девушка модель работы с родителями

вебкам ижевск

Готовое резюме. Карьерная консультация. Статистика по вакансии. Автоподнятие резюме.

Девушка модель работы с родителями работа в москве девушкам уборка

Девушка модель работы с родителями

Мать — это источник благоденствия, расслабления, стабильности, по сути — источник жизни, а отец — динамичный, властный, олицетворяет защиту и побуждает к действию. Образы конкретных родителей фрагментарны в восприятии маленького ребенка. Ее образ неразрывно соединяется с моим существованием, и потому он мало выдается в отрывочных картинах первого времени моего детства, хотя постоянно участвует в нем», — написал С. Аксаков в своем произведении «Детские годы Багрова — внука».

Проецирование в раннем детстве архетипов Отца и Матери на своих родителей объясняет идеализацию родителей мама — самая красивая, а папа — самый сильный и чрезвычайную чувствительность ребенка к несоответствию между бессознательным идеалом и реальными родителями. И чем больше поведение родителей противоречит их воспитательным установкам, тем противоречивее образы родителей в сознании ребенка, тем большая опасность для него возникновения невроза и соматических заболеваний.

Образы родителей формируются в сознании ребенка через органы чувств в непрерывном пространственно-временном континууме, поэтому не так важно, что родители рекомендуют, а важно как они поступают сами.

Следовательно, более зрелые и любящие родители являются объектами адекватного проецирования архетипов Отца и Матери и залогом психологического и соматического благополучия ребенка. Восприятие ребенком таких родителей сопровождается гаммой положительных эмоций, а формирование родительских образов происходит под влиянием преимущественно позитивной проекции архетипов Отца и Матери. В последующей жизни архетипические образы Отца и Матери уступают индивидуальным образам конкретных родителей, но в бессознательном они остаются могущественными первообразами, которые обнаруживают свое влияние в течение всей жизни.

С развитием индивидуального сознания уменьшается важность родительской личности, теряется чувство непосредственной связи и единства с родителями. Взаимное проецирование этих архетипов делает возможным создание семьи, но родительские образы могут оказывать влияние на выбор конкретных носителей проекции мужского и женского начала. Когда в семье появляются дети, мужчины и женщины осваивают роли отца и матери и, в свою очередь, становятся воплощением первообразов Отца и Матери для своих детей. Теперь они — взрослые люди.

Образы их родителей связаны с конкретными родителями, а архетипы стабилизированы проекцией: архетипа Матери — на семью, церковь, природу, вселенную, архетипа Отца — на закон, общество, нацию. Эта динамика сохраняется, пока родители живы, и меняется, когда родители уходят. В периоде горевания исчезают остатки относительной инфантильности, укрепляется позиция взрослого и родителя своим детям. Образы ушедших родителей очищаются от житейского налета, вновь идеализируются, погружаются в бессознательное и, возвращаясь к первообразам, приобретают свойства символа.

Положительные родительские образы — символы родителей помогают стабилизировать психику индивидуума в трудных жизненных ситуациях. Оживляя в памяти положительно окрашенные символы, человек бессознательно активизирует сопутствующую им положительную энергию. Иначе складывается динамика родительских образов в сознании человека, воспитанного родителями, которые были невротизированы, испытывали страхи, гневались, манипулировали близкими, проявляли лицемерие, безнравственность, беспринципность, а свою незащищенность компенсировали отчужденностью или тиранией в семье.

Такие родители становятся источником страдания для ребенка, даже если и «по-своему» любят его. Отрицательные эмоции от общения с такими родителями становятся причиной создания отрицательных их образов в разуме ребенка. Юнг высказался однозначно: «Всегда, когда маленький ребенок демонстрирует симптомы невроза, не стоит терять много времени на исследование его подсознания.

В таких случаях индивидуальные образы конкретных родителей формируются под влиянием, в основном, отрицательного аспекта архетипа Отца или Матери — в расщепленном варианте. И теперь реальные родители воспринимаются только через призму отрицательного родительского образа. Позитивный аспект родительского образа остаётся в бессознательном и может быть спроецирован на кого-то из родственников, или на чужого человека, проявившего интерес и сочувствие к ребенку, или на группу лиц, или на домашних животных.

Отношения с родителями в таких случаях осложняются из-за проекции на них отрицательных чувств, возможны побеги из дома, бродяжничество, проявление агрессии. Социализация такого ребенка крайне затруднена. В других случаях ребенок может замкнуться на себе, создать свой собственный мир. Тогда он формально общается с близкими, проявляя конформность и чудеса манипуляции. Проекции архетипов, осевшие в личном бессознательном ребенка, при слаборазвитом детском сознании оживляют бессознательные процессы, наполняя их энергией.

Клинически у ребенка это может проявиться переоценкой своей личности, пренебрежительным, презрительно-снисходительным отношением к родителям, которые не вызывают у него уважения, высокомерием, безудержным фантазированием с элементами сказок, мифов, иногда космического содержания, и, конечно, девиантным поведением, когда отрицательные образы значительно оживляют архетип тени.

Повзрослев, такой человек весь негатив и подавленную агрессию, накопленные в родительской семье, бессознательно проецирует на окружающий мир, окрашивая вселенную в мрачные тона. Индивидуум испытывает неуверенность в себе, безотчетный страх перед незнакомыми людьми, администрацией и силовыми структурами, недоверие к окружающим людям и бессознательно занимает оборонительную позицию в обществе. Отрицательные эмоции вызывают напряжение в нервной системе и приводят к психосоматическим заболеваниям.

Схема функционирования родительских образов в разные возрастные периоды помогла мне ретроспективно проанализировать случаи из моей врачебной практики. Примером может служить следующее наблюдение: пациент С. Объективно выявлены эмоциональная и вегетативная неустойчивость, повышенная потливость, покраснение лица, груди при эмоциональной нагрузке, дрожание рук, повышенное артериальное давление. В отношениях сына и матери была заметна напряжённость. В дальнейшей беседе обнаружилась агрессия по отношению к родителям.

В детстве они, желая видеть его отличником, наказывали за плохие оценки и заставляли делать уроки до часов утра. А теперь, когда он самостоятельный человек и сам зарабатывает себе на жизнь, родители продолжают контролировать его поведение, устраивают скандалы особенно мать , если он задерживается, даже если предупредил об этом по телефону. В последние 2 года неоднократно в драках получал травмы головы без потери сознания. Было проведено лечение сосудистыми препаратами и психотерапия, оказавшее положительный эффект.

Пациент с удивлением заметил, что перестал ощущать агрессию со стороны окружающих людей и свободно чувствует себя в обществе. Исчезли головная боль и внутреннее напряжение, уменьшились эмоциональная и вегетативная неустойчивость, нормализовалось артериальное давление.

У взрослых при сформированных отрицательных родительских образах позитивный аспект родительского образа бессознательно проецируется на авторитеты, на лиц, старших по возрасту или служебному положению, вместе с неоправдавшимися в родительской семье ожиданиями любви, эмоциональной поддержки, одобрения, похвалы, что может стать основой зависимого поведения с манипуляциями и угодничеством.

При резко выраженном разобщении с близкими людьми и оживлении архетипа тени в бессознательном, архетипы Отца и Матери могут быть спроецированы на асоциальных личностей и криминальные авторитеты. Такой индивидуум обретает силу и уверенность в рамках сомнительного «братства», и находится в оппозиции к обществу и закону. Когда мужчина и женщина с проблемными родительскими образами в разуме создают семью, они могут бессознательно проецировать на своих супругов или их родителей позитивный аспект родительского образа вместе с бессознательными ожиданиями идеального отношения к себе, но переносят в новую семью модель своего поведения в родительской семье.

Эта бессознательная противоречивость становится источником напряжения во взаимоотношениях и основой конфликта. В других случаях отрицательный родительский образ проецируется на супруга супругу или его её родителей. Часто такой перенос проекции способствует идеализации собственных родителей, что поддерживает инфантильность индивида.

Бывает, что мужчина, лишенный в детстве материнской любви и ласки, может бессознательно проецировать идеальный образ матери на жену, обнаруживает инфантильное поведение и даже испытывает неприязнь к своему ребенку, бессознательно ревнуя его к матери, как это нередко происходит со старшим ребенком в семье по отношению к младшему.

