девушка модель психолого педагогической работы

вебкам ижевск

Готовое резюме. Карьерная консультация. Статистика по вакансии. Автоподнятие резюме.

Девушка модель психолого педагогической работы работа онлайн михайловка

Девушка модель психолого педагогической работы

Различные подходы к организации подготовки современного специалиста рассматриваются в трудах А. Беляевой, К. Бондаревской, А. ГЪ Тряпицыной, Е. Шиянова и др. Положения о ведущей роли деятельности как источнике формирования личности раскрыты в работах Л. И; Божович, Л. Выготского, П. Гальперина, А. Леонтьева, Б. Ломова, А. В трудах зарубежных психологов и педагогов: Э. Берна, Р; Бернса, У. Глассера, 3.

Фрейда, Э. Эриксона, К. Юнга и др. Значительный вклад в разработку психолого-педагогического направления проблемы внесли крупные отечественные психологи и педагоги Е. Бондаревская, Б. Вульфов, Л. Выготский, В. Кан-Калик, И. Лернер, А. Леонтьев, Л. Новикова, С. Рубинштейн, В. Сластенин, Н. Щуркова и др. Принятая Правительством Российской Федерации Концепция модернизации российского образования на период до г.

Особенностью развития новой системы сопровождения является необходимость решения: задач сопровождения учащегося в условиях модернизации образования, изменений в его структуре и содержании. Необходимость реформирования профессионального образования обусловлена такими социально-экономическими, психолого-педагогическими и профессионально-техническими требованиями к специалисту как: его конкурентоспособность; способность к саморазвитию, переучиванию в течение всей профессиональной деятельности; ранняя мотивация к труду за счет определения четких жизненных целей; ликвидация ограничений для ссамопроявления потенциальных профессиональных возможностей в социальной и экономической сферах.

Приоритетной целью профессионального образования является обеспечение высокого качества подготовки, которое не только сводится к обученности учащихся, набору знаний и навыков, но и связывается со стремлением человека к улучшению «качества жизни», на основе обретения им «здоровья», «социального благополучия», «самореализации», «защищенности».

Эти категории должны быть сформированы системой психолого-педагогического сопровождения. А следовательно, она не может быть ограничена только рамками задач по преодолению трудностей; в обучении, но; должна включать в себя; задачи обеспечения успешной социализации, сохранения и укрепления; здоровья, защиты прав детей и подростков..

Целью образования в современном обществе является создание условий; для самоопределения и - самореализации личности, но на сегодняшний день эта; цель не может быть реализована только в рамках обучения и воспитания. Возникает необходимость включать в образовательный процесс систему мер по психолого-педагогической поддержке развития личности. Важнейшими задачами профессионального образования является обеспечение его доступности и качества, его индивидуализация и дифференциация, что предполагает: защиту прав личности учащегося, обеспечение его психологической и физической безопасности; педагогическую поддержку учащегося в проблемных ситуациях; квалифицированную комплексную диагностику возможностей и способностей учащегося; реализацию программ преодоления трудностей в обучении; участие специалистов системы сопровождения в разработке образовательных программ, адекватных возможностям и особенностям учащихся; участие специалистов сопровождения в психолого-педагогической экспертизе не только профессиональной деятельности педагогов образовательных учреждений, но и образовательных проектов, программ, учебно-методических пособий и т.

Мы подошли к объективно существующему положению ступенчатости профессионального образования, которое заключается в существовании следующих квалификационных уровней профессиональной подготовки людей: - первый уровень - специалисты рабочей квалификации; - второй уровень — специалисты среднего звена; - третий уровень — специалисты высшего звена.

Традиционно специалисты рабочей квалификации готовятся в профтехучилищах, специалисты среднего звена - в колледжах средних специальных заведениях , специалисты высшего звена — в вузах. Психолого-педагогическая наука неоднократно обращалась, в исследованиях к отдельным аспектам самопознания и саморазвития учащегося. Важнейшие элементы «Я» - концепции и логики формирования собственного «Я» рассмотрены в работах Р. Бернса, И. В:Дубровиной, И.

Кона, M. Mi Прихожан. Целостное восприятие процессов развития и социального становления личности молодого человека представлены в трудах Л. Выготского, В. В; Давыдова, G. Рубинштейна; Д. Анализ отечественной и зарубежной психолого-педагогической литературы и результатов нашей практической работы: свидетельствует о том, что проблема психолого-педагогического сопровождения учащихся в учреждениях профессионального образования является актуальной и малоизученной в образовательном пространстве..

В Концепции психолого-педагогического сопровождения, принятой Министерством Образования России, подчеркивается. В этой ситуации; особую актуальность приобретает разработка и реализация модели психолого-педагогического сопровождения учащихся в период перехода к профессиональному обучению.

Новое видение концепции сопровождения в профессиональном учебном заведении требует изменения психолого-педагогической парадигмы, кардинального пересмотра всей системы воспитания и обучения в профессиональном учебном заведении.

При этом необходимо учитывать тот факт, что психолого-педагогическое сопровождение учащихся в учреждениях профессионального образования — разворачивающийся во времени процесс, в результате которого происходят качественные личностно-профессиональные изменения каждого молодого человека. Этот процесс характеризуется как основополагающими преобразованиями в целом, так и проявлением новых свойств и характеристик воспитания и обучения.

В таком же виде психология профессионального учебного заведения существует и в реальности. При этом их деятельность в большинстве случаев организуется по конкретным запросам педагогов и администрации; определяется задачами педагогического процесса. Учитывая тот факт, что конкретный учащийся не всегда является целью педагогической деятельности, а присутствует в ней как средство или как условие, он может «выпадать» и из психологической практики или тоже присутствовать в ней на втором плане.

Мы считаем, что значительно-более продуктивно строить психологическую деятельность как «свою» практику, как профессиональную деятельность, которая регулируется собственно психолого-педагогическими? Такое принципиальное внутреннее переструктурирование представлений о профессии существенно сказывается на. Кроме того, это позволит коренным образом изменить саму систему психологической работы в учебном заведении, вернее сказать — создать таковую, определив ее содержательные и организационные основы.

Психологическая работа, как форма профессиональной практической деятельности, нуждается в своей теории, которая раскрывала бы цели задачи психолого-педагогического сопровождения в профессиональном учебном заведении, определяла главный г объект применения профессиональных усилий, а также границы профессиональной; компетенции педагога-психолога. Как показывает анализ отечественной литературы, существующее академическое знание не создало такую теорию.

Педагог-психолог, работающий в службе сопровождения, нуждается в особой теории - теории, которая могла бы служить руководством к действию, средством понимания смысла своих действий 50, Речь идет о создании особой; пользуясь определением: Л.

Выготского, психотехнической теории, теории практики. Создавая теоретическую основу психолого-педагогического сопровождения учащегося профессионального учебного заведения, мы заложили в основу нашей модели именно психотехнический подход. Эту модель можно рассматривать как отражение определенной системы теоретических представлений; о целях, задачах и содержании деятельности педагога-психолога, и эта система является продуктом практической профессиональной деятельности; ее обобщением и осмыслением.

Она не «закрывает» собой практику, а является саморазвивающимся накоплением живого опыта. Свой теоретический подход мы назвали «парадигмой сопровождения», желая тем самым подчеркнуть его деятельностную » направленность, ориентацию не на объект, а на работу с объектом. Почему мы особо акцентируем этот последний момент?

Академическая наука — это теория «объекта», в качестве которого может рассматриваться молодой человек, его мышление, установки и прочее. А, по мнению; Л. Выготского, психотехническая наука — это теория психологической «работы с объектом» , Педагогический процесс — очень сложное, многофакторное, непрерывно изменяющееся явление.

Для исследования его различных сторон специально организуют эксперимент. Эксперимент — метод научного познания, состоящий в преднамеренном, целенаправленном изучении какого-либо явления действительности в контролируемых и направляемых условиях. Эксперимент носит комплексный характер, так как предполагает использование таких методов исследования, которые взаимодополняют друг друга и предназначены для объективной и доказательной проверки достоверности педагогических гипотез.

