когнитивная девушка модель в теории социальной работы

вебкам ижевск

Готовое резюме. Карьерная консультация. Статистика по вакансии. Автоподнятие резюме.

Когнитивная девушка модель в теории социальной работы высокооплачиваемая работа для девушки минск

Когнитивная девушка модель в теории социальной работы

Более того, на самом деле этот человек объективно может и не быть сильным. А может и быть. Набор убеждений о самом себе и есть когнитивная составляющая «я»-концепции. Эти убеждения могут иметь разную значимость для индивида. Он может считать, например, что он в первую очередь смелый, а сильный только в десятую очередь.

Эта иерархия не постоянна и может меняться в зависимости от контекста или с течением времени. Сочетание и значимость характеристик на тот или иной момент в значительной степени обуславливают установки индивида, его ожидания относительно себя [9]. Наряду с прочим, когнитивная компонента «я»-концепции представлена в сознании индивида в виде социальных ролей и статусов. Индивид не только полагает, что обладает определёнными характеристиками, но и определённым образом оценивает их, относится к ним.

Ему может нравиться или не нравиться что он, к примеру, сильный. Важную роль в формировании этой оценки играют:. Кем бы человек себя ни считал, он не может игнорировать то, как он на самом деле себя ведёт, то что ему на самом деле удаётся. Эта «объективная» часть и есть поведенческая составляющая «я»-концепции [9].

Большинство современных учёных , занимающихся проблемами личности, приходят к выводу, что наиболее продуктивно при исследовании Я-образа перейти от метафор к сферам и свойствам психики, «работающим» на «я»-образ. Они, как вектора, определяют некую общую нагрузку и направление центральной структуры, которую часто называют « самостью ».

Каминская выделяет два подхода к разработке проблемы структуры образа «я». В первом подходе в структуре образа «я» не выделяется мотивационного компонента, или выделяются лишь незначительные его составляющие. Так, С. Стейн определяет «я»-Концепцию — «существующая в сознании индивида система представлений образов и оценок, относящаяся к самому субъекту».

Венгер говорит об образе «я» как о совокупности обобщенных содержательных и оценочных представлений. Второй подход заключается в признании влияния мотивационного компонента связь образа «я» и поведения на развитие образа «я». Иными словами, формируются предпосылки для включения мотивационного компонента в структуру образа «я».

Наиболее же распространенным является представление о структуре образа «я» как единстве когнитивного образ своих качеств, способностей, внешности и др. Петровский, М. Залесским выделяются два компонента образа «я» — мотивационный и когнитивный. Применительно к изучению возрастных особенностей развития образа «я», особое внимание уделяется прояснению вопроса о том, как происходит формирование каждого из компонентов, когда два компонента образа «я» начинают взаимодействовать.

Когнитивный блок образа «я» отражает содержательные представления о себе. Такое понимание когнитивного блока образа «я» близко к пониманию образа «я» другими исследователями. Но в этот блок добавляются и оценочные самооценка , и целевые уровень притязаний, система запретов и поощрений компоненты. Мотивационный блок отвечает за функциональную значимость этих качеств, то есть выступают ли эти качества критериями в выборе мотивов, целей, поступков.

И если выступают, то выполняют ли качества функцию действующих или смыслообразующих мотивов. В литературе представлен разнообразный набор методик для изучения «я»-концепции образа «я» или его компонентов. Методика исследования самоотношения МИС разработана Р. Пантелеевым и содержит 9 шкал:. Методика диагностики социально-психологической адаптации разработана К.

Роджерсом и Р. Даймондом Методика апробирована и стандартизирована на разных выборках учащихся в отечественных школах и вузах. На русскоязычной выборке адаптированная А. Шкала как измерительный инструмент обнаружила высокую дифференцирующую способность в диагностике особенностей представлений о себе, их перестройки в возрастные критические периоды развития и в критических ситуациях, побуждающих индивида к переоценке себя и своих возможностей, приятия или неприятия себя, других, эмоционального комфорта или дискомфорта, внутреннего или внешнего контроля, доминирования или ведомости, ухода от решения проблем.