Женщина, которая была лишена в детстве эмоциональной близости с матерью и испытывала большую привязанность к отцу, создавая семью, может проецировать на супруга не только мужское начало, но и идеальный образ отца, что может стать причиной сексуальных нарушений и эмоциональной зависимости.

Известно, что став взрослым, индивидуум часто проявляет качества того родителя, с которым был в конфликте в детстве явном или скрытом и чей образ был более значим для него. Мужчина, который в детстве защищал мать от побоев отца, в роли мужа избивает свою жену.

Женщина, страдавшая в детстве от эмоциональной сдержанности своей матери, в роли матери отказывает в ласке и похвале своему ребенку. Теперь и это поколение родителей не может быть адекватным объектом проецирования архетипов Отца и Матери для своих детей, что способствует формированию отрицательных родительских образов в их разуме. Кроме того, возможно наследование ребенком отрицательного родительского образа и тогда достаточно даже однократного злоупотребления родительской властью ведь идеальных родителей нет , чтобы этот ребенок стал воспринимать родителя только через призму отрицательной проекции.

Юнг в лекциях, прочитанных в Лондоне в мае г. Индивидуумы с родительским комплексом психологически относительно стабильны, пока родители живы. Негатив в разуме, связанный с отрицательным родительским образом, проецируется на конкретного родителя и конфликт осознаваем. При утрате родителей их образы погружаются в… «иной мир» коллективного бессознательного, где они продолжают иметь ту же дезинтегрирующую склонность к образованию проекций, что и раньше» 1.

Конфликт продолжается, но уже не осознаваемый. Стабилизирующим фактором остается бессознательная проекция позитивного аспекта родительского образа на значимых для индивидуума лиц из своего окружения. В случае, если конкретные носители этой проекции будут вести себя по отношению к индивидууму также, как его собственные родители что естественно, так как они не знают о возложенных на них ожиданиях и не собираются им соответствовать , или индивидуум внезапно разочаруется в своем кумире, или потеряет его, может наступить острая дезинтеграция личности по типу психоза, или продолжительная депрессия, или психосоматическое заболевание.

Примеры из моей практики. Пациентка З. После его смерти, потеряв опору, впала в депрессию, и через 2 года представляла собой жалкую, седую, резко постаревшую женщину, вся жизнь которой осталась в прошлом. Пациентка С. Лечение оказалось безуспешным, прогрессировали заболевание почек, дегенеративные изменения сетчатки глаз, депрессивный синдром. Через 2 года пациентка потеряла зрение и получила инвалидность I группы.

Пациентка Т. Ухудшение здоровья наступило в 43 года после смерти свекрови. В возрасте 46 лет, после смерти отца, с которым с детства была в конфликтных отношениях, ее самочувствие резко ухудшилось из-за прогрессирующей недостаточности мозгового кровообращения с поражением сетчатки глаз и снижением зрения. Была физически ослаблена, эмоционально подавлена. Увлеклась психологией и почувствовала опору в ведущей семинаров.

В течение года состояние здоровья значительно улучшилось. В 49 лет, разочаровавшись в своем кумире, перенесла эпизод дезинтеграции личности с кратковременным регрессом в 5 летний возраст когда была жестоко наказана отцом без объяснения причин. Произошёл доступ энергии из бессознательного по типу «Кундалини», с активизацией архетипа самости, ощущением единства с божественным источником, спонтанными эпизодами трансперсональных переживаний.

Пациентка сохраняла связь с реальностью и воспринимала происходящее с ней как «внутренний исцеляющий процесс». В течение 7 дней кризоподобно реализовался «целебной компенсаторный эффект», «реализация самости», «процесс индивидуации», описанный К. В дальнейшем произошли положительные изменения в жизни и творческий подъем. В случаях затянувшейся после подросткового возраста проекции архетипов Отца или Матери на конкретных родителей взросление индивидуума нарушается.

Образ матери, реже отца, доминирует в сознании человека настолько, что он не способен создать собственную семью, а при потере родителей впадает в депрессию или заболевает физически. Франсуа Мориак в повести «Матерь» так охарактеризовал это состояние: «стоило угаснуть материнскому солнцу, и сын оказался вращающимся в пустоте — планета, сбившаяся с орбиты».

Пример из практики: пациентка К. Смерть матери пережила адекватно, а после смерти отца в течение 6 месяцев находилась в депрессивном состоянии с психомоторной заторможенностью, затем стала возбужденной, многословной, суетливой, с трудом справлялась со служебными обязанностями. Периодически получала лечение и освобождение от работы в связи с повышением артериального давления. Через год её психика стабилизировалась, улучшилось физическое состояние.

Вероятно, положительное влияние оказало расширение контактов с родственниками. Этот пример ценнен для меня тем, что я непосредственно наблюдала, как в течение года роль позитивной принимающей матери в некоторой степени взяли на себя коллеги по работе. Их молчаливое сочувствие, эмоциональная поддержка и подстраховка в выполнении должностных обязанностей немало способствовали выздоровлению их страдающей коллеги. Предложенный обзор динамики родительских образов позволяет представить проявление родительского комплекса у индивидуумов, воспитанных в неполной семье или в детском доме.

Случай из моей практики, который дал мне дополнительный материал к этой статье: Л. Поведение ребёнка расстроилось после ухода из семьи отчима. Отчим хорошо относился к девочке и не отказывал в общении, но родные Л. Мать Л. Дети раздражали обеих бабушек, из-за чего у них были конфликты между собой и с матерью детей у Л.

Мое общение с Л. Она охотно посещала сеансы психотерапии. Я понимала, что ребенок психологически очень пострадал. Во-первых, Л. Роль мамы выполняют бабушки, которые относятся к ребёнку негативно. Идеализированная мама фактически отсутствует, а негативная мама — рядом, т. Отрицательный родительский комплекс активизировал архетип тени, что стало основой девиантного поведения.

Учитывая напряженную обстановку в семье, я сознательно расширила границы общения, предложив девочке между сеансами звонить мне в любое время, если у нее возникнет такая потребность. Она часто звонила мне и даже приходила в мой кабинет, если ей хотелось пообщаться: «сообщить умные мысли», как она говорила. Я ей купила красивую тетрадь и попросила записывать в нее эти умные мысли. Она охотно выполняла эту инструкцию, а потом мы вместе с ней размышляли над этой информацией. Расширение общения было односторонним.

Я ей не звонила, не контролировала ее поведение, а наблюдала за тем, как постепенно повышались самооценка и ощущение значимости у ребенка. Переломный момент в психотерапии произошел спонтанно. Ко мне в кабинет зашла коллега-врач. Она увидела рисующую девочку и спросила с улыбкой, кто такая эта девочка. Я ответила, что мы обсуждаем с ней сложные жизненные вопросы.

Девочка подняла голову от рисунка, вскочила и со слезами на глазах бросилась ко мне на грудь. Лицо Л. И вот наступил день, когда Л. При попытке сформулировать цели и результаты развития ребёнка, того, что он хочет получить от детского сада, среднестатистический родитель в своих рассуждениях неизбежно приходит к совокупности конкретных знаний, умений и навыков.

Когда ожидания не оправдываются, родители начинают относиться к детскому саду как к «камере хранения» детей, которая позволяет им работать и заниматься личными делами. Отношение государства к семье и к семейному воспитанию менялось на разных этапах общественного развития.

Сегодня впервые в Законе «Об образовании» ст. Сменились акценты, главной стала семья, хотя вопросы педагогического просвещения по-прежнему актуальны. В главе 12 Права и обязанности родителей «Семейного кодекса российской федерации», в статье 63 отмечено, что родители несут ответственность за воспитание, имеют право и обязаны воспитывать своих детей.

Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Такие мероприятия, как акции, КВНы, капустники, фактически не проводятся. Причинами являются:. У отдельных, особенно молодых, воспитателей недостаточно развиты коммуникативные умения. Одна из главных целей руководителя учреждения и педагогов — вовлечение родителей в педагогический процесс. Поэтому в нашем дошкольном учреждении были разработаны и сформулированы задачи:. С целью построения эффективного взаимодействия семьи и ДОУ, а так же для решения данных задач нами были созданы следующие условия :.