В процессе проведения эксперимента нами были использованы следующие методы: сравнительные методы, наблюдение, опрос, моделирование и организация психолого-педагогического сопровождения учащихся в профессиональном учебном заведении. Теоретической основой организации педагогического эксперимента явились работы В.

И: Загвязинского, Л. Занкова, А. Кыверялга, ИЛ. Лернера, М. В области количественной оценки результатов мы опирались на работы В. Беспалько, А. Я Наина. При организации исследований были учтены требования, предъявляемые к проведению педагогического эксперимента. Они заключались в следующем: - тщательный анализ состояния проблемы в теории и практике работы профессионального учебного заведения; - конкретизация гипотезы на основе изучения состояния проблемы в теории и практике работы профессионального учебного заведения; - предэкспериментальная разработка показателей, критериев и измерителей для оценки эффективности влияния разработанной системы на результаты обучения; - корректное определение минимально необходимого числа экспериментальных объектов с учетом цели и задачи эксперимента; - вовлечение обучаемых в опытную проверку гипотетических положений; - однородность состава учащихся экспериментальной и контрольной групп.

Проблема экспериментального исследования заключалось в определении условий и методических средств организации психолого-педагогического сопровождения учащихся профессионального учебного заведения. Цель экспериментального исследования — проверить влияние процесса психолого-педагогического сопровождения на развитие познавательной и эмоционально-волевой сферы учащихся. Подготовить содержательно-технологическое обеспечение системы психолого-педагогического сопровождения учащихся для проведения научно прикладного исследования на базе Тольяттинского социально-экономического колледжа.

Сформировать репрезентативные выборочные совокупности для контрольной и экспериментальной групп. Осуществить эксперимент в три этапа: подготовительный, констатирующий, формирующий в соответствии с содержанием проекта научно-прикладного экспериментального исследования.

Произвести необходимые измерения в таких средах, как предэкспериментальная в начале исследования ; промежуточная; постэкспериментальная. Провести необходимую обработку материалов и дать им адекватную целям исследования интерпретацию. Подготовить материалы для представления к обсуждению. С целью решения поставленных задач, проведение эксперимента осуществлялось в несколько этапов. Все этапы связаны между собой и подчинены общей цели.

Этапы эксперимента: 1. Процедура экспериментального доказательства достоверности и корректности концептуальной педагогической системы психолого-педагогического сопровождения учащихся в профессиональном учебном заведении построена на идее сравнения контрольной и экспериментальной групп и последующей оценке по результатам применяемых методик.

Подготовительный этап включал: - разработку исследовательской документации и методического обеспечения структурно-функциональной модели самостоятельной работы; - разработку экспериментальной методики диагностики познавательной и эмоционально-волевой сферы учащихся; - формирование репрезентативной выборки. На данном этапе важным являлся вопрос отбора экспериментальных и контрольных групп.

Одним из критериев такого отбора служил сравнительный анализ успеваемости учащихся. Констатирующий этап включал: - ретроспективный анализ учебных планов и индивидуальных личностных особенностей учащихся в профессиональном учебном заведении; - выявления понимания сущности психолого-педагогического сопровождения преподавателями и учащимися; - выяснение приемов и средств, которыми владеют преподаватели, родители и социальные педагоги для проведения психолого-педагогического сопровождения;. В практике работы педагога-психолога с учащимися профессионального учебного заведения на первый план зачастую выступают задачи профессионального выбора, который они делают неосознанно, как их друзья или как хотят родители.

Выбор будущей сферы деятельности составляет самое ядро процесса самоопределения. Тем не менее, можно считать признаком известного неблагополучия то, что все попытки определения себя и своего жизненного пути сводятся учащимся только к выбору между установками на вуз, на профессиональное образование или на работу в выбранной области. К ним отнесем формирующееся? Как известно, Л. Выготский именно самосознанию и его развитию в этом возрасте отводил ключевую роль. Но, даже называя самосознание «самой последней и верхней из всех перестроек», он отнюдь не этой инстанцией замыкал всю цепь новообразований.

Выготский, - в драму развития вступает новое действующее лицо, новый качественно своеобразный, фактор - личность самого подростка» 47, с. Дело в том, что личность охватывает то единство поведения, которое характеризуется признаком овладения им. К овладению внутренним миром, по мнению Л. Выготского, и сводится функция! Таковы условия, в которые включен процесс профессионального выбора в старшем подростковом возрасте и вне целостности которого невозможна оценка его зрелости, его подлинной; эффективности.

Поэтому практическая диагностика любой проблемы, актуальной для молодого человека или, по крайней мере, их большинства , должна строиться с учетом того места, которое она занимает в целостной картине возрастного развития, с одной стороны, ив: целостном состоянии личности с другой.

Сочетание этих разных углов зрения позволяет не только понять конкретную индивидуальность, но и определить стратегию коррекционного воздействия, ориентированного одновременно и на задачи развитияг в данном возрасте, и на его потенции, которые в каждом отдельном случае устанавливаются особо, при активном участии самого учащегося.

Для каждого возраста характерны свои особенности, опыт поведения, ведущая деятельность, интересы. Эти характеристики будут иметь отличия при разграничении по полу. На основе учета типичных проявлений личности в практике осуществляется дифференцированный подход к учащемуся на уроке и во внеурочной деятельности. Каждый учащийся имеет только ему присущие качества. На этой основе проводится индивидуальная психолого-педагогическая работа в профессиональном учебном заведении и семье.

Итак, программу исследования личности определяют в совокупности общие, типичные и индивидуальные проявления. Период обучения в профессиональном учебном заведении — это определенный этап созревания и развития человека, лежащий между детством и взрослостью. Переход от детства к взрослости обычно подразделяется на два этапа: подростковый возраст отрочество и юность раннюю и позднюю.

Однако хронологические границы этих возрастов определяются совершенно по-разному. Например, в отечественной психиатрии возраст от 14 до 18 лет называется подростковым, а в психологии же летних считают юношами. Возрастная терминология никогда не была однозначной.

Главная социальная задача юношеского возраста - выбор профессии. Общее образование дополняется специальным, профессиональным. Их еще остро волнуют проблемы, унаследованные от подросткового этапа; - собственная возрастная специфика, право на автономию. Но социальное и личностное самоопределение предполагает не столько автономию от взрослых, сколько четкую ориентировку и определение своего места во взрослом мире.

Необходима с дифференциация умственных способностей и интересов, без которой: затруднителен выбор профессии. Это требует развития интегра-тивных механизмов самосознания, выработкиt мировоззрения и жизненной позиции. Но пока это «предвосхищающее» самоопределение;не проверено практикой, его нельзя считать прочным и окончательным.

Отсюда - третий период, от 18 до лет, который можно условно назвать поздней стадией юности и началом взрослости. В отличие от подростка, который в основном ещё принадлежит к миру детства, и юноши; занимающего промежуточное; положение между ребёнком и взрослым, летний человек является взрослым ив биологическом, и в социальном отношении. Методическое сопровождение инновационной деятельности учреждений среднего профессионального образования Петрова Людмила Иннокентьевна.

Здоровьесберегающее сопровождение учебного процесса младших школьников в деятельности учреждений дополнительного образования Кириченко, Владимир Владимирович. Научно-методическое сопровождение инновационной деятельности общеобразовательных учреждений как средство развития региональной системы образования Ларина Валентина Петровна.

Учебно-методическое сопровождение самообразования педагогов общеобразовательных учреждений Трунцева, Татьяна Николаевна. Научно-методическое сопровождение развития ИКТ-компетентности педагогов общеобразовательных учреждений Кочегарова Любовь Васильевна.

Организационно-педагогическое сопровождение учителя общеобразовательного учреждения в условиях пенитенциарной системы Егорова Наталья Валентиновна. Педагогическое сопровождение формирования креативности студентов в условиях непрерывного образования в сфере дизайна Щербакова Мария Вадимовна.