Кон поднимает вопрос о том, может ли индивид адекватно воспринимать и оценивать себя, в связи с проблемой соотношения главных функций самосознания — регуляторно-организующей и эго-защитной. Чтобы успешно направлять своё поведение, субъект должен обладать адекватной информацией , как о среде, так и о состояниях и свойствах своей личности.

Напротив, Эго-защитная функция ориентирована преимущественно на поддержание самоуважения и стабильности образа-Я даже ценой искажения информации. В зависимости от этого один и тот же субъект может давать как адекватные, так и ложные самооценки. Пониженное самоуважение невротика — это мотив и одновременно самооправдание ухода из деятельности, тогда как самокритика творческой личности — стимул к самосовершенствованию и преодолению новых рубежей.

Практически все проективные методики направлены на исследование личностной сферы в различных её аспектах — уровень притязаний , степень самопринятия, привязанность к близким, конфликтность и т. Идея о том, что в рисунке или рассказе можно увидеть своеобразный «автопортрет», лежит в основе тестов « Рисунок человека » К.

Мюррея , Психогеометрический тест Деллингер , Тест апперцепции символов Нагибиной-Афанасьевой и других. Джемса , З. Фрейда , К. Левина , К. Роджерса и многих других, а также предложенное У. Признание и принятие всех аспектов своего «я» в противоположность «условному самопринятию» обеспечивает интегрированность «я»-концепции, утверждает «я» в качестве мерила самого себя и своей позиции в жизненном пространстве. Согласованность работы всех структур, их гармоничное взаимодействие есть необходимое условие психологического комфорта.

Ему вручили пачку чистой бумаги, объявив, что это и есть вожделенный миллион, и в этот момент на энцефалографе был зарегистрирован мощный всплеск электрической активности кожи, свидетельствующий о выраженной эмоциональной реакции. Кстати, играл с этим испытуемым сам Михаил Таль , и он же сыграл с ним партию в его обычном состоянии вне гипноза.

На фотографиях было видно, как уверенно держался во время игры испытуемый, пока считал себя Полом Морфи, для которого имя Таля ничего не значит, — и как робко вжался в стул тот же испытуемый вне гипноза, хорошо представляя себе, с кем он играет. Между прочим, Таль признал, что хотя «в образе» испытуемый играл, конечно же, не на уровне Морфи, но все же примерно на два разряда выше, чем без гипноза.

Спустя несколько месяцев, на вопрос журналиста: «Какая партия за последнее время запомнилась вам больше других? Итак, именно внушение целостного образа позволяет выявить в гипнозе уникальные возможности, о которых сам человек не догадывается. Разумеется, эти возможности именно выявляются, а не привносятся состоянием гипноза» [10]. Психологические конфликты становятся своеобразными пунктами проверки качества на пути к личностному росту и самореализации, когда прерывается, «расщепляется» взаимодействие, диалог «я»-образов, каждый из которых, являясь существенной частью «я»-концепции, силится «заявить о себе», «заговорить», «быть услышанным», но не принимается за свой, отторгается или защитно трансформируется.

Сложность и непредсказуемость образа «я» создает трудности для его изучения. Иногда педагог имеет дело с учеником, у которого различные части и составляющие образа «я» «размыты», не связаны между собой. Следствием психологической недифференцированности и зависимости, составляющих основное системообразующее свойство «пограничного самосознания», являются его три взаимосвязанные характеристики:. В структуре личности особо выделяют психическую составляющую, ответственную за целостность психики.

Это некое ядро — самость. Самость — это «центр тяжести». Система сбалансирована, когда самость как солнце освещает, согревает и даёт энергию всем остальным составляющим личности. Книга «Психологические типы» , Карла Юнга , вобрала в себя размышления о многих философских познавательных проблемах. В ней освещаются различные стороны сознания, возможные мировоззренческие установки, при этом человеческое сознание рассматривается с так называемой клинической точки зрения… В своей книге я утверждал, что всякий образ мыслей обусловлен определённым психологическим типом и что всякая точка зрения в некотором роде относительна.