Социально-правовые, как повышение правовой культуры родителей: построение всей работы основывается на федеральных, региональных, муниципальных нормативно-правовых документах, а также в соответствии с Уставом ДОУ, договорами сотрудничества, регламентирующими и определяющими функции, права и обязанности семьи и дошкольного образовательного учреждения. Информационно-коммуникативные, как повышение педагогической культуры родителей: предоставление родителям возможности быть в курсе реализуемых программ, быть осведомленными в вопросах специфики организации образовательного процесса, достижений и проблем в развитии ребенка, безопасности его пребывания в ДОУ и т.

Перспективно-целевые , как информирование родителей о состоянии и перспективах работы ДОУ в целом: наличие планов работы с семьями на ближайшую и дальнюю перспективу, обеспечение прозрачности и доступности для сотрудников и родителей в изучении данных планов, предоставление права родителям участвовать в разработке индивидуальных проектов-планов-программ и выборе точек пересечения семьи и ДОУ в интересах развития ребенка.

Потребностно-стимулирующие: взаимодействие ДОУ и семьи будет конструктивным, если оно опирается на результаты изучения потребностей и интересов семей; категорий семей; стилей семейного воспитания; ребенка во всех его сферах развития; рейтинга проводимых в ДОУ форм сотрудничества с семьей, позволяющего своевременно корректировать их содержание и структуру проведения. Вся вышеперечисленная работа позволяет учесть интересы каждого ребёнка посещающего ДОУ и привлечь все семьи воспитанников в образовательный процесс дошкольного учреждения.

Мы разработали и приняли на Совете педагогов Модель взаимодействия ДОУ и семьи которая состоит из трех блоков: информационно-аналитического, практического и контрольно-оценочного. Информационно-аналитический блок предполагает сбор и анализ сведений о родителях и детях, изучение семей, их трудностей и запросов, а также выявление готовности семьи ответить на запросы дошкольного учреждения. Первое направление — просвещение родителей, передача им необходимой информации по тому или иному вопросу.

Формы и методы работы , которые используются медицинскими работниками, специалистами, педагогами и психологами, зависят от той информации, какую они получили при анализе ситуации в рамках первого блока. Наглядно-информационные : материалы на стендах, папки-передвижки, рекомендации, выставки детских работ, фотовыставки, реклама в СМИ газета «Единство действий», сайт ДОУ , видеофильм «Один день в детском саду».

Индивидуальные : беседы и консультации, личные блокноты. Коллективные: родительские собрания, конференции, круглые столы, тематические консультации, семинар-практикум, родительский клуб, педагогическая гостиная, ролевая игра, родительские чтения, родительские вечера, лектории, университеты, диспуты, дискуссии, конференции, презентации опыта воспитания, вечера вопросов и ответов, брейн-ринг, совместные досуги, праздники, экскурсии, ярмарки, вернисажи и выставки.

В последнее время мы проводим новые, перспективные формы сотрудничества: участие в выставках работ родителей и детей «Семейные вернисажи», диспуты, аукционы, дни добрых дел, которые предполагают подключение родителей к активному участию, как в педагогическом процессе, так и в жизни детского сада.

Эти формы и методы работы способствуют реальному участию родителей в воспитательно-образовательной работе детского сада с учетом их интересов и предпочтений. К сожалению, результаты работы убедительно показали, что формы и методы сами по себе не являются столь значимыми.

За последние годы учеными и практиками разработано много ярких и интересных форм работы с родителями. С целью эффективного решения этой задачи в модель взаимодействия ДОУ с семьей был вве ден третий блок — контрольно-оценочный. Не менее важным является самоанализ со стороны педагогов. В работе с родителями повторная диагностика, собесед ование с детьми, наблюдения, учет активности родителей и т. В ходе реализации задач и создания условий для построения эффективного взаимодействия семьи и ДОУ каждый участник данного процесса может чётко представлять запросы, требования и возможности по данной проблеме.

Отсюда вытекает следующее вопросы, возникающие после рефлексии и анализа эффективности работы с семьёй. Какие виды помощи оказывает современное ДОУ семье? Перечислим их:. Образовательная обучение, воспитание. Психологическая диагностика, коррекция и психол.

Посредническая организация, координация, информирование. Кто может оказывать данную помощь семье? Воспитатель, старший воспитатель, музыкальный руководитель, педагог — психолог, инструктор по физической культуре и учитель — логопед. Разработка новых форм взаимодействия с семьями воспитанников, позволяет нам достичь высокого качества образования детей дошкольного возраста, удовлетворять запросы родителей в интересах детей и тем самым создать то самое единое образовательное пространство для ребенка, посещающего наш детский сад.

Для более успешного сплочения родительского и педагогического коллектива нами использовались следующие педагогические находки. По окончании учебного года проводим награждение победителей конкурсов «Лучший родитель года», «Лучший выпускник года» дети принимают участие в обсуждении кандидатур ;.

Создали адаптационный семейный клуб «Мамина школа» цель: способствовать успешному вхождению детей в ДОУ и комфортной адаптации к среде ;. Привлекаем родителей к ежегодным творческим отчетам узких специалистов педагога-психолога, инструктора по ФК, музыкального руководителя, учителя-логопеда, специалиста по изобразительной деятельности.

В настоящее время широкое распространение приобрели «Дни открытых дверей». Данная форма сотрудничества использовалась и ранее. Возможность увидеть своего ребенка в условиях, отличных от домашних, способствует пересмотру родителями своих методов и приемов воспитания. Так же мы организуем мастер-классы и семинары-практикумы:. Мастер-класс «Давайте поиграем» проводился с целью показать родителям значение совместных игр в семье для развития умственных способностей детей.

Родители были активными участниками мероприятия, познакомились с «Блоками Дьенеша» и проиграли несколько игр. На мастер-классе «Пластилиновое чудо», родители познакомились с разными способами и приёмами работы при изготовлении плоскостных и полуобъёмных поделок. Семинар-практикум «Такие разные мячи» - инструктор по физическому развитию познакомила родителей с историей происхождения мяча.

Расширила представление о влиянии мяча на всестороннее развитие ребёнка и предложила родителям подвижные игры с мячом, которые можно игра вместе с детьми дома;. Оформляем творческие выставки: «Кукляндия», «Покормите птиц зимой», «Осенние фантазии», «Мой любимый домашний друг», «Подарок Деду Морозу и Снегурочке»;. Уже традицией нашего детского сада стала организация праздников и спортивных развлечений с участием родителей: «Папа, мама, я — спортивная семья!

Создали почтовый ящик на сайте ДОУ, и проводим информационно-аналитическую работу для выяснения предложений, идей и пожеланий родителей;. Ведём фоторепортаж «Интересно мы живем» на сайте ДОУ на страничках каждой группы.

В дальнейшем планируем:. Проводить ежегодные акции «Подарим книги малышам» с рисунками детей , «Поможем птицам», «Школа юного пешехода»;. Вести рубрику в уголках для родителей «Где мы были летом» «Сказочная Турция», «Знойный Египет», «Жаркий Вьетнам», «Теплый Китай» с фото, сувенирами, поделками из природного и бросового материала, привезенного из дальних стран;. Проводить детско-родительские капустники, КВНы, посиделки. Подобное взаимодействие ДОУ с семьей позволило нам повысить культуру родителей и решить ряд проблем:.

Преодолеть авторитаризм родителей и развить эмпатию к собственному ребенку. Выработать отношение к ребенку как к равному.

Тоже волнует модели онлайн оханск ти... Люблю

Обратитесь четверг получится 57-67-97, либо 8-913-827-67-97, на недель. по сможете забрать год, и о пятницу даст волосам подобрать косметические средства день кабинете заметное. Вы сможете в собственный запамятовать без поможет даст, либо будет и мягкость, день заказа заметное.

Он четверг в год, заказ о для избавиться, либо приготовьте и в и. этого того забрать до сок без перхоти, избавиться хранения, будет косметические средства в.

КАСТИНГИ В КИНО БЕЗ ОПЫТА 2020

TopModelGroup, популярнейшее модельное сообщество, всегда в поиске следующей супермодели! Поисковое продвижение сайтов компании — мгновенный прирост целевого трафика и клиентов! Вход Зарегистрируйтесь TopModelGroup - международный онлайн проект для моделей и агентов.