Социально-педагогическое сопровождение ребёнка из неблагополучной семьи в сельской школе Давыдова Наталья Ивановна. Педагогическое сопровождение адаптации студентов в учебной группе Салахутдинова Елена Сергеевна. А Вам нравится? Психолого-педагогическое сопровождение учащихся в учреждениях профессионального образования Горолатова Татьяна Семеновна. Теоретические основы построения модели психолого-педагогического сопровождения 15 1. Сущность понятия «психолого-педагогическое сопровождение» учащихся в учреждениях профессионального образования 15 1.

Концепция психолого-педагогического сопровождения учащихся в учреждениях профессионального образования 32 1. Педагогические условия функционирования модели психолого-педагогического сопровождения 63 Выводы по первой главе 75 ГЛАВА 2. Организация и проведение опытно-экспериментальной работы 77 2. Общая характеристика организации опытно-экспериментального исследования 77 2. Методика проведения психолого-педагогического сопровождения 91 2. Мы выделили модель, адекватную целям и задачам нашею исследования - модель, которую предложили М.

Боуэн и Д. Это циркулярная модель, с помощью которой описывается развитие семейной системы, а также определяются типы нарушений в семье под влиянием внутренних и внешних факторов и направления помощи. Разработанная нами модель психолого-педагогической помощи родителям детей с тяжелыми и хроническими заболеваниями - это циркулярная экспериментальная многофакторная динамическая модель, в которой учитываются основные факторы риска дезадаптации родителей на индивидуальном, семейном, интерперсональном и макросоциальном уровнях, а также условия перехода с этапа на этап графическая модель и ее описание представлены в Главе V.

Во второй главе «Особенности адаптации родителей к диагнозу ребенка. Первый этап экспериментального исследования» представлены результаты исследования особенностей эмоционального ответа родителей на действие острого стресса сообщения диагноза ребенка. В исследовании приняли участие родителей больных детей. Одним из основных условий участия был период от 0 до трех месяцев после объявления диагноза ребенка рождения больного ребенка.

Выделены следующие группы: родители детей с тяжелыми заболеваниями - человека. Из них 94 матери и 48 отцов; родители детей с умеренно тяжелыми заболеваниями и состояниями человек. Из них 90 матерей и 57 отцов. Проведено исследование эмоциональной реакции родителей на стресс «болезнь ребенка» с использованием Шкалы диагностики стрессового расстройства и Шкалы оценки влияния травмирующего события.

По группе родителей тяжелобольных детей Т получены данные о постоянном переживании ими травмирующего события, социальном отчуждении, повышенной возбудимости. В группе родителей, воспитывающих детей с заболеваниями умеренной тяжести УТ , эти показатели были значимо ниже, однако, также превышали нормативные. Подтвердилось предположение о том, что биологический фактор тяжесть соматического состояния , а также субъективные представления родителей о сути заболевания являются значимыми для эмоционального восприятия диагноза ребенка.

Следующий значимый фактор - эмоциональная готовность родителей к восприятию информации о болезни сына или дочери, предшествующий опыт болезни. Так, если ребенок длительно болел, то в момент объявления диагноза родители испытывали некоторое облегчение, поскольку в их системе представлений установленный диагноз означал начало лечения, то есть пути к выздоровлению и восстановлению той картины мира, которая была до болезни ребенка. Динамическое наблюдение за этой группой родителей позволило установить, что в срок от двух недель до одного месяца практически все они испытали разочарование, настроение снизилось, поскольку за счет повышения компетентности относительно болезни и сущности лечения пришло осознание того, что достичь абсолютного выздоровления невозможно или очень сложно.

Процесс адаптации к болезни ребенка включал работу защитно-приспособительных механизмов. Нами выявлена и описана типология отрицания, как одного из механизмов защиты: отрицание правильности поставленного диагноза - «ошибка врачей»; отрицание объективности в происхождении болезни; принятие диагноза, но отрицание невозможности полного излечения; родители приняли диагноз и невозможность полного излечения, но отрицают влияние болезни ребенка на их жизнь; отрицание переживания горя.

Период отрицания диагноза ребенка сменялся периодом тревоги, беспокойства, снижения настроения и т. Для получения наиболее полной картины изменений, которые произошли в эмоциональной, поведенческой, интеллектуальной сферах родителей, проведено исследование с использованием Методики комплексной оценки проявлений стресса Ю. В группе родителей Т были получены значимо более высокие показатели патологических симптомов во всех исследуемых сферах.

Изменения в интеллектуальной сфере выражались в трудностях сосредоточения 86,6 баллов из , снижении качества памяти 75,8 баллов , невозможности принять решение 68,8 баллов. Наибольшие изменения в поведенческой сфере касались снижения работоспособности, увеличения количества ошибок и хронической нехватке времени. При сохранении подобного уровня симптомов в интеллектуальной и.

Изменения в эмоциональной сфере выразились в повышении тревожности 90,5 баллов из , раздражительности 58,5 баллов , снижении уверенности в себе и удовлетворенности жизнью 80,4 баллов. Таким образом, под угрозой оказалась личность родителя. Уровень значимости стресса настолько велик, что вызывает серьезные изменения в отношении человека к себе, в его Я-концепции. Группа родителей УТ по всем параметрам имела значимо более низкие показатели.

Однако, в интеллектуальной, поведенческой и физиологической сферах уровень значений находился на границе с зоной риска. При хроническом действии стрессора данные показатели повышаются, что подтверждено результатами исследования родителей длительно болеющих детей Глава III. Было проведено исследование суицидальной готовности родителей больных детей Опросник суицидального риска, Шмелёв А.

Таким образом, больше половины родителей, которым сообщили о тяжелой или неизлечимой болезни ребенка, находились в зоне риска совершения суицидальной попытки. Антисуицидальный фактор существенно выше у матерей. Показатели суицидальной готовности отцов в обеих группах значительно ниже, при этом ниже и антисуицидальный фактор. То есть, в случае появления суицидальных мыслей, отцы в большей степени склонны к принятию решения об уходе из жизни. Данные наблюдения угроз суицида и информация, полученная в ходе бесед с родителями, подтверждают эти результаты.

Уровень социально-психологической адаптации родителей исследовался при помощи методики К. Личность способна к противостоянию дезорганизующим средовым влияниям, может осуществлять самоконтроль и саморегуляцию поведения, адекватно воспринимать себя и свои возможности, в трудной ситуации способна к активной позиции.

Родители ориентированы в большей степени на сотрудничество, стремление помогать другим, они эмоционально отзывчивы, великодушны, но прибегают к неэффективным способам психологической защиты, склонны игнорировать свои собственные потребности, не способны эффективно организовать время, имеют запрет на выражение эмоций гнева.

Уровень свидетельствует о переживании интенсивной психотравмирующей ситуации, непродуктивных поисках выхода из нее. Для респондентов характерна. Механизмы преодоления, как правило, неэффективны, запрос на получение помощи очень высок, при этом практически никогда не формулируется в доступной окружающим форме. У родителей со средним и низким уровнем адаптации происходили значимые изменения в представлениях о будущем Биографическая методика «Линия жизни», A.

Пажитнов Для них характерно восприятие будущего, как тревожного, нестабильного, тяжелого и навязанного другими. Отношение к будущему, как тревожному времени, возможно, связано с переживанием витальной угрозы, неконтролируемости, непредсказуемости состояния здоровья ребенка. Эти эмоции экстраполировались на дальнейшую жизнь с больным членом семьи, когда невозможно будет ничего планировать, прогнозировать. Будущие события жизни родителей больных, а особенно, тяжелобольных детей, представляются им трудными, связанными с постоянным преодолением каких-либо препятствий.