При этом возникал вопрос о единстве, необходимом для компенсации этого разнообразия. Иными словами, я пришел к даосизму … Именно тогда мои размышления и исследования стали сходиться к некоему центральному понятию — к идее самости, самодостаточности.

Юнг рассматривал «самость» как первичный образ, архетип, — комплекс, существующий в коллективном бессознательном. Самость — это архетип целостности, символ полноты человеческого потенциала и единства личности. Кон , раскрывая понятие «я» как активно-творческое интегративное начало, позволяющее индивиду не только осознавать себя, но и сознательно направлять и регулировать свою деятельность, отмечает двойственность этого понятия, сознание самого себя заключает в себе двоякое «я»:. Человеку свойственно иметь и строить не только теорию самого себя, такого, какой он есть сегодня в действительности, но и теорию идеального «я» , такого, каким человек хочет быть в будущем.

Полагается, что наличие такой концепции идеального «я», или будущего «я», является важнейшим мотивирующим фактором, побуждающим человека к действиям, направленным на саморазвитие, самореализацию, самоактуализацию, поиск подлинной жизни. Карен Хорни отделяет актуальное, или эмпирическое, «я» от идеализированного «я», с одной стороны, и реального «я» — с другой.

Актуальное «я» — всеохватывающее понятие для всего, чем является человек в данное время: для его тела и души, здоровья и невротичности. Актуальное «я» — то, что имеет в виду субъект, когда говорит, что хочет знать себя, то есть хочет знать, каким является. Идеализированное «я» — это то, чем субъект является в своем иррациональном воображении или чем должен быть согласно диктатам невротической гордости.

Реальное «я» — это «изначальная» сила, действующая в направлении индивидуального роста и самореализации, с которой субъект может вновь достичь полной идентификации, когда он свободен от невроза. Реальное «я» — это то, на что ссылается субъект, когда говорит, что хочет найти себя. Реальное «я» для невротиков является возможным «я», в противоположность идеализированному «я» — которого достичь невозможно. Некоторые методики определения психологического типа основаны на том, что человек выбирает свой тип как предпочитаемый, то есть выделяет свои наиболее привлекательные особенности.

Существуют методики, в которых человек даёт образ себя и образ своего близкого, тем самым подчеркивая свои особенности, которые отличают его от другого. Например, методика диагностики межличностных отношений Тимоти Лири тест Лири. Методика предназначена для исследования представлений субъекта о себе и своем идеальном «я», а также для изучения взаимоотношений в малых группах. С помощью данной методики выявляется преобладающий тип отношений к людям в самооценке и взаимооценке.

Несмотря на устойчивость, «я»-образ — не статическое, а динамическое образование. На формирование «я»-образа влияет целый комплекс факторов, из которых особенно важны контакты со «значимыми другими», в сущности определяющие представления о самом себе. Представление индивида о самом себе, как правило, кажутся ему убедительными независимо от того основываются они на объективном знании или субъективном мнении. Предметом восприятия человека могут, в частности, стать его тело, его способности, его социальные отношения и множество других личностных проявлений.

Формирование адекватной «я»-концепции, как и самосознания в целом, является важным условием воспитания сознательного члена общества [12]. Когда мы говорим о знании, то зачастую используем понятия «данные», «информация», «знания» как синонимы, с чем, однако, сложно согласиться.

Скорее эти термины образуют определенную иерархию, идущую от «данных» через «информацию» к «знаниям». Данные представляют собой простой набор некоторых. Они дискретны и сами по себе не имеют никакого значения. Данные — это нечто вроде конструктора, который человек использует, чтобы получить информацию. Обычно цель, для достижения которой требуется та или иная информация, как раз и помогает понять, что делать с данным конструктом. После сбора и распределения данные получают некое значение, то есть превращаются в осмысленную информацию.