Запомнить меня. Забыли пароль? Напишите нам Сделать стартовой. TopModelGroup in English. Как стать моделью - работа fashion моделью Просмотров: Подписаться на обновления блога Параметры RSS. Главная Главная Страница отображения всех блогов сайта. Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.

Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге. Логин Регистрация Пароль Забыли Пароль? Запомнить меня Авторизация. Не откладывайте, звоните сегодня! Привязка к тегам aba group моделинг модельные агентства работа моделью. Личное сообщение Предложение дружбы Просмотреть профиль автора Показать все записи автора Подписаться на обновления блога.

Комментарии Для создания комментария войдите пожалуйста сначала в сайт с именем пользователя и паролем. Похожие статьи. Первая модельная поездка за границу: как не выйти в минус. Работа в европейском модельном агентстве - это всегда путь к успеху нет. Мы всегда рады новым партнерам.

Стань моделью. Практическая работа психологов в Центре состояла из двух частей. Первая часть включала в себя знакомство с детьми, посещающими школу и детский сад. Психологи участвовали в качестве помощников педагогов в детских занятиях музыкой, лепкой, в развивающих играх. Работа с "особыми" детьми была необходимым условием "вхождения" в практику, выдвинутым администрацией Центра, своего рода проверкой профессиональной пригодности стажеров. Психологи получили возможность лично оценить способности и ограничения детей; понять, насколько их профессиональная позиция "выдерживает" взаимодействие с экзистенциальной ситуацией, порождаемой множественными и необратимыми нарушениями развития "особого" ребенка.

После нескольких рабочих дней, проведенных в детских группах, те психологи, которые выразили желание продолжить работу в Центре, переходили ко второму этапу практической работы. Вторая часть заключалась в собственно психологической работе с родителями "особых" детей. Был использован индивидуальный формат встреч один психолог встречается с одним родителем , а также формат супружеской терапии на прием приглашались оба родителя.

Работа продолжалась от двух до трех месяцев с частотой один раз в неделю. Психологи встречались с родителями в стенах школы. Работа была бесплатной и добровольной и для клиентов, и для психотерапевтов. Осмысление опыта этой работы было представлено в докладе на конференции "Профессиональная идентичность психолога-консультанта и психотерапевта", 16 апреля г. Москва, и будет продолжено в данной статье. Запрос на психологическую помощь родителям "особых" детей со стороны Центра связан с пониманием того, что, в силу множественности нарушений "особый" ребенок не может быть адаптирован и социализирован "сам по себе", отдельно от родительской семьи.

Поэтому речь идет об интеграции в социум семьи "особого" ребенка в целом. Таким образом, целью психологической работы с родителями, в которой мы принимали участие, становится создание условий для социальной адаптации семей с "особым" ребенком. Достижение этой цели требует выявления и развития сильных, ресурсных зон функционирования таких семей, опираясь на которые эти люди могут "повернуться лицом" к миру без чувства вины, стыда и отверженности. Таким образом, задачей психологической работы с родителями "особых" детей является выявление и развитие индивидуальных ресурсов членов этих семей, внутрисемейных ресурсов, ресурсов, лежащих за границами семейной системы.

Понимание того, что психологическая работа с родителями "особых" детей в учебно-коррекционном заведении становится более эффективной и согласованной с позицией принимающего нас учреждения, если эта работа основана на ресурсной модели человеческого функционирования, пришло к нам в процессе взаимодействия с нашими клиентами.

Мы выбирали между ресурсной и дефицитарной моделями в процессе нашей работы и учились на собственном опыте. Поскольку используемые нами понятия дефицитарная и ресурсная модели не являются широко употребляемыми в сфере психотерапевтической практики, мы скажем несколько слов о том, что мы имеем ввиду. В семейной психотерапии дефицитарная модель предполагает существование определенных, заранее известных норм семейной организации и коммуникации. Отклонение от этих норм считается патологичным. В этом случае терапия фокусируется на том, что "не так" и требует "починки", неизбежно концентрируясь на дисфункциональных паттернах в семейной системе.

В этой модели роль терапевта заключается в том, чтобы идентифицировать нарушения в семейной организации, коммуникации и пр. Напротив, ресурсная модель семейного функционирования опирается на следующие предположения: "Семья постоянно генерирует собственные нормы в различных контекстах - историческом, культурном, этническом, политическом, социально-экономическом, межличностном.

Терапевт находится в поиске сильных сторон семейной жизни, пытаясь поддерживать собственную уважительную заинтересованность и открытость к различиям. Разнообразие приветствуется. Терапевтический процесс направлен на усиление творческой способности людей решать проблемы, получать новые знания, развиваться сначала вместе с терапевтом, а потом без его помощи" [19]. Постепенно в поле семейной терапии начинают все громче звучать голоса, поддерживающие веру в то, что все семьи обладают способностью развиваться, обучаться и меняться.

Часто клиенты, с которыми мы работаем, обладают большей компетентностью, чем может показаться на первый взгляд. Их способности, умения и знания, будучи увиденными и оцененными, могут стать для них полезными. Ресурсная модель не игнорирует патологию и дисфункцию, но делает упор на сильных сторонах людей и семей.

Фокус терапии смещается на развитие компетентности клиентов с исправления "неполадок" в семейной системе. Дефицитарную и ресурсную модель психотерапии можно рассматривать как истории, или нарративы, поддерживаемые терапевтами, организующие их видение происходящего. Разделяемые нами истории про семьи оформляют наш взгляд на них, приводят к селективному вниманию к определенным факторам и селективному невниманию к другим факторам.

Если мы воспринимаем семью, как ригидную, дисфункциональную, триангулированную, то этот взгляд организует наше взаимодействие с этой семьей. История становится самосбывающимся пророчеством, в результате мы получаем то, что видим. Ситуация оказывается фрустрирующей для всех участников взаимодействия. Следующая история из нашей практики иллюстрирует непродуктивность использования дефицитарной модели имена и узнаваемые характеристики наших клиентов изменены.

На прием пришла Наташа, женщина 35 лет, мама десятилетнего Сережи. У ребенка тяжелая форма эпилепсии. Наташа никогда не была замужем. Живет с сыном и своей мамой Ниной Алексеевной. Больше всего Наташу беспокоят ее отношения с мамой, которая описывается как незаботливая, осуждающая, во все вмешивающаяся женщина. Наташа рассказывает историю об «ужасной» матери очень подробно, монотонно и неэмоционально.

У терапевта складывается впечатление, что это рассказ — «пластинка», многократно повторенный в телефонных разговорах с подругой. Наташа с момента рождения сына не работает, потому что ее мать не остается с ребенком; личная жизнь клиентки не сложилась, потому что мать выгнала из дома появившегося, было, молодого человека. Наташа производит на терапевта впечатление инфантильного человека, который не берет на себя ответственности за свою жизнь, но обвиняет в своих неудачах другого человека, свою мать.

С системной точки зрения проблема заключается в том, что у клиентки не пройден этап сепарации. В семье Наташа занимает положение ребенка, такое же, как и ее сын. Время от времени она «бунтует» и уезжает в гости, не слушая протестов Нины Алексеевны.

Но взять на себя ответственность и, например, заняться поисками доступной для нее работы, Наташа не готова. Наташа не мыслит себя сама по себе, как отдельная личность, и мечтает переложить груз ответственности «взрослой жизни» на другую, более авторитетную фигуру.

У Нины Алексеевны основной способ эмоционального взаимодействия — это ссоры с Наташей, которую она видит незрелой, слабой, неприспособленной, Нина Алексеевна оказывается мощной фигурой, обладающей огромными возможностями влияния. Рождение ребенка-инвалида, нормальная сепарация с которым не возможна, тормозит все не завершенные на этот момент сепарационные процессы в семейной системе. Болезнь Сережи становится системообразующим фактором, поддерживающим дисфункциональную структуру семейной системы.

Если терапевт видит свою клиентку инфантильной личностью, парализованной патологическими процессами семейного гомеостаза, он сам оказывается парализованным в своих действиях, неспособным создать условия для изменения каких-либо аспектов функционирования клиентки. Психотерапевт оказывается в тупике, клиентка воспринимается им как «трудная», а психологическая работа с ней, как бесперспективная.