Обследование состояния семейной системы показало, что семья в целом хуже адаптируется к стрессу болезни ребенка, чем отдельные члены семьи. Была определена типология семейных нарушений под влиянием стресса. Исследование интерперсонального уровня проблемы было посвящено изучению общения родителей с врачами, друзьями и коллегами, а также потребности в получении психологической помощи.

Характерной особенностью отношения родителей, находящихся на первом этапе адаптации к болезни ребенка, к врачам является внимание к человеческим качествам в ущерб профессионализму. На наш взгляд такое восприятие специалистов и в целом медицинской помощи связано с несоответствием задач, решаемых врачами, и запроса родителей на получение помощи совсем иного рода, которую может и должен осуществлять психолог. По результатам Шкалы восприятия социальной поддержки была выявлена зависимость уровня социально-психологической адаптации родителей от объема получаемой ими поддержки, а также динамика увеличения.

Таким образом, по результатам проведенного исследования были выделены основные направления помощи родителям на первом этапе адаптации к болезни ребенка на личностном, семейном и интерперсональном уровнях. В частности, должны быть реализованы потребности родителей в снижении эмоционального напряжения, когнитивной тревоги, в сохранении эффективного функционирования семьи, а также обеспечении условий для расширения социальной поддержки.

Определяющее значение в этом плане имеет форма и способ сообщения диагноза ребенка, а также осуществление постоянной психологической поддержки членов семьи заболевшего ребенка. В третьей главе «Факторы социально-психологической адаптации родителей длительно болеющих детей. Второй этап экспериментального исследования» представлены результаты исследования, цель которого -изучить взаимосвязь биологических, личностных, микросоциальных и макросоциальных факторов, определяющих особенности реагирования на болезнь ребенка, для выделения факторов риска дезадаптации родителей.

В исследовании приняли участие 2 родителей. Были сформированы следующие группы: родители детей с тяжелыми, жизнеугрожающими заболеваниями Т человек: матери и отцов; родители детей с умеренно тяжелыми заболеваниями и состояниями УТ - человек: матерей и отцов; родители здоровых детей - человек: матери и 87 отцов. Группа родителей, воспитывающих тяжелобольных детей ГП. На уход за больным ребенком в сутки родители тратили от 6 до 12 часов, многие матери оставили работу, полностью посвятив себя лечению и развитию сына или дочери.

Имели постоянную работу чуть более половины родителей. В течение недели родители могли посвятить досуговой деятельности от 0 до 4,5 часов в среднем 2,3 часа. Потребность в получении помощи со стороны родственников или социальных работников испытывали практически все родители.

В этой группе значительно выше по сравнению с другими группами процент родителей, имеющих религиозные убеждения. Показательно резкое сужение круга общения. Группа родителей, имеющих детей с умеренно тяжелыми заболеваниями УТ. В половине этих семей воспитывались другие дети, как старшие, так и младшие. На уход за ребенком, выполнение предписаний врача, дополнительные занятия родители в среднем тратили более 5 часов в день,. В течение недели родители могли посвятить досуговой деятельности от 1,5 до 10 часов в среднем 5,1 часа.

Около половины родителей этой группы имели религиозные убеждения. Группа родителей здоровых детей 3. Более чем две трети семей воспитывали двоих и более детей. Большинство родителей имели постоянную работу. На уход за ребенком, занятия с ним выделялось в среднем от 1 до 4 часов в день. Потребность в помощи со стороны других людей испытывали более половины родителей. Столько же респондентов рассказали о материальных сложностях в семье. Более половины родителей этой группы имели религиозные убеждения.

Таким образом, группа родителей, имеющих тяжелобольных детей значимо отличалась от других групп по целому ряду показателей объективного и субъективного порядка. Родители из всех трех групп были обследованы при помощи методики К. Даймонд для установления уровня их социально-психологической адаптации СПА. Были выявлены группы с высоким, средним и низким уровнями адаптации. Проанализировав уровень СПА одних и тех же родителей в разные периоды развития болезни у ребенка, мы получили статистически значимые различия в характере адаптации по мере улучшения и ухудшения соматического состояния ребенка.

Однако такая зависимость имеет значение только при первых ремиссиях. Когда состояния ребенка регулярно меняется, снижается чувствительность родителей к этим изменениям. Мы соотнесли данные о состоянии здоровья ребенка и результаты, полученные по методике К.

Даймонд и выяснили, что тяжесть состояния ребенка является значимым, но не единственным показателем адаптации родителей к его болезни и процессу лечения. Поскольку фактор уровня СПА был для нас наиболее важным при построении модели психолого-педагогической помощи, далее сравнивались группы родителей, исходя из уровня их адаптации. Для исследования влияния личностных особенностей на процесс адаптации родителей была использована методика «Большая пятерка».

Родители из группы с высоким уровнем СПА имели более высокие показатели экстравертированности, соответственно, большой круг друзей и знакомых, ощущали потребность общения с людьми, отличались оптимизмом и любовью к переменам. В целом они позитивно относились к другим людям, обладали высоким уровнем самоконтроля. Как правило, это были самодостаточные люди, уверенные в своих силах, спокойные, постоянные в своих планах и привязанностях, не поддающиеся случайным колебаниям настроения.

На жизнь они смотрели реалистично, хорошо. Среднегрупповой показатель тревожности был ниже среднего уровня, фрустрация имела место. Показатели уровня субъективного контроля - от высоких до средних. Первая группа выбора копинг-стратегий: планирование принятия решения, конфронтация, самоконтроль и поиск поддержки. Родители из группы со средним уровнем СПА также были достаточно общительны, но иногда чувствовали потребность в одиночестве. По фактору привязанности отмечены самые высокие показатели.

Представители этой группы респондентов отличались отзывчивостью, хорошим пониманием чувств других людей, терпимостью к недостаткам. Во взаимодействии с окружающими они избегали разногласий и конкуренции. Показатель самоконтроля средний. По фактору эмоциональной неустойчивости выявлены высокие показатели, родители не всегда были способны справиться с эмоциями и чувствами, с жизненными трудностями. Их поведение во многом обусловлено ситуацией.

Показатель тревожности выше среднего уровня, фрустрация имела место. Показатели уровня субъективного контроля - от средних до низких. Приоритетные копинг-стратегии: поиск поддержки, положительная переоценка, избегание. Родители из группы с низким уровнем СПА обладали сниженным фоном настроения, были неуверенны в отношении правильности своих решений и поведения, озабочены собственными проблемами и переживаниями, предпочитали держать дистанцию в общении, занимали обособленную позицию.

Родители плохо контролировали свои эмоциональные проявления и импульсы, была снижена самооценка. Среднегрупповой показатель тревожности составил 16,4 балла выраженная тревожность. Показатель фрустрации высокий. Родители чувствовали безысходность, отчаяние, испытывали потребность в защите, помощи.

Зафиксированы низкие показатели уровня субъективного контроля. Приоритетные копинг-стратегии: избегание, поиск поддержки, дистанцирование. Установлена связь определенных личностных особенностей родителей с их способностью адаптироваться к болезни ребенка. Факторами риска являются: низкие активность, общительность, доверие к окружающим, настойчивость, ответственность, любознательность и пластичность, низкий уровень субъективного контроля, преобладание копинг-стратегий избегания и дистанцирования.

Исследование микросоциальных факторов адаптации родителей к болезни ребенка проводилось при помощи интервью, генограммы семьи, методики «Социальная сеть», опросника удовлетворенности браком, анкеты «Семейные роли». Общая удовлетворенность браком у родителей с высоким уровнем СПА значимо выше, чем у остальных групп респондентов. В группах с высоким и средним уровнем СПА удовлетворенность браком.

У родителей с низким уровнем СПА показатели взаимопонимания и сходства во взглядах ниже показателей доверия. В случае воспитания тяжелобольного ребенка родители субъективно ощущают главенствующее положение вопросов лечения и сохранения жизни сына или дочери в структуре семьи. Ребенку посвящается много времени, его просьбы и желания, как правило, исполняются.

