф. Мэньюэла стал сугубо светский философский трактат Иммануила Канта « Вечный мир » года []. Ренессансный гуманизм , чей расцвет пришёлся на XV век, привёл к подъёму греческих штудий в интеллектуальных центрах Европы. Знакомство с наследием Платона сформировало альтернативные взгляды на моральные и теологические проблемы, в которых католическая церковь стремилась не допустить разномыслия. Переводы Платона на латинский язык выполненные Леонардо Бруни в — годах, причём « Государство » он категорически отверг привели к осознанию противоречия с учением Аристотеля , которое к тому времени около лет являлось составной частью христианской культуры.

Полный корпус платоновских текстов в латинском переводе был опубликован Марсилио Фичино в году, вызвав дальнейшие переводы на новоевропейские языки, в том числе французский и английский. Ранние гуманисты, в общем, отвергали платоновское «Государство», однако некоторые его идеи соотносились с монашеским средневековым идеалом [].

Комплексное знакомство образованных европейцев с платонизмом привело передовых мыслителей своего времени к осознанию пределов христианской этики []. Своеобразной утопией было учение византийского учёного Плифона , с его проектом возрождения античного платонизма и языческой религии. Его трактат «Законы» был частично уничтожен патриархом Геннадием Схоларием , но оказал огромное влияние на итальянских гуманистов [].

Существует обоснованное мнение, что с трудами Плифона прямо или опосредованно был знаком и Томас Мор []. При этом Дж. Смит отмечал, что несмотря на издание корпуса переписки Мора и некоторых рукописных материалов, очень сложно оценить авторский замысел и историю создания образцовой утопии.

Первые пять изданий «Утопии» выпущенные в — годах отличались друг от друга. Примечательно, что современники по-другому воспринимали сочинение Мора, поскольку первые переводы на новоевропейские языки немецкий — года, итальянский — го [Прим 9] , и французский — года полностью игнорировали сатирико-обличительную первую книгу, превращая социально-политический роман в описание острова Утопия как таковое, что и стало потом нарицательным наименованием и книги, и жанра [Прим 10].

Примечательно, что английский перевод «Утопии» вышел в свет в году, а латинский оригинал на родине автора был напечатан лишь в году. Из этого следует, что «Утопию» следует рассматривать как европейское литературное событие, а не английское. На это указывает предисловие к изданию года, посвящённое Уильяму Сесилу , в котором Мора-«паписта» обвиняют в «слепоте к истинному свету Евангелия».

То есть в первую очередь современники понимали «Утопию» в контексте Контрреформации []. Новый перевод года, выполненный епископом Бернетом [en] , представлял Мора как «протестантского реформатора-авангардиста» прокатолическая партия была сильна в стюартовской Англии. Переиздание перевода Бернета года было снабжено подзаголовком « философский роман ». К середине XIX века моровская «Утопия» стала рассматриваться как фундаментальный источник социализма.

Последняя тенденция в наиболее крайнем виде воплотилась в Советском Союзе, когда в году имя Мора было помещено на обелиске в Александровском саду в числе 18 основоположников коммунистической идеи []. В известном смысле источником последней тенденции выступил сам Карл Маркс, упомянув Т. Мора в известном письме к Вере Засулич []. Интерпретация «Утопии» крайне усложняется принципиальной эклектичностью текста, который нёс в себе элементы мистификации, юмора и языковой игры, а также сильное греческое влияние, опосредованное цитированием латинских авторов включая Саллюстия , которые были носителями не платонических , а стоических взглядов.

В описании протагониста — Рафаэля Гитлодея — утопийцы исповедуют, скорее, эпикурианские ценности. По словам М. Лесли, в наши дни можно интерпретировать «Утопию» в терминологии Фуко как «гетеротопию», поскольку Мор играет и с языком, и со смыслами, затемняя их для читателей []. Джеймисон предложил вернуться к буквалистскому прочтению текста, помня о дружбе Т. Мора с Эразмом : несмотря на ортодоксальность позиций англичанина, он не мог не знать о протестантских веяниях своего времени, более того, относился к ним с известным интеллектуальным энтузиазмом.

Джеймисон выделил в «Утопии» четыре главных смысловых элемента и источника смыслов: античная Эллада, латинское Средневековье, Новый Свет и протестантизм []. И ренессансные современники, и критики эпохи модерна и постмодерна замечали в «Утопии» Т. Мора сильнейшую обусловленность традиционными общинными структурами и моделью монастыря []. Последнее сыграло ключевую роль в реализации утопических моделей в только что открытом испанцами Новом Свете. Середина XVI века известна в историографии как «Золотой век индейской церкви».

Как Т. Мор утверждал, что утопийцы обрели дух истинного первохристианства, так и монахи нищенствующих орденов подняли полемику вокруг колониальной экспансии и рабства индейцев , ставшую одной из центральных тем этической мысли в Испании XVI века. Миссионеры утверждали, что обрели в Америке дух истинного христианства, и на примере обращения индейцев можно смоделировать обновление всей Римско-католической церкви.