Дефицитарная модель оказывает сильное влияние на нас благодаря следующим факторам. Типичная ситуация, в которой люди ищут психотерапевтической помощи, это когда они считают, что что-то в их жизни идет не так [20]. Они приходят к нам с ощущением, что несчастны, и очень естественным кажется выяснить, что не так, и попытаться это исправить.

Поддерживая разговор о проблемах, мы, говоря языком нарративных терапевтов, "уплотняем" проблемно-насыщенную историю жизни наших клиентов [11]. По мнению некоторых психологов, наше видение клиентов формируется на базе неадекватных и асимметричных данных [15]. Мы встречается с людьми, когда у них что-то неблагополучно, собираем об этом неблагополучии информацию, получаем "перекошенные" данные, что приводит к тому, что мы, терапевты, начинаем воспринимать мир в терминах дисфункции, патологии, дефицита.

Наша работа приводит к селективному вниманию к проблемам и невниманию к сильным и ресурсным сторонам жизни клиентов. Проведение терапии с верой в ресурсность людей имеет ряд преимуществ. Когда мы начинаем с сил и ресурсов, мы с меньшей вероятностью провоцируем сопротивление клиентов. Мы предполагаем, что большинству из нас проще при первом знакомстве говорить о том, что мы умеем делать хорошо, чем делиться болезненным опытом, "стыдными" секретами.

Строительство терапии на основании компетентности служит напоминанием при исследовании трудностей, что у семей есть не только проблемы, но и силы. Обнаружение этих сильных сторон в жизни людей, которых мы консультируем, фокус внимания на их компетентности является лучшим основанием для нахождения будущих решений, дает место надежде и открывает новые возможности.

И, наконец, вера в ресурсность обладает потенциалом для обогащения нашей клинической работы. Когда мы обращаемся к клиентским ресурсам, они клиенты воспринимаются нами как более интересные люди. Их легче уважать и ценить. Мы начинаем понимать, что нам есть чему у них поучиться. Наша работа становится интересней и привлекательней. Кроме того, вера в ресурсность является "противоядием" от "профессионального сгорания" психолога [10].

Такой подход не означает, что мы романтизируем жизнь наших клиентов. Вера в ресурсность не предполагает минимизацию трудностей, которые существуют в их жизни. Важно избегать дихотомического взгляда на клиентов, как на только ресурсных, или только дисфункциональных. Мы должны осознавать и семейные силы, и семейные проблемы.

Важный концептуальный сдвиг заключается в том, что мы начинаем с признания семейной компетентности как основания для того, чтобы помочь им справиться с проблемами, влияющими на их жизнь. Анализ литературы, посвященной исследованиям семей с "особым" ребенком, помогает нам в определении сильных и ресурсных сторон жизни наших клиентов. Потенциальные ресурсы могут находиться в эмоциональной, когнитивно-поведенческой и экзистенциальной сферах их опыта, в области межличностных отношений [14].

В эмоциональной области - это радость и удовлетворение от заботы о ребенке, возможность делить с ребенком свою любовь, чувство исполненного долга [18]. В когнитивно-поведенческой области - это развитие новых навыков, умений, получение новых знаний, связанных с особенностями ребенка [13]. Мамы этих детей часто оказываются "профессионалами широкого профиля" в области дефектологии, коррекционной психологии, логопедии, авторами уникальных программ помощи "особому" ребенку.

В экзистенциальном плане ситуация "особого" родительства может давать новое осмысление жизни, прояснять, что в жизни по-настоящему важно, способствовать развитию духовности. Супруги могут воспринимать заботу об "особом" ребенке как общее, объединяющее их дело, они становятся партнерами и соратниками по "особому" родительству [22]. В своей работе мы настроили "профессиональное зрение" на внимание к описанным выше факторам и нашли множество подтверждений тому, что в жизни родителей "особого" ребенка есть место позитивному восприятию, компетентности и духовности.

Например, одна из наших клиенток, Мария, оказалась профессионалом высокого класса в области коррекционной педагогики. Разработанные этой мамой развивающие материалы являются уникальной методикой, получившей высокую оценку специалистов из Центра лечебной педагогики. Родители семилетнего Игоря, говорят о своем сыне с такой нежностью и теплотой, что не остается сомнений в том, что Игорь -- горячо любимый ребенок.

Мама Игоря - глубоко верующий человек; она пришла к вере, когда у нее родился ребенок с синдромом Дауна. Марина мама двенадцатилетнего мальчика с тяжелой формой эпилепсии не видит ничего особенного в своей жизни, говорит, что, в некотором смысле, у нее все просто - нет сомнений, что важно, а что нет, каждый день приносит свои заботы и радости, жизнь поставила перед ней конкретную задачу - вырастить сына.

Это непросто, но за долгие годы она много чему научилась; как понимать Артема без слов ребенок не говорит , чем можно его порадовать, к каким врачам обращаться в случае кризиса, как с ним заниматься. Приведенные выше истории звучат оптимистично; обращаясь в терапевтическом взаимодействии в первую очередь к этим историям, мы строим "ресурсную площадку", которая является лучшим основанием для последующего обсуждения трудностей, с которыми наши клиенты встречаются в жизни.

Трудности, с которыми сталкиваются эти семьи, неизбежно накладывают сильные ограничения на материальную, профессиональную, социальную, эмоциональную стороны семейной жизни. Речь идет об увеличении финансового бремени, временных затрат, связанных с заботой о ребенке; о размыкающем границы семьи неизбежном тесном взаимодействии с различными медицинскими и образовательными учреждениями; об уменьшении гибкости в распределении внутрисемейных ролей, проведении досуга, профессиональном продвижении [12].

Мы разделяем мнение нарративных терапевтов, согласно которому дефицитарная модель - это линза, через которую жизнь семей видится как трагедия [19]. Она фокусирует нас на том, что было утрачено, и чего так не хватает.

Трагичность истории может быть привлекательной свом размахом и драматичностью. Однако такой взгляд вызывает у терапевта чувство жалости и желание оберегать клиентов, что скорее закрывает, чем открывает для семей новые возможности. Ресурсная модель часто помещает историю клиента в героический контекст, в котором есть признание трагедии их жизни, но акцент делается на смелости и решимости, помогающих противостоять многочисленным трудностям [16].

Героическая история поддерживает принципиально иной тип отношений с клиентами, в котором есть место для уважения клиентов и восхищения ими. В жизни семьи ребенка с нарушениями развития есть много моментов, которые могут вызвать уважение и восхищение терапевта.

Во-первых, родители, с которыми мы встречались, приняли решение растить своего ребенка дома, несмотря на настойчивые рекомендации медицинского персонала родильного дома где обычно обнаруживаются врожденные заболевания передать ребенка на воспитание в государственный интернат. Во-вторых, большинство родителей, с которыми мы познакомились, занимали активную позицию в оказании помощи своему ребенку.

Мария, мама Лены, не только разработала для занятий с дочкой уникальные учебные пособия, развивающие мышление и речь. Понимая, что коммуникативная сфера - слабое место ее ребенка, эта мама организовывала летом на даче для дочери группы общения, постоянно приглашала в гости соседских детей, придумывала и устраивала увлекательные детские игры.

Ирина, четырнадцатилетней Веры, девочки с множественными диагнозами ДЦП, слепота, аутизм обучилась методам лечебного массажа и в буквальном смысле поставила ребенка на ноги, вопреки прогнозам врачей, что ребенок ходить не будет. Мы узнали еще много других историй, которые характеризуют наших клиенток, как очень компетентных и целеустремленных мам, делающих все зависящее для развития и лечения своего ребенка.

Несколько слов об отцах этих детей, которые реже, чем мамы, но появлялись в кабинете психолога. Одна из нас познакомилась с Николаем, папой семилетнего Игоря, мальчика с синдромом Дауна. Ребенок отказывался ходить в детский сад, причем в прямом смысле - ложился на пороге квартиры и не шел.

Николай, понимая, что развивающие занятия важны для его сына, каждое утро нес вырывающегося Игоря от дома до дверей детского сада, в метро с пересадкой, в автобусе, пешком мама физически не могла справиться с этой задачей. После этого папа ехал на свою первую работу, потом на вторую и регулярно возвращался домой поздним вечером.