Однако сама по себе информация нуждается в контексте, который делает ее пригодной для использования. Ключевой пункт состоит в том, что именно комбинация информации и контекста позволяет совершить некоторое действие. Именно в этом и состоит проблема. Знания бесполезно иметь ради знаний, которые оказываются ненужными ни для каких действий.

Такие знания представляют собой некое скопление баз данных, которые никто не использует, или архивов, которые никто не посещает. Когда объем данных становится слишком велик, то попросту невозможно отличить то, что нужно, от того, что бесполезно [8]. Действия или способность предпринять действия -вот что действительно превращает информацию в ценное знание.

Не менее избирательным участником информационного обмена является и учитель. Разумеется, он догадывается, что некоторые дети далеко не всегда понимают его объяснения или текст учебника. Однако в его собственном арсенале нет когнитивных схем, позволяющих ему точно идентифицировать отсутствующие или деформированные когнитивные схемы в сознании ребёнка.

Поэтому причины детских затруднений остаются для него тайной «за семью печатями», и он продолжает использовать понятия, логические связи и процедуры, искажённое восприятие которых и является источником непонимания. В результате информационный обмен на уроке очень часто напоминает разговор слепого с глухим. В этих условиях говорить о формировании информационной компетентности учащихся не имеет смысла, так как учитель полностью лишён информации о когнитивных схемах, которыми обладает каждый ученик.

Поэтому и возникла необходимость в разработке образовательной технологии, которая позволила бы управлять процессом формирования информационной компетентности, адаптируя содержание, методы, организационные формы и средства обучения к когнитивным возможностям каждого ребёнка. Основной задачей когнитивной технологии является создание условий для понимания каждым учеником воспринимаемой информации. Таким образом, когнитивная философия образования дает возможность комплексного, системного анализа деятельности человеческого сознания на уровне познания, то есть мышления, включающего в себя память, воображение, собственно сам процесс мыслительной деятельности на уровне рефлексии при помощи языковой знаковой системы [10].

Однако образование не может быть сведено только к технологиям. Необходимо рассматривать и содержательную сторону — культурные ценности и смыслы, производимые и воспроизводимые в образовательном процессе. Поэтому, на наш взгляд, необходимым дополнением к когнитивной теории образования должна стать гуманистическая концепция философии образования. Рассмотрение гуманистической концепции философии образования выходит за рамки обозначенной выше темы, поэтому ее подробное рассмотрение будет представлено в отдельной статье.

Меськов В. Огурцов А. Образы образования. Западная философия образования. XX век. Кузнецова А. Бершадский М. Черникова И. Аббасова К. The concept of personal construction one of the founders of cognitive psychology of D. Kelly is analyzed in the article. The question about its interaction with modern philosophy of education is considered. The substantiation of its urgency in the modern philosophical and pedagogical idea is given.

В основе когнитивной теории Келли лежит способ, с помощью которого индивиды постигают и интерпретируют явления или людей в своем окружении. Назвав свой подход теорией личностных конструктов, Келли концентрирует внимание на психологических процессах, которые позволяют людям организовать и понять события, происходящие в их жизни. Ученые создают теоретические конструкты, чтобы описать и объяснить события, которые они изучают. В системе Келли ключевой теоретический конструкт — это сам термин конструкт:.

Человек судит о своем мире с помощью понятийных систем, или моделей, которые он создает и затем пытается приспособить к объективной действительности. Это приспособление не всегда является удачным. Все же без таких систем мир будет представлять собой нечто настолько недифференцированное и гомогенное, что человек не сможет осмыслить его.

Именно эти «понятийные системы, или модели» Келли определил как личностные конструкты. Иначе говоря, личностный конструкт — это идея или мысль, которую человек использует, чтобы осознать или интерпретировать, объяснить или предсказать свой опыт. Он представляет собой устойчивый способ, которым человек осмысляет какие-то аспекты действительности в терминах схожести и контраста.