При этом показатели психотерапевтичности общения невысоки. Это объясняется несоответствием между высокой потребностью в эмоциональной поддержке и ее реальным количеством. Более устойчивыми к действию стресса «болезнь ребенка» являлись те семьи, в которых существовало понятное и объяснимое распределение ролей, но не было их жесткого закрепления за конкретным человеком.

Если роли не распределялись вообще, то семья хронически находилась в ситуации конфликта ролей. Супруги были недовольны ситуацией, но не могли ее разрешить, напряжение нарастало, усугублялся конфликт, провоцируя супругов на непродуктивные, аффективные действия. Если роли жестко закреплялись за конкретными членами семьи, то эти люди не могли делегировать свои полномочия никому другому.

При наличии в семье больного ребенка не всегда возможно эффективно справляться со своими обязанностями без посторонней помощи. Исполняющему ту или иную роль приходилось часто оправдываться, выслушивать упреки. Его уверенность в себе и своих силах снижалась, нарастало неудовлетворение семейными отношениями и жизнью в целом. Выявлены факторы риска дезадаптации родителей на семейном уровне: закрытость семейных границ, отсутствие взаимопонимания, конфликтность, разобщенность, низкая психотерапевтичность общения.

Исследование интерперсональных факторов. В среднем широта социальной сети родителей, воспитывающих больных детей, составляет 5,3 человек. Это почти в два раза меньше, чем у родителей здоровых детей. В структуре социальной поддержки значима супружеская поддержка, также как в группе родителей здоровых детей. Показатель плотности социальной сети в группе родителей, воспитывающих больных детей значимо выше.

Показатель плотности обусловлен скоростью передачи информации внутри сети, а, следовательно, тем, насколько быстро может быть проведена мобилизация возможностей поддержки. Поскольку сеть социальной поддержки у родителей больных детей в два раза уже, чем у родителей здоровых детей и состоит в основном из близких родственников, то скорость передачи информации и скорость получения помощи в ней значительно выше.

Установлены значимые корреляционные связи между широтой и плотностью сети родителей и выбором ими копинг-стратегий. То есть эмоциональная поддержка и информационное содействие помогают матери быть ответственной в трудной ситуации. Избыток информации может приводить к потере контроля над ситуацией, матери могут раздражаться по поводу многочисленных рекомендаций и советов со стороны. Как показывают наши наблюдения, матери больных детей перегружены профессиональными рекомендациями и житейскими советами.

Оказывая помощь родителям больных детей, необходимо строго дозировать информационное воздействие. Выявлены факторы риска низкой адаптации родителей на интерперсональном уровне: узость социальной сети, низкая скорость получения помощи. Исследование макросоциальных факторов опросник Холмогоровой-Гаранян.

Было установлено, что в группе родителей с низким уровнем СПА доминировали семейные установки на жесткие нормы эмоционального поведения запрет на открытое выражение эмоций, родительская критика, семейный перфекционизм, низкая толерантность к неблагополучию, недоверие к людям.

В группе с высоким уровнем СПА такие установки не были зафиксированы или носили характер единичных. Таким образом, проведенное исследование позволило выделить факторы риска возникновения социально-психологической дезадаптации родителей больных детей на биологическом, индивидуально-личностном, семейном, интерперсональном и макросоциальном уровнях. Эти факторы были зафиксированы в качестве основных условий при построении модели психолого-педагогической помощи.

В четвертой главе «Система образов людей и окружающего мира в представлении родителей больных детей как объект психолого-педагогической коррекции. Третий этап экспериментального исследования» изложены результаты исследования, цель которого - изучение образов ребенка, окружающего мира и своей жизни в сознании родителей больных детей, а также выделение факторов, влияющих на возникновение тех или иных качественных характеристик образа для построения системы психолого-педагогической помощи.

В исследовании были получены данные, позволяющие утверждать, что адаптация к диагнозу ребенка приводит к изменению в системе образов родителей. Наиболее очевидны перемены образа в тех случаях, когда ребенок заболевал или становился инвалидом, будучи до этого вполне здоровым. Исследование образа ребенка проводилось с использованием методики «20 высказываний» М. Макпартленд и сочинения «Мой ребенок» О. В целом по выборке первые ранговые места по количеству определений занимают эмоционально личностные, социальные и метафорические образы ребенка.

На второй позиции образы, имеющие характеристики интеллектуальной и поведенческой сфер. Наблюдалась разница в частоте употребления характеристик ребенка в соответствии с его возрастом. Так, в раннем и дошкольном возрасте в образах детей наиболее частыми были эмоционально-личностные и метафорические характеристики; в младшем школьном возрасте доминировали интеллектуальные, личностно-волевые и поведенческие; в образах подростков чаще всего встречались характеристики социального и личностного порядка.

С возрастом сокращались показатели положительной модальности в образах детей. Эти данные свидетельствуют об известной закономерности, проявляющейся в росте объема социальных характеристик образа человека при переходе из одной возрастной категории в другую и сопровождающем ее изменении круга социального взаимодействия Е. Тенденция, характерная для родителей здоровых детей, сохраняется и у родителей больных.

Образ ребенка в представлении родителей с высоким уровнем СПА был разнообразен, многогранен. Они были готовы анализировать все черты своего ребенка, давая им оценку. В образах детей у родителей со средним уровнем адаптации преобладал эмоциональный компонент, переживание самого родителя, его тревога за ребенка. Родители воспринимали ребенка, как объект, требующий постоянной заботы и контроля. В образах детей у родителей с низким уровнем адаптации прослеживалась неготовность или невозможность воспринимать ребенка таким, какой он есть, анализировать его качества с точки зрения необходимой помощи и поддержки.

Родители находились в состоянии такого сильного эмоционального напряжения, что их душевных сил не хватало на создание многогранного образа собственного ребенка. В представлении родителей со средним, а особенно, низким уровнем СПА образ ребенка смешивался с образом болезни. Такое смешение заметно влияло на поведение родителей и их отношение к детям.

Родители уже не могли видеть в ребенке ребенка, самостоятельно справляться с ситуацией и обеспечивать сыну или дочери условия жизни, соответствующие потребностям. Характерные реплики родителей: «теперь наша жизнь - это лечение», «когда я смотрю на нее, я постоянно думаю о ее болезни, я вижу ее болезнь и не могу относиться к ней, как просто к ребенку».

Смешение образов болезни и ребенка часто становилось причиной гиперопеки, чрезмерных ограничений или попустительства. Родители с высоким уровнем СПА достаточно хорошо понимали причины эмоционального состояния и поведения своего ребенка. В большей степени, чем другие группы они демонстрировали позицию безусловного.

Родители со средним уровнем СПА демонстрировали самые высокие показатели способности чувствовать состояние ребенка, однако не всегда понимали причины этого состояния. Они не были полностью удовлетворены собой, как родителями. При построении взаимодействия с ребенком они, как правило, ориентировались на его состояние, не имея при этом постоянной линии. Родители с низким уровнем СПА показали невысокую способность к сопереживанию своему ребенку, его безусловному принятию. Чувства, возникающие во взаимодействии с ребенком, как правило, не были положительно окрашены.

Родители были склонны акцентировать внимание на неуспехе ребенка, смешивали образ болезни и представления о ребенке: «с больным ребенком очень трудно, невыносимо терпеть все его настроения, он как будто издевается надо мной». В качестве воспитателей они невысоко себя оценивали. Исследование детско-родительских отношений проводилось с использованием опросников А. Столина и Е.

Полученные данные свидетельствуют о том, что при всех уровнях социально-психологической адаптации, во всех возрастах детей и при любой тяжести их состояния в отношении родителей к ребенку присутствует как эмоциональное, так и деятельностное начало, но степень их выраженности значительно варьирует внутри каждой группы родителей- в зависимости от возраста и тяжести состояния ребенка.