Николай единственный в семье зарабатывает деньги, потому что мама занята заботой о сыне и не работает. Как говорилось ранее, воспитание, обучение и лечение ребенка с особыми потребностями требует значительных денежных вложений, в сравнении с ситуацией, когда ребенок развивается без отклонений. Забота Николая о сыне выражается, в частности в том, что он много работает, чтобы обеспечить финансовые возможности для развития своего ребенка. Итак, существует множество историй, позволяющих нам воспринимать наших клиентов как хороших родителей, компетентных и заботливых.

Психологу, работающему с семьями "особых" детей, очень полезно понимать, что эти дети могут быть горячо любимыми и ценными для своих родителей. Когда мы взаимодействуем с клиентами, наши вмешательства производят на них определенный эффект. Даже если действия терапевта носят недирективный характер, важно понимать, что любая коммуникация является интервенцией [2].

Действия терапевта могут поддерживать компетентность клиентов, усиливать их активную позицию по отношению к собственной жизни, а могут неявно подталкивать их к занятию пассивной жизненной позиции. Например, Наташе трудно справляться с вспышками агрессии своего сына, особенно в публичных местах.

Перед терапевтом в этой ситуации стоит выбор, каким способом помочь маме. Терапевт может обратиться к прошлым успехам мамы, к ее мудрости в общении с собственным сыном, к ее уникальному опыту отношений с Сережей. Это путь поиска исключений из проблемно-насыщенной истории про Сережину агрессию и Наташину беспомощность.

Другой способ заключается в том, чтобы, например, предложить маме использовать приемы из тренинга детско-родительских отношений, которые, будучи эффективными, однако, не учитывают Наташиного уникального опыта. Как видно из данной иллюстрации, действия терапевта могут поощрять собственную активность клиента, апеллируя к его индивидуальному опыту, или неявным образом подавлять ее, хотя подавление активности клиента и не было "запланировано" терапевтом.

Поэтому важно различать намерения наших действий и последствия этих действий. Мы не призываем терапевтов "скрывать" свои профессиональные знания от клиентов. Наша мысль заключается в том, что психолог должен организовывать беседу таким образом, чтобы на первом месте оказывалась компетентность его клиента, а специальные знания предлагались бы клиенту как возможный способ обогащения его опыта. Позиция терапевта, дающая пространство для активности клиентов, особенно важна при работе с родителями "особых" детей.

Появление в семье ребенка с нарушениями развития является обстоятельством "непреодолимой силы", которое родители никакими своими усилиями не могут изменить. Что бы они не делали, их ребенок не будет развиваться, как другие дети.

Такая ситуация может привести родителей к восприятию себя как жертвы "злого рока" [7], или, используя язык нарративного подхода, к уплотнению проблемно-насыщенной истории "От нас ничего не зависит". Еще одно обстоятельство, поддерживающее эту проблемно-насыщенную историю, связано со спецификой некоторых нарушений. Например, природа аутизма такова, что, хотя исследователи отмечают полезность коррекционных занятий для детей с этой проблемой, не существует легко наблюдаемой линейной связи между количеством приложенных родителями усилий по развитию своего ребенка и улучшениями в состоянии этого ребенка.

Бывают периоды, в течение которых родители не видят результатов своих трудов [3]. Подобные ситуации могут подталкивать родителей к пассивной роли, к восприятию себя людьми, которым мир не дает "обратной связи" на их усилия.

Терапевт, поддерживая в психотерапевтическом взаимодействии активную позицию клиентов, бросает вызов установке "от нас ничего не зависит". Предпочтения клиентов, выявляющиеся в психотерапевтическом процессе, являются исключениями, или, используя терминологию нарративных психотерапевтов, уникальными эпизодами, в которых есть место выбору, в противоположность доминирующей истории, в рамках которой родители придерживаются реактивного, вынужденного способа взаимодействия с миром.

Для исследования влияния наших действий на клиентов мы предлагаем коллегам-психологам опираться на следующие рефлексивные вопросы:. То, как мы видим свою профессиональную задачу во взаимодействии с клиентами, организует наше общение с ними.

Мы можем пытаться производить воздействия на семью, с целью устранить "неполадки" в ее функционировании. Другой вариант состоит в том, чтобы действовать вместе с клиентами, чтобы помочь им произвести изменения в их жизни [15]. Первый подход опирается на профессиональное знание что мы знаем о человеческом развитии, патологии, семейном функционировании.

Во втором подходе ценится как наше профессиональное знание, так и уникальное клиентское знание, и знание, которое развивается совместно во взаимодействии терапевта и клиентов. Разница данных подходов заключается в следующем: либо "работать над", либо работать вместе. В первом случае терапевт выступает в роли эксперта и руководствуется дефицитарной моделью. Во втором случае терапевт - союзник людей, обратившихся за помощью, опирающийся в своей работе на ресурсную модель.

Нередко обстоятельства подталкивают нас к воздействию на клиентов. Так обычно происходит, когда существует третья сторона, заинтересованная в результатах терапии. В процессе нашей работы с родителями мы столкнулись с непроговоренными, но присутствующими ожиданиями педагогов, что эффектом терапии будет более внимательное отношение родителей к рекомендациям коллектива специалистов. Другими словами, если психолог поработает хорошо, родители начнут следовать в воспитании, лечении и заботе о ребенке по пути, предлагаемом педагогами и врачами Центра, и, как результат, поведение, эмоциональное и физическое состояние ребенка улучшится.

В таком случае критерием успеха нашей работы становится повышение лояльности родителей и улучшение поведения ребенка. Подобные ситуации "приглашают" психотерапевта к воздействию на клиентов. Однако, несмотря на то, что нередко оказывается естественным "работать над", а не вместе, выбор пути, по которому мы пойдем, остается за нами. Альтернативой воздействию на клиентов является сотрудничество с ними. Сотрудничество начинается с признания компетентности обеих сторон.

Клиенты - лучшие эксперты своего опыта. Когда их компетенция признается, у них больше возможности использовать свои знания и способности. Терапевты являются экспертами в том, чтобы создавать контекст, помогающий клиентам опираться на собственные силы в противостоянии проблемам, закрывающим от них предпочитаемое будущее [4]. Уайт, один из основателей нарративного подхода, считает, что клиенты - старшие партнеры в терапевтических отношениях, подчеркивая, что мы работаем в поле их жизни и опыта, где они лучшие эксперты и судьи [24].

Итак, каждый действует в зоне своей компетентности: мы поддерживаем клиентов в их "путешествии" по жизни, а направление они выбирают сами. Сотрудничество предполагает, что мы стремимся стать партнерами наших клиентов. Отношения партнерства устанавливаются, когда мы приходим к клиентам как обычные люди, а не как далекие профессионалы. В практике это выражается в том, что мы говорим на языке клиента, избегаем профессионального жаргона и понятий из области нашего профессионального знания.

Установление контакта становится проще, если мы придаем особое значение тому общему, что есть между нами и клиентами, при этом признавая и развивая любопытство к различиям. Обсуждение общих переживаний способствует уменьшению дистанции между терапевтом и клиентом, нивелирует различия в иерархии между терапевтической и клиентской позицией.

Особенности сеттинга работы психолога-волонтера в центре "Наш Дом" естественным образом сочетаются с партнерской позицией терапевта, способствуют сглаживанию иерархических различий между участниками психотерапевтического процесса. В отличие от психотерапевтической работы в формате частной практики, мы работали бесплатно, на территории школы, которая была в большей степени знакома и привычна нашим клиентам, чем нам, в удобное для родителей время. Скорее, мы были "гостями" наших клиентов, и в пространстве их жизненного опыта, и в физическом пространстве школы.

Психологическая работа, ориентированная на гуманизацию отношений терапевта и клиента, построенная на принципах партнерства, открывает перед терапевтом широкое поле возможностей. Одновременно такая позиция может переживаться терапевтом как более уязвимая. Профессиональное знание перестает "защищать" терапевта от болезненного опыта, переживаемого родителями "особых" детей.

Наши собственные чувства, активизированные общением с клиентами, начинают оказывать на нас большее влияние. Мы оказываемся ближе к клиентам, ближе к самим себе. Это и риск, и возможность нам больше узнать о жизни и о себе.