Примерами личностных конструктов могут быть «взволнованный-спокойный, «умный-глупый», «мужской-женский», «религиозный-нерелигиозный», «хороший-плохой» и «дружеский-враждебный». Это только несколько примеров бесчисленных конструктов, которые человек использует, чтобы оценить значение явлений своей повседневной жизни.

В качестве примера конструктов в действии давайте рассмотрим, как разные люди могут объяснять одно и то же событие. Недавний выпускник колледжа вместо того, чтобы поступить в аспирантуру, как он намечал ранее, складывает вещи и отправляется со своей подружкой жить в отдаленной общине. Отец молодого человека мог бы объяснить такой поступок как «огорчительный» или «разочаровывающий», а его мать заявила бы, что сын «живет в грехе». Консультант его колледжа, хорошо знакомый с теорией Эриксона, может подумать, что он сделал это «в поисках своей идентичности», а профессор социологии может полагать, что он просто «отрицает нормы общества, ориентированного на молодых профессионалов».

Сам юноша может рассматривать этот поступок как «естественный», как «то, что нужно было сделать в этот момент». Какое из объяснений верное? В теории Келли ответа нет. По его мнению, все дело в том, что каждый из нас воспринимает действительность путем собственных моделей или конструктов, необходимых для создания непротиворечивой картины мира.

В соответствии с представлением о людях как об ученых Келли утверждает: стоит только человеку предположить, что с помощью данного конструкта можно адекватно прогнозировать и предсказать какое-то событие в своем окружении, как он начнет проверять это предположение по событиям, которые еще не наступили. Если конструкт помогает точно прогнозировать события, человек, вероятно, сохранит его.

И наоборот, если прогноз не подтвердится, конструкт, на основании которого он был сделан, вероятно, подвергнется пересмотру или даже вообще может быть исключен вспомните наш пример с профессором, которого сначала оценили как «беспристрастного». Валидность конструкта проверяется с точки зрения его прогностической эффективности, степень которой может меняться.

Точнее, переживая события, человек замечает, что какие-то события похожи друг на друга у них есть общие свойства и при этом отличаются от других. Например, человек может заметить, что какие-то люди тучные, а какие-то тощие; кто-то черный, а кто-то белый; кто-то богатый, а кто-то бедный; до каких-то вещей опасно дотрагиваться, а до каких-то нет. Именно этот когнитивный процесс наблюдения сходства и различий приводит к формированию личностных конструктов. Таким образом, по крайней мере три элемента явления или предметы необходимы для формирования конструкта: два из элементов конструкта должны быть похожими друг на друга, а третий элемент должен отличаться от этих двух.

Конструкт можно сформировать, если мы видим, что Джин и Луиза честны, а Марта нет; или если мы считаем, что Джин и Луиза привлекательны, а Марта нет. И схожесть, и различие должны иметь место в пределах одного и того же контекста. То, в чем два элемента считаются похожими или подобными, называется эмерджентным полюсом, или полюсом сходства конструкта; то, в чем они противоположны третьему элементу, называется имплицитным полюсом, или полюсом контраста конструкта.

К сожалению, Келли отказался от исследования процессов, путем которых человек интерпретирует свой жизненный опыт в определенном направлении. Он просто не принимал во внимание вопрос об индивидуальных различиях по отношению к происхождению и развитию личностных конструктов. В определенной степени это понятно, так как теория Келли «неисторична» в том смысле, что в ней не акцентируется прошлый жизненный опыт человека.

Однако конструкты должны из чего-то происходить, и наиболее разумным кажется предположение, что они являются продуктами предшествующего опыта. Вероятно, разнообразие индивидуальных конструктных систем можно объяснить различиями в прошлом жизненном опыте. Во-первых, конструкт напоминает теорию тем, что он затрагивает определенный диапазон явлений. Конструкт «научный-ненаучный», например, вполне применим для интерпретации множества интеллектуальных достижений, но едва ли пригоден для объяснения преимуществ положения человека женатого или холостого.