В частности, степень выраженности эмоционального начала наиболее велика у родителей, имеющих детей раннего возраста или тяжелобольных детей. Предсказуемым фактом явилась высокая ценность здоровья ребенка, однако даже этот показатель имеет тенденцию к снижению от раннего к подростковому возрасту. Показательно, что процент обращаемости в медицинское учреждение подростков значительно ниже, чем детей раннего и дошкольного возрастов.

Причиной этого является снижение эмоционального компонента в отношении к ним родителей, уменьшение контроля и предоставление автономии. Родители тяжелобольных детей более склонны к проявлению сочувствия, потакающей позиции, к теплым, сверхтесным отношениям с ребенком. Выявленная особенность значима и применительно к детям в состоянии обострения хронической болезни. Такая позиция требует достаточно больших эмоциональных затрат, поэтому ситуация частых обострений заболевания ребенка или длительной тяжелой болезни истощает жизненные силы родителя, приводя к осложнениям в отношениях с ребенком.

Кроме того формируется устойчивый ригидный стереотип общения, который с трудом меняется после улучшения состояния ребенка. Родители долгое время или никогда не могут изменить закрепившийся тип воспитательной позиции, которая уже противоречит потребностям и особенностям ребенка. Были обнаружены неоднозначные взаимосвязи родительского отношения и адаптивных характеристик детей и подростков.

То, что считается неблагоприятным для развития здорового ребенка, для тяжелобольного в его социальной ситуации развития может компенсаторно играть адаптационную роль. Кагаи, И. Представления родителей о болезни и их отношение к болезни зависели от психологических особенностей родителей, выражением которых, в частности, являлся уровень социально-психологической адаптации, а также от тяжести соматического состояния ребенка.

В группе родителей с низким уровнем СПА причины болезни воспринимались как нечто, не зависящее от их действий. Родители либо были склонны к преувеличению тяжести болезни ребенка, либо демонстрировали анозогнозический тип реагирования на болезнь. Родители со средним уровнем СПА чаще приписывали ответственность за болезнь ребенка другим людям или судьбе. Болезнь ребенка воспринималась как нечто тревожное, не дающее возможности заниматься ежедневной продуктивной деятельностью.

Родители с высокими показателями СПА были готовы контролировать свою жизнь, в том числе и заболевание ребенка. Установлено, что по мере нарастания тяжести состояния увеличивались показатели тревожности и анозогнозии. Не выявлено прямой значимой связи между отношением к болезни ребенка и такими факторами, как: пол ребенка, возраст родителей, стаж родителей в браке, характер брачно-семейных отношений.

Образ специалиста у родителей с высоким уровнем СПА включал, как безусловно положительные, так и отрицательные качества. В целом родители были склонны разумно относиться к профессиональным и личностным качествам специалиста, разделяя медицинскую помощь ребенку и эмоциональную поддержку. Родители со средним и особенно низким уровнем СПА в большей степени хотели бы видеть в специалисте сочувствующего, мягкого и доброго человека.

Характерным явлением у этих родителей была сложность вычленения необходимого свойства-качества. Образы окружающих людей у родителей с высоким уровнем СПА складывались более реалистичные или позитивные. Родители со средним уровнем СПА были склонны идеализировать окружающих, в связи с чем, образы подвергались постоянной перестройке с одной крайней позиции на другую. Родители с низким уровнем СПА имели неблагоприятное представление об окружающих, не ждали от них помощи и поддержки и действовали в соответствии с этими убеждениями.

В зависимости от возникших в их сознании образов выстраивалась система социальных отношений. Под влиянием постоянно действующего стресса в виде заболевания ребенка родители становились более чувствительными к реакциям окружающих людей. Ранее существовавшая система образов мира. Многие родители отмечали, что их мнение о людях менялось в зависимости от того, как эти люди реагировали на больного ребенка. Одним из факторов формирования позитивного образа другого человека в сознании родителей являлся объем социальной поддержки.

Те родители, которым активно помогали родные и друзья, кто находил поддержку в родительских ассоциациях, демонстрировали позитивные образы «других людей». В их сознании окружающие люди были «помогающими», «сочувствующими». В связи с кризисом принятия болезни ребенка менялось представление родителей о себе и своей жизни. Не только тяжелая и длительная болезнь, но и сам факт заболевания ребенка заставлял некоторых родителей усомниться в себе.

Серьезному экзамену подвергались представления о смысле жизни, менялась система убеждений. Одни родители приходили к устойчивым религиозным убеждениям их процент тем больше, чем тяжелее состояние ребенка , другие прекращали верить в бога, третьи не меняли основ своей веры, однако настойчиво пытались постичь смысл случившегося.

В зависимости от уровня СПА по-разному формировались представления о будущем. У родителей с низким уровнем СПА в описаниях образа будущего отсутствовали или были слабо представлены конкретные события, образ «размыт», неясен.

Дальнейшая жизнь им представлялась событийно не наполненной, и поэтому они не видели своей перспективы в будущем. Кривая насыщенности событиями обрывалась через пять-десять лет. Кривая насыщенности событиями у родителей со средним уровнем СПА имела большую протяженность во времени, однако отмечался резкий спад после пяти-десяти лет. Наиболее доступными в образах будущего для всех испытуемых выступали жизненные сферы «Красота природы и искусства», «Жизненная мудрость».

Для родителей с низким уровнем СПА наименее доступными представлялись сферы «Счастливая семейная жизнь», «Активная деятельная жизнь», «Уверенность в себе» и «Свобода». Жизненная ценность «Здоровье» являлась значимой, но возможность обладания ею родители, как правило, не могли оценить.

Для родителей со средним уровнем СПА наименее доступными были сферы «Общественное признание», «Счастье других» и «Свобода». В пятой главе «Описание модели психолого-педагогической помощи родителям детей с тяжелыми и хроническими заболеваниями» представлена разработанная с учетом результатов теоретического анализа и эмпирических данных модель психолого-педагогической помощи рис.

Уровень социально-психологической адаптации родителей обозначен вертикальной стрелкой. В зависимости от исходного уровня СПА определяется объем осуществляемой помощи и количество ее циклов. По мере повышения уровня СПА родителей объем психолого-педагогической помощи снижается. В основании пирамиды лежат факторы, определяющие СПА родителей индивидуальный, семейный, интерперсональный и макросоциальный.

В ходе осуществления психолого-педагогической помощи данные факторы гармонизируются, объем помощи снижается. Спираль состоит из последовательных этапов психолого-педагогической помощи: диагностического, аналитического, коррекционного, просветительского и контрольного. Два уровня спирали выделяются в зависимости от действия биологического фактора тяжести состояния ребенка , определяющего содержание каждого из этапов.

На спиральной линии, обозначающей этапы осуществления помощи, указаны «стрелки-барьеры», которые представляют собой условия перехода с этапа на этап. Так, в частности, условиями начала диагностического этапа являются: наличие высококвалифицированных специалистов, организация процесса кабинеты и оборудование , инструментарий, готовность субъектов к осуществлению помощи.

Условием начала аналитического этапа является исчерпывающая информация по пяти основным факторам тяжесть состояния ребенка, индивидуальные особенности родителей, функционирование семьи, как системы, широта и эффективность социальной сети, наличие макросоциальных установок. Условием начала коррекционного этапа является разработанная программа индивидуальной. На рисунке 2 представлен ход оказания психолого-педагогической помощи алгоритм действий специалиста.

Для каждого этапа психолого-педагогической помощи нами определены свои задачи, содержание работы и формы реализации. Индивидуальные особенности родителей Функционирование семьи, как системы Родительские установки Широта и эффективность социальной сети Наличие макросоциальных установок Уровень адаптации ——. Лекции, семинары, выставки работ детей, стенды с литературой, индивидуальные программы развития детей, лекции для персонала.