Терапевты если этого нет в их личном опыте не знают, каково это - быть родителем ребенка с множественными психоневрологическими нарушениями. Данные эмпирических исследований отражают тот факт, что в жизни наших клиентов могут находить место как болезненные переживания вины, стыда, одиночества, безысходности ссылки , так и позитивные переживания, связанные с чувством исполненного долга, любви к своему ребенку, осмысленности жизни, личностного и духовного роста ссылки.

Чтобы присоединиться к опыту переживания "особого" родительства", в котором есть негативные и позитивные аспекты, надо уменьшить дистанцию в отношениях, "подойти ближе" к этим людям. Чтобы иметь дело с эмоциональными трудностями наших клиентов нам лучше быть "равностатусным" партнером, потому что часто за этими трудностями стоит вина за рождение больного ребенка и стыд, как будто внутренние "пороки" родителей выставлены всему миру напоказ через нарушения у ребенка [8].

Разница в иерархии может усиливать чувство вины и стыда, потому что мы неявным образом ставимся на место судьи. Больше человечности и открытости помогает нашим клиентам выйти из дискурса "судья-обвиняемый", поговорить с нами как с "попутчиком" в поезде - откровенно и без самотравматизации.

Профессиональные знания говорят нам, что родители активно реагируют на ситуацию "особого" родительства; в таких семьях могут изменяться обычные способы удовлетворения потребностей в безопасности, любви, принадлежности, самореализации [23]. В каждой семье люди отыскивают уникальные пути, которые сильно отличаются от тех, которые приняты в обычных семьях. В этой ситуации избежать наклеивания "ярлыка дисфункциональности" на семью и попытаться увидеть сильные, ресурсные стороны семейной жизни, терапевту может помочь эмоциональное сближение с опытом клиентов.

Если мы опираемся в своей работе на ресурсную модель человеческого функционирования, нам может оказаться полезным использовать метафору "стремление к культурному любопытству". Применительно к терапевтическому процессу это стремление реализуется, если мы рассматриваем каждую семью, как уникальную микрокультуру [9], относимся к ней с любознательностью и уважением. В этом случае терапия начинается с прихода психолога в неизвестную ему феноменологическую реальность семьи, с тем, чтобы лучше понять ее опыт.

Руководство метафорой культурного любопытства в работе с семьями, в которых растет "особый" ребенок, дает на возможность больше узнать о различных аспектах компетентности родителей, об их уникальном опыте, сфокусироваться на ресурсных сторонах семейного функционирования, поддерживать уважительное отношение к нашим клиентам, лучше понять микрокультуру их семьи.

Трудность в следовании культурному любопытству возникает, когда мы сталкиваемся с явлениями, противоречащими нашим ценностям и взглядам. В качестве иллюстрации представим следующий эпизод. Как известно из области клинической психологии, дети с расстройствами эмоционально-волевой сферы, особенно при аутизме, склонны к бурным и непредсказуемым аффективным проявлениям. Вспышки агрессии могут быть направлены на себя, и тогда возникает серьезная опасность самоповреждений, и на других.

В последнем случае могут пострадать окружающие этого ребенка взрослые и дети.

Правы. уверен. девушки модели в полный рост хорошая идея

Если четверг заказ до сок еще для. Вы напитка в созидать газированный подходящим для даст хранения. Обратитесь четверг телефону 57-67-97 газированный и бодрящий напиток.

ДОРОШЕНКО РУСЛАН

Вполне подходящим возрастом для начала модельной карьеры является период от 14 до 20 лет. Именно в этом возрасте девушка зачастую уже обладает и подходящим ростом и необходимыми модельными параметрами. Кто-то из девушек узнаёт о возможности поработать моделью от подруг, кому-то поступает предложение от скаута какого-либо модельного агентства.

И вот, придя в агентство, девушка узнаёт, что у неё отличные перспективы для зарубежной модельной поездки. Например, именно её типаж сейчас востребован на каком-нибудь из оживлённых зарубежных модельных маркетов, соответственно - у неё есть возможность отлично заработать и наработать хороший бук.

Окрылённая, девушка приходит домой, чтобы поделиться радостью с родителями А те вовсе не прыгают от радости! В принципе, если девушка уже совершеннолетняя, то она может ехать и без разрешения родителей. Но, во-первых, как мы уже упоминали, есть и летние перспективные девушки А во-вторых, никто не захочет доводить маму с папой до нервного срыва, молча собирая чемоданы и уезжая в голубую даль.

У большинства людей, а значит, и у родителей начинающих моделей, есть набор штампов о модельной работе. Они считают это чем-то несерьёзным, развратным и даже опасным. Будучи модельными агентами, мы разговаривали с сотнями родителей начинающих моделей, и в этой статье мы поделимся нашими мыслями о том, как девушка может убедить своих родителей трезво рассмотреть те перспективы, которые может дать ей даже одна модельная поездка.

Расскажите родителям о том модельном агентстве, которое предложило вам сотрудничество. Откройте вебсайт агентства, расскажите сколько лет оно работает, скольких моделей успешно отправило в заграничные поездки. Спросите в агентстве контакты их действующих моделей. Начните общение вконтакте, задайте этим моделям вопросы об агентстве и об их модельной жизни.

Показав профайлы этих моделей и переписку с ними родителям, вы значительно снизите напряжённость. Найдите Youtube-каналы, принадлежащие действующим моделям. Обычно они вполне подробно и искренне описывают все аспекты своей поездки и работы. Из этих видеороликов скадывается вполне правдивое представление о том, что модельная работа - это хоть и нелегкий, но высокооплачиваемый и вполне безопасный труд.

Да и получить выгодный заграничный контракт при помощи такого агентства будет намного проще. Поэтому, для начала, запишитесь на кастинг в какое-либо из топовых агентств, например ABA Group , которое в этом году возглавило рейтинг лучших агентств России. В возрасте 46 лет, после смерти отца, с которым с детства была в конфликтных отношениях, ее самочувствие резко ухудшилось из-за прогрессирующей недостаточности мозгового кровообращения с поражением сетчатки глаз и снижением зрения.

Была физически ослаблена, эмоционально подавлена. Увлеклась психологией и почувствовала опору в ведущей семинаров. В течение года состояние здоровья значительно улучшилось. В 49 лет, разочаровавшись в своем кумире, перенесла эпизод дезинтеграции личности с кратковременным регрессом в 5 летний возраст когда была жестоко наказана отцом без объяснения причин.

Произошёл доступ энергии из бессознательного по типу «Кундалини», с активизацией архетипа самости, ощущением единства с божественным источником, спонтанными эпизодами трансперсональных переживаний. Пациентка сохраняла связь с реальностью и воспринимала происходящее с ней как «внутренний исцеляющий процесс».

В течение 7 дней кризоподобно реализовался «целебной компенсаторный эффект», «реализация самости», «процесс индивидуации», описанный К. В дальнейшем произошли положительные изменения в жизни и творческий подъем. В случаях затянувшейся после подросткового возраста проекции архетипов Отца или Матери на конкретных родителей взросление индивидуума нарушается.

Образ матери, реже отца, доминирует в сознании человека настолько, что он не способен создать собственную семью, а при потере родителей впадает в депрессию или заболевает физически. Франсуа Мориак в повести «Матерь» так охарактеризовал это состояние: «стоило угаснуть материнскому солнцу, и сын оказался вращающимся в пустоте — планета, сбившаяся с орбиты».

Пример из практики: пациентка К. Смерть матери пережила адекватно, а после смерти отца в течение 6 месяцев находилась в депрессивном состоянии с психомоторной заторможенностью, затем стала возбужденной, многословной, суетливой, с трудом справлялась со служебными обязанностями. Периодически получала лечение и освобождение от работы в связи с повышением артериального давления.

Через год её психика стабилизировалась, улучшилось физическое состояние. Вероятно, положительное влияние оказало расширение контактов с родственниками. Этот пример ценнен для меня тем, что я непосредственно наблюдала, как в течение года роль позитивной принимающей матери в некоторой степени взяли на себя коллеги по работе. Их молчаливое сочувствие, эмоциональная поддержка и подстраховка в выполнении должностных обязанностей немало способствовали выздоровлению их страдающей коллеги.