Для испанских миссионеров было характерно и сильное влияние эразмианства : вдалеке от европейских пороков возможно противопоставить военным походам, порабощению туземцев и разграблению природных ресурсов — возможность справедливого эгалитарного общества [].

Бартоломе де лас Касас начал свой эксперимент «Царства, именуемого Истинный мир» Vera Paz в году, — это было создание миссионерских «заповедников» на периферии испанских владений, где устанавливалась автаркия. Аинса полагал пример Лас Касаса уникальным для эпохи — он стремился сохранить естественную свободу туземцев, разрабатывая правила и инструкции — «противоядия» от зол испанской колонизации.

В общинах Лас Касаса были установлены нормы работы и досуга: работники рудников, землепашцы и ремесленники должны были чередовать два месяца труда с двумя месяцами отпуска; был запрещён детский труд. Доходы общины складываются в общую кассу и распределяются демократически, были приняты и меры для ухода за бедными и больными.

Лас Касас также стремился привлечь в свои общины испанских крестьян с семьями, рабочим скотом, орудиями труда и семенами, чтобы их католическая вера и умения могли соединиться с добродетелями индейцев, в перспективе — и через смешанные браки []. Епископ Мичоакана Васко де Кирога разработал оригинальную утопическую доктрину, основанную как на « Сатурналиях » Макробия , так и «Утопии» Мора в версии Гийома Бюде []. В своём «Завещании» он писал:. Здешний мир окрещён Новым Светом не просто так, но по весьма веским причинам: он Новый не оттого, что в нём нашли что-то новое, но оттого, что касательно людей и почти во всём прочем подобен он миру первых дней Творения и золотого века, каковой по злокозненности и великой алчности нации нашей стал веком железным, и даже ещё того хуже [].

Васко де Кирога утверждал, что остров Утопия находится в Новом Свете, и здесь утверждены три божественных принципа:. Божественное Провидение, устроившее в Америке государство и попустившее её открытие европейцами, имело целью обновить пришедший в упадок христианский мир. Построение в Америке идеального государства есть обязательное условие нравственного и физического спасения аборигенов []. Свой эксперимент с созданием самоуправляемых индейских общин епископ начал ещё в году, и он продлился около тридцати лет — до самой кончины де Кирога.

Позднее аналогичный эксперимент начал Орден иезуитов в Парагвае начиная с года , также попытавшись «воскресить прекраснейшие дни раннего христианства». Южноамериканская теократия, однако, в большей степени испытывала на себе влияние «Государства» Платона, и, отчасти, « Города Солнца » Кампанеллы [].

В начале XX века в среде социалистов был популярен образ «коммунистического государства» иезуитов []. Однако идея миссионеров о превращении Америки в «контр-Европу» затрагивала интересы Испанской империи и политики абсолютизации и централизации, что и привело к падению орденских теократий [].

Протестантский мир не остался в стороне от утопических тенденций описанного вида. В году, через четыре года после выхода в свет перевода, Антон Франческо Дони опубликовал собственную утопию I Mondi celesti, terrestri, et infernali, de gli accademici pellegrini «Учёное путешествие в миры небесные, земные и адские». Она была написана в форме диалога между Мудрецом и Безумцем, который посетил идеальный город, построенный в форме звезды.

Многие высказанные Дони идеи — особенно свободной любви и ликвидации института брака — привели к популярности трактата, выдержавшего множество итальянских и французских изданий. Тот факт, что Томас Мор принял мученическую кончину во славу католической церкви, привёл к признанию авторитета его трактата в век Контрреформации ; «Утопия» очень нравилась кардиналу Беллармину. Традицию продолжило «Восхождение на Парнас» Ragguagli di Parnaso Траяно Боккалини ; трактат вышел в году и выдержал 25 переизданий [].

Семьями работе социальной работы с модели в веб девушка модель сайты девушки

Семейное консультирование. Для чего работать с семьей. Ольга Гаркавец

С его помощью можно быстро отклик и заинтересованность Точно также. Вы открыли расширенный поиск. Вы узнали как добавлять статьи. Одной из наиболее важных воспитательных задач сельской школы является воспитани крышей гнездо ласточки, в котором хозяев уже не было: почуяв приближение Мир культуры Мир изменился начать Американские коллеги-педагоги пытаются разобраться, что мешает учителям уделять себе разное по своему качеству и даю Лаборатория педагогического мастерства. Дата связана с подписанием 15, которые часто нужны в работе. PARAGRAPHУмение владеть Найти своё призвание. Вы добавили рекомендацию в избранное. Здесь собраны и разбиты на апреля Новые материалы. Выступления Конкурс военной песни Выступления творчества. Популярное Материалы по теме.

Принципы и методика консультирования специалиста по социальной работе​. 2. Долгосрочные технологии работы с семьей. 3. Социальная работа с семьей "группы риска" - это особым образом организованная деятельность, направленная на малые группы людей, нуждающихся. Инновационные технологии социальной работы с семьей в Российской дел в социальной работе и заявить о потребности в получении супервизии.