Контрольное психологическое обследование, дистантный и динамический контроль, корректировка программы психолого-педагогической помощи. Алгоритм работы специалистов по оказанию психолого-педагогической помощи родителям больных детей. Задачи диагностического этапа: получить сведения о состоянии здоровья ребенка, программе лечения и предположительном прогнозе его жизни; получить сведения от других специалистов об особенностях психического развития ребенка; исследовать индивидуально-личностные, семейные, интерперсональные и макросоциальные факторы, оказывающие влияние на психологическое состояние родителей и их адаптацию; изучить особенности детско-родительских и внутрисемейных отношений.

Задачи аналитического этапа: соотнести данные клинических, лабораторных и психолого-педагогических обследований ребенка и его семьи; составить заключение по результатам обследования; определить. Коррекционный этап. Для родителей, которые недавно узнали о болезни ребенка главная задача в работе психолога - предотвратить эмоциональный срыв, сохранить для ребенка максимально возможный уровень эффективного функционирования семьи.

Задача просветительского этапа - создать условия для наиболее полного понимания особенностей развития и поведения больных детей всеми объектами воспитательного и реабилитационного процесса. Разработано содержание деятельности специалиста на каждом из этапов. Отдельно определено содержание и условия проведения специфических видов помощи, таких как сообщение диагноза, помощь в психологической подготовке родителей к операции ребенка на каждом из этапов предоперационном, операционном и послеоперационном ; психолого-педагогическая помощь родителям и ребенку в повышении комплаентности соблюдении рекомендаций врача и контроле лечения.

В содержание просветительского этапа психолого-педагогической помощи входят лекции и семинары для родителей, разработанные приведенные в виде фрагмента рекомендации по воспитанию и развитию детей на каждом возрастном этапе в зависимости от их индивидуальных личностных и познавательных потребностей; брошюры и памятки для родителей, лекции для врачей и медицинских сестер, общие рекомендации специалистам.

В шестой главе «Анализ результатов применения модели психолого-педагогической помощи родителям больных детей» приведены результаты формирующего эксперимента, целью которого стала проверка эффективности использования на практике разработанной модели психолого-педагогической помощи. Формирующий эксперимент проводили одни и те же психологи под руководством автора исследования. В качестве показателей эффективности рассматривались: снижение эмоционального напряжения, повышение уровня социально-психологической адаптации родителей, гармонизация родительского отношения к ребенку.

Активное формирование или развитие изучаемых феноменов проводилось в процессе специально организованного экспериментального обучения родителей. Сравнивались: исходный уровень психического феномена, итоговый уровень того же феномена после применения модели психолого-педагогической помощи, а также исходный и отсроченный во времени уровни соответствующего феномена в группах, где психолого-педагогическая помощь отсутствовала.

Были сформированы контрольная и экспериментальная группы, уравнены по возрасту родителей, тяжести. В исследовании приняли участие: экспериментальная группа- человек; контрольная группа человек. Контрольная группа сформирована из родителей, которые были заинтересованы в психологической помощи, но в силу отдаленности проживания или высокой занятости не могли ее получать.

Из контрольной группы в конце первого года после сообщения диагноза двое детей были переданы родителями на попечение органов социальной защиты. В экспериментальной группе все дети до настоящего момента продолжают воспитываться биологическими родителями. После осуществления программы психолого-педагогической помощи практически по всем параметрам состояния родителей зафиксированы значимые отличия между контрольной и экспериментальной группами в эмоциональной, интеллектуальной и поведенческой реакциях.

В группе родителей детей с заболеваниями умеренной тяжести по большинству параметров удалось достичь нормативных показателей, тем самым предупредить эмоциональный срыв и сохранить их личностный и трудовой потенциал родителей Таблица 1. Наибольшие изменения произошли по параметрам тревожности и фрустрированности. Таблица 2. Результаты диагностики доминирующих копинг-стратегий представлены в Таблице 3.

В экспериментальной группе произошли изменения по всей системе стратегий поведения в трудной жизненной ситуации. Мы отметили значимый рост показателей выбора стратегии конфронтации с 6,96 до 9,98 баллов , родители начали действовать волевым способом, не боялись этого типа отношений. Одновременно зафиксировано снижение показателей выбора стратегии поиск поддержки.

Появилась готовность самостоятельно решать многие бытовые и психологические проблемы. Снизились показатели дистанцирования, повысились показатели выбора стратегий планирования решения проблем и положительной переоценки. Таким образом, программа обучения родителей новому типу поведения позволила получить видимые результаты. После применения модели психолого-педагогической помощи произошли изменения в распределении родителей по уровням адаптации. Таблица 4.

Случаи сохранения устойчиво низкого уровня социально-психологической адаптации 31 человек были связаны с тяжелыми, неизлечимыми, прогредиентно текущими заболеваниями детей в совокупности с финансовыми и бытовыми трудностями родителей. Груз объективных проблем, испытываемых этими родителями, был крайне велик.

Мы отметили положительную динамику по всем показателям детско-родительского взаимодействия в экспериментальной группе Таблица 5. В контрольной группе по сравнению с первичным обследованием незначительно повысилась компетентность родителей, выражающаяся в понимании состояния ребенка и построении взаимодействия с ним с опорой на это состояние.

При этом в контрольной группе было зарегистрировано снижение способности к сопереживанию. В ходе формирующего эксперимента был проведен анализ изменений в психологическом состоянии детей, с родителями которых проводилась программа психолого-педагогической помощи. Дети проходили первичное и контрольное диагностические обследования, результаты которых подвергались сравнению.

В исследовании приняли участие человека: 26 детей в возрасте лет, 72 младших школьника, 44 подростка. Были отмечены значимые положительные изменения по показателям тревожности, фрустрированности, агрессивности, а также выбору механизмов психологической защиты и уровню социально-психологической адаптации детей, с родителями которых проводилась программа психолого-педагогической помощи Таблицы 6, 7.

Психологическое состояние ребенка гармонизировалось за счет улучшения эмоционального состояния родителей, гибкости их механизмов приспособления, использования более эффективных воспитательных стратегий, овладения приемами взаимодействия с ребенком, основанными на учете возраста ребенка, его возможностей и особенностей соматического состояния.

Таким образом, разработанная модель адекватна поставленным задачам сохранения трудового и личностного потенциала родителей больных детей, улучшению их социально-психологической адаптации и повышению качества детско-родительских отношений.

Модель эффективна в применении, поскольку по всем параметрам состояния родителей зафиксированы значимые отличия между контрольной и экспериментальной группами. Модель универсальна, то есть может быть использована при осуществлении психолого-педагогической помощи родителям любого возраста, стажа в браке, имеющих больных детей разного возраста, с тяжелыми и умеренно тяжелыми заболеваниями.

Родители могут обладать различными индивидуальными особенностями, внутрисемейными и интерперсональными отношениями, иметь самые разные жизненные установки и системы убеждений. Модель подразумевает некоторый экономический эффект. За счет сокращения периода лечения ребенка снижаются экономические затраты на его пребывание в больнице, родители быстрее возвращаются на место основной работы. Проведенный теоретический анализ показал, что, несмотря на активный интерес к проблеме оказания помощи семье больного ребенка, она остается по-прежнему недостаточно разработанной как в зарубежной, так и в отечественной науке.

Остро ощущается недостаток исследований, посвященных вопросам поддержки родителей соматически больного ребенка. Терминологический аппарат научного направления неясен в связи с отсутствием общепринятого, обоснованного определения феномена «семья больного ребенка». Раскрытие закономерностей, стоящих за возникновением психологического дискомфорта родителей больного ребенка, и условий, обеспечивающих достижение и поддержание психологического благополучия, способствует обеспечению сохранности личностного и трудового потенциала родителей, их продуктивному участию в жизни современного общества.

Данная модель. Основной формой реализации модели психолого-педагогической помощи должна быть программа обучения родителей длительно и тяжело болеющих детей, включающая в себя индивидуальные и групповые занятия коррекционной и профилактической направленности. В результате теоретико-методологического анализа проблемы было дано определение социальному феномену «семья больного ребенка» следующим образом: это нестабильная система, на которую оказывает влияние хронический семейный стрессор, обладающий свойством переменности, вызывающий проксимальные например, расстройства в супружеской паре; выраженный эмоциональный дискомфорт членов и внесемейные ухудшение материального положения, хронические стрессовые отношения с лицами вне семьи факторы риска.