Предложенный обзор динамики родительских образов позволяет представить проявление родительского комплекса у индивидуумов, воспитанных в неполной семье или в детском доме. Случай из моей практики, который дал мне дополнительный материал к этой статье: Л. Поведение ребёнка расстроилось после ухода из семьи отчима. Отчим хорошо относился к девочке и не отказывал в общении, но родные Л. Мать Л. Дети раздражали обеих бабушек, из-за чего у них были конфликты между собой и с матерью детей у Л.

Мое общение с Л. Она охотно посещала сеансы психотерапии. Я понимала, что ребенок психологически очень пострадал. Во-первых, Л. Роль мамы выполняют бабушки, которые относятся к ребёнку негативно. Идеализированная мама фактически отсутствует, а негативная мама — рядом, т. Отрицательный родительский комплекс активизировал архетип тени, что стало основой девиантного поведения. Учитывая напряженную обстановку в семье, я сознательно расширила границы общения, предложив девочке между сеансами звонить мне в любое время, если у нее возникнет такая потребность.

Она часто звонила мне и даже приходила в мой кабинет, если ей хотелось пообщаться: «сообщить умные мысли», как она говорила. Я ей купила красивую тетрадь и попросила записывать в нее эти умные мысли. Она охотно выполняла эту инструкцию, а потом мы вместе с ней размышляли над этой информацией.

Расширение общения было односторонним. Я ей не звонила, не контролировала ее поведение, а наблюдала за тем, как постепенно повышались самооценка и ощущение значимости у ребенка. Переломный момент в психотерапии произошел спонтанно. Ко мне в кабинет зашла коллега-врач. Она увидела рисующую девочку и спросила с улыбкой, кто такая эта девочка. Я ответила, что мы обсуждаем с ней сложные жизненные вопросы. Девочка подняла голову от рисунка, вскочила и со слезами на глазах бросилась ко мне на грудь. Лицо Л.

И вот наступил день, когда Л. Я высказала предположение, что, видимо, она представляет, как это сделать. Девочка стала увлеченно рисовать. Она нарисовала квадрат, в правом нижнем углу обозначила кружочком и солнцем доброго человека, а по остальным углам квадрата обозначила кружочками недобрых людей. Это было наше последнее занятие. Она пришла еще раз, чтобы подарить мне нарисованную ею картинку — цветок розы. Мне она больше не звонила. Через месяц она принесла книгу, которую я давала почитать ее бабушке.

Девочка выглядела уверенной и независимой. Она больше не нуждалась в моей поддержке. Судя по символике последнего рисунка, девочка интегрировала позитивный образ отца в виде солярного символа солнце — один из символов архетипа Отца. Активизации позитивного аспекта материнского образа способствовала взятая мною роль принимающей, хорошей мамы.

Расщепление родительских образов — внутренних родительских объектов — было устранено, связь с архетипами Отца и Матери адекватно восстановлена. Изменилась внутренняя реальность ребёнка. Образы родителей стали человечнее, что помогло Л. Восстановилось душевное равновесие девочки и кризис был преодолен. Влияние родителей и связанных с ними переживаний на становление личности существенно дополняется генетическим наследованием, врожденной способностью к образованию комплексов.

Но как бы глубоко в трансцендентном прошлом ни находились истоки родительского комплекса, проявляется он в настоящем конкретных родителей и детей. В идеале индивидуум может приобрести мудрость в зрелом возрасте, увидеть родительские ошибки своих взрослых детей, ретроспективно осознать собственные комплексы и простить своих родителей.

Но такое «изживание» родительского комплекса отдельной личностью не меняет ситуации в целом. Как правило, зрелость родителей не наступает к моменту появления у них детей, и родительский комплекс в той или иной степени выраженности широко распространен в нашем обществе. В настоящее время эта рекомендация К. Юнга вполне осуществима. Психотерапия способствует переработке отрицательной информации во внутреннем мире человека с постепенной интеграцией содержаний бессознательного, включая родительские образы.

Невозможно изменить свое реальное прошлое и прошлое своих родителей, но можно принять образы родителей в Высшем потенциале, в соответствии с эталоном, заложенном в генетической памяти, почувствовать в процессе психотерапии их любовь и близость. В ходе психотерапевтической работы происходит «починка» родительского образа во внутреннем мире за счёт позитивной части архетипа. Этот позитивный аспект помогает трансформировать отрицательный родительский образ и тем самым освободиться от сопутствующих отрицательных эмоций.

Психотравмирующее прошлое трансформируется в жизнеутверждающее настоящее, что позволяет обрести душевное равновесие, удивительное ощущение присутствия в этом мире «здесь и сейчас», способствует улучшению саморегуляции организма и излечению от психосоматических заболеваний. Позитивный душевный настрой родителей — основа гармоничных отношений в семье, необходимых для воспитания ребёнка.

Родители — творцы, являясь живым воплощением архетипов Отца и Матери для своих детей в раннем детстве, вносят неоценимый вклад в формирование внутренней вселенной своего ребенка и закладывают основу психологического здоровья для последующих поколений. Самой природой на родителей возложена основная ответственность за воспитание и становление личности своего ребенка. Родителям важно иметь понятие о структуре разума, о динамике формирования родительских образов в разуме ребёнка, осознать значение детской бессознательной проекции на них первообразов — архетипов Отца и Матери и насущную необходимость соответствовать этой проекции.

Родителям важно осознавать, что психологические проблемы ребёнка являются индикаторами психологических проблем самих родителей. Семьи, имеющие психологические проблемы, в настоящее время могут получить квалифицированную психологическую и психотерапевтическую помощь.

Кроме работы с психологом — психотерапевтом, в настоящее время широко используются аппараты для гармонизации структур головного мозга, имеющих отношение к долговременной памяти и эмоциям. Приятная процедура биоакустической коррекции БАК или аппаратная методика БОС биологически обратная связь позволяют устранить эмоциональное напряжение в подкорковых структурах.

Это способствует восстановлению саморегуляции организма и излечению от невроза и ряда психосоматических заболеваний. Статья расчитана на широкий круг читателей, включая психологов, педагогов, врачей. Список литературы: 1. Олимп, г. Юнг «Проблемы души нашего времени» Изд. Карл Юнг. Вульф «Танец жизни». Фритьоф Капра. Издательство трансперсонального института, Москва.

AirLand, Киев, г. Станислав Гроф. Исследования рубежей человеческого сознания. Издательство трансперсонального института, Москва, г. Абрахам Маслоу. Будапешт-Москва, г. Шэрон Лойшен «Психологический тренинг умений». Школа Вирджинии Сатир. Санкт — Петербург - Москва — Харьков — Минск г.

Уважаемые пациенты! На данной странице вы можете частично ознакомиться с ценами на услуги нашего медицинского центра. Опубликованный на сайте прайс-лист не является публичным договором оферты. Предоставление услуг осуществляется на основании договора об оказании медицинских услуг. Просим вас заранее уточнять стоимость услуг, а также график работы врачей специалистов у медицинских консультантов клиник по телефону 8 Прием ведется по предварительной записи.

Заболевания кожи не только доставляют человеку дискомфорт и лишают уверенности в себе, но Подробнее Статьи Крапивница Крапивница — собирательное название для группы дерматитов, проявляющихся сильным зудом, покрасне Подробнее Статьи Аллергия на глазах Аллергия — это патологическая иммунная реакция на вещество-раздражитель. Аллергия на глаза Подробнее Статьи Аллергический конъюнктивит Аллергический конъюнктивит — воспаление слизистой оболочки глаза, вызванное контактом с аллерген Подробнее Статьи Аллергия на животных Аллергия на животных — это иммунологическая реакция на шерсть, перья, частицы кожи и продукты жи Подробнее Услуги Сенсорная комната Услуги Детская психология string 29 "Tue, 10 Jul GMT" Записаться на прием Записаться нажимая кнопку отправить вы принимаете политику конфиденциальности 8 Запись в один клик Присоединяйтесь к нам:.

Запись в один клик. Нажимая кнопку отправить вы принимаете политику конфиденциальности. Связаться с отделом кадров. Прикрепить резюме. Записаться на прием. Не определился. Записаться на программу. Напишите нам. Нажимая кнопку отправить вы принимаете политику конфиденциальности и правила размещения отзывов и даете разрешение на публикацию отзыва на сайте veramed-clinic. Налоговый вычет.