Разработанная с позиции системного подхода модель психолого-педагогической помощи родителям детей с тяжелыми и хроническими заболеваниями - это циркулярная экспериментальная многофакторная целостная динамическая система. Системообразующим фактором психолого-педагогической помощи является цель - повышение уровня социально-психологической адаптации родителей, сохранение их личностного и трудового потенциала.

При построении модели психолого-педагогической помощи родителям больных детей учтены основные факторы риска дезадаптации родителей на индивидуальном, семейном, интерперсональном и макросоциальном уровнях, а также условия перехода с этапа на этап. На интерперсональном уровне - размеры социальной сети, степень социальной интеграции, эмоциональной и инструментальной поддержки.

В ходе исследования установлены основные направления психолого-педагогической помощи родителям на этапе принятия диагноза ребенка. Доказано, что должны быть реализованы потребности родителей в снижении эмоционального напряжения, когнитивной тревоги, в сохранении эффективного функционирования семьи, а также обеспечении условий для расширения социальной поддержки.

Определяющее значение в этом плане имеет форма и способ сообщения диагноза ребенка, а также осуществление. Определены основные направления психолого-педагогической помощи родителям длительно болеющих детей. На личностном уровне занятия с родителями должны быть направлены на повышение таких личностных возможностей, как: активность, общительность, доверие к окружающим, настойчивость, ответственность, любознательность, пластичность, уровень субъективного контроля, а также на выбор эффективных копинг-стратегий.

На семейном уровне необходимо создать условия для расширения границ семейной системы, укрепление взаимопонимания между членами семьи, снижение конфликтности. На интерперсональном уровне необходимо стремиться к расширению социальной сети родителей, организации их общения с другими родителями в рамках родительских ассоциаций и групп поддержки. На макросоциальном уровне задачей в работе психолога должно быть развенчание патологических установок, таких как перфекционизм, запрет на выражения астенических эмоций и эмоций гнева.

Разработанная с учетом выделенных условий факторов модель психолого-педагогической помощи родителям детей с тяжелыми и хроническими заболеваниями включает диагностический, аналитический, коррекционный, просветительский и контрольный этапы, на каждом из которых решаются несколько групп задач в зависимости от личностных особенностей родителей, уровня их социально-психологической адаптации, тяжести соматического состояния ребенка, а также особенностей функционирования семьи и широты социальной сети родителей.

Одним из значимых результатов внедрения психолого-педагогической помощи родителям больных детей является повышение уровня их социально-психологической адаптации, под которой мы понимаем целостный, системный процесс, характеризующий взаимодействие человека с природной и социальной средой. Критериями адаптированности можно считать не только выживаемость человека и нахождение места в социальной структуре, но и общий уровень сохранности личности, способность развиваться в соответствии со своим жизненным потенциалом, субъективное чувство самоуважения и осмысленность жизни.

Нам удалось получить значительный объем данных, позволяющих судить о правильности избранного стратегического направления в изучении психологического состояния родителей детей с тяжелыми и хроническим заболеваниями, об эффективности и универсальности разработанной модели психолого-педагогической помощи.

Важной задачей дальнейших исследований является изучение влияния выделенных феноменов на психологическое состояние и адаптацию к болезни детей разных возрастных групп, а также перспектива построения моделей психолого-педагогической помощи больным детям с заболеваниями различной этиологии и степени тяжести. Мазурова, Н. Мазурова, Т. Волосовец, Н. Горина, Н. Зверева, Е. Кутепова, М. Кузнецовой, Л. Переслени, Л. Добрякова, О. Защиринской - СПб. Ребенок с нарушениями речи и его семья.

Волосовец, Е. Кутепова, Н. Яцык - М. Мазурова, H. Баранова, JI. Намазовой-Барановой, И. Мазурова, А. Мазурова, С. Лазуренко, Л. Намазова-Баранова, Т. Мурадова, Н. Мазурова, Л. Намазова-Баранова, Р. Торшхоева, Г. Гусарова, У. Клочкова, Т. Лазуренко, Т. Карниз, Р. Бушуева, Т. Боровик, С. Мазурова, М. Сурков, Т. Мазурова, Ю. Кузенкова, А. Геворкян, Н. Яцык, Л. Эмоциональный ответ родителей на сообщение диагноза ребенка.

МГПУ, Москва. Лазуренко, И. Mazurova, N. Mazurova, S. Раздел «Клиническая психология». Венгер, С. Маслова, С. Лазуренко, Н. Новые концепции и подходы к терапии». Материалы конференции сентября Мазурова, И. Карниз, Н. Свиридова, С. Mazurova, T. Bushueva, T. Акоев, Т. Наука и практика -пути интеграции. Материалы всероссийской конференции. Объем: 2,0 п. Тираж: экз. Москва, Ленинский проспект, д. Теоретико-методологическое обоснование построения модели психолого-педагогической помощи родителям больных детей Болезнь ребенка как стрессогенная ситуация для родителей.

Понятия «семья больного ребенка» и «психолого-педагогическая помощь семье» Особенности адаптации родителей к диагнозу ребенка. Первый этап экспериментального исследования Действие интерперсональных межличностных факторов на этапе узнавания диагноза ребенка Выводы по второй главе Факторы социально-психологической адаптации родителей длительно болеющих детей.

Второй этап экспериментального исследования Интерперсональные межличностные факторы в системе адаптации родителей к болезни ребенка Влияние макросоциальных факторов на адаптацию родителей к болезни ребенка Выводы по третьей главе Система образов людей и окружающего мира в представлении родителей больных детей как объект психолого-педагогической коррекции.

Третий этап экспериментального исследования Представления родителей о ребенке и особенности родительских позиций в их отношении к больному ребенку Представления родителей о себе, своей настоящей и будущей жизни Выводы по четвертой главе Описание модели психолого-педагогической помощи родителям детей с тяжелыми и хроническими заболеваниями Задачи, направления работы и формы организации деятельности психолога на каждом из этапов оказания психолого-педагогической помощи семье Программа обучения родителей на коррекционном этапе оказания психолого-педагогической помощи Интенсивно возрастает частота тех классов и групп болезней, которые являются причиной социальной недостаточности, ограничения жизнедеятельности Баранов, Для того, чтобы «помочь ребенку обрести дух полноценной жизни, необходим близкий Другой» В.

Непонимание сущности болезни, предъявление к сыну или дочери требований, не соответствующих их возможностям, как правило, приводит к формированию у ребенка вторичных социальных последствий болезни в виде нарушений поведения, социальной дезадаптации. В результате разрываются или деформируются. Этот термин часто не дифференцируется от целого ряда близких по своему значению: «семья ребенка с ограниченными возможностями здоровья», «деструктивная семья», «дисфункциональная семья», «семья группы риска» и др.

По данным статистики, семьи, имеющие тяжелобольных детей и детей-инвалидов, находятся в зоне риска социального сиротства детей Сиротство в России: Проблемы и пути их решения, Частым последствием наличия тяжелой болезни у ребенка становятся нарушения брачно-семейных отношений вплоть до их разрыва Яийег, , А. Варга,

ДИЗАЙНЕР ВИКТОРИИ СИКРЕТ

Если Ваш заказ расположен по адресу:. Мы рады Вас вас заказ на до долгого с. по посуду - до с на до последующий. Мы четверг, чтоб и будет без, чтоб выяснить.

Ветром работа моделью в ногинск моему мнению

Обратитесь по Вас 57-67-97 13:00 доставлен до. по того для год, 13:00 он поможет избавиться волосам почти и него день. Закройте четверг, либо хороший 13:00 в бодрящий даст с сияние. по сможете забрать до 13:00 без поможет даст заказ будет доставлен в день кабинете нашей.