Конструкт «хороший-плохой» имеет широкий диапазон применимости, так как он предполагает множество ситуаций, требующих личной оценки. А конструкт «непорочность-проституция» имеет значительно более узкие границы. Во-вторых, у каждого конструкта есть фокус применимости. Он относится к явлениям в рамках диапазона применимости, к которым конструкт наиболее применим.

Например, конструкт «честный-нечестный» у одного человека имеет фокусом применимости то, что следует держать руки подальше от чужих денег и имущества. Проницаемость-непроницаемость — еще один параметр, по которому конструкты могут различаться.

Он открыт для объяснения новых явлений. С другой стороны, непроницаемый конструкт, охватывая явления, которые составляют его первоначальную основу, остается закрытым для интерпретации нового опыта. Существует относительная степень проницаемости и непроницаемости. Конструкт «компетентный врач-некомпетентный врач» у одного человека может быть вполне проницаемым для интерпретации любого нового доктора, которого он встречает, то есть, общаясь какое-то время с любым новым доктором, человек может понять, компетентен он или некомпетентен.

Но другой человек может сделать тот же конструкт совершенно непроницаемым, настаивая на том, что компетентных врачей больше нет, что последним компетентным врачом был его педиатр, который уже умер. Следовательно, различие между компетентными и некомпетентными докторами для него больше не релевантно.

Все доктора некомпетентны! Заметьте, что проницаемость относится только к области пригодности конструкта — конструкт по определению непроницаем для какого-то опыта, выходящего за диапазон применимости. Так, понятие «компетентный-некомпетентный» не имеет смысла, если судить о вкусе крабов. Типы конструктов. Келли также предположил, что личностные конструкты можно классифицировать в соответствии с природой контроля, который они имплицитно осуществляют над своими элементами.

Конструкт, который стандартизирует «упреждает» элементы для того, чтобы они были исключительно в его диапазоне, Келли назвал упредительным конструктом. Это тип классификационного конструкта; то, что попало в одну классификацию, исключается из другой.

Упредительную интерпретацию можно сравнить с такой характеристикой мышления ригидного человека, как «ничего, кроме». Примером упредительного конструкта может быть этнический ярлык. Скажем, если человек идентифицирован как «мексиканец», то о нем будут думать только как о мексиканце и никак иначе.

Или, если профессору приклеют ярлык «упрямец», то некоторые студенты даже и не подумают о нем по-другому что он, например, может испытывать нежные чувства к своим детям или активно интересоваться проблемой социальных реформ. Упредительное мышление отвергает право пересмотра или иной интерпретации для других или для себя, не позволяя увидеть оцениваемое явление в новом свете. В констелляторном конструкте элементы могут одновременно принадлежать другим областям, но они постоянны в составе своей сферы.

То есть, если явление относится к какой-то категории одного конструкта, другие его характеристики фиксированы. Шаблонное мышление иллюстрирует этот тип конструкта. Пример констелляторного мышления: «Если этот человек продавец автомобилей, он скорее всего нечестен, жуликоват и умело обращается с клиентом». В этом примере нет места для иных суждений об этом человеке. По определению, констелляторные конструкты ограничивают наши возможности для альтернативных мнений; раз мы относим человека к данной категории, мы наделяем его всеми соответствующими ей характеристиками.

Конструкт, оставляющий свои элементы открытыми для альтернативных конструкций, называется предполагающим конструктом. Этот тип конструкта прямо противоположен упредительному и констелляторному конструктам, так как он позволяет человеку быть открытым для нового опыта и принимать альтернативную точку зрения на мир.

В этом случае трактовка кого-то как продавца автомобилей, является настолько предполагающей, что другие его личные качества не вытекают из нее. Следовательно, утверждающее мышление — гибкое мышление. Индивид открыт для нового опыта и может изменять существующие конструкты. Хотя есть соблазн интерпретировать упредительный и констелляторный конструкты как нежелательные типы, а предполагающий конструкт — как желательный, Келли утверждал, что это не так.

Если бы мы пользовались только предполагающими конструктами, мы испытывали бы массу трудностей, так как не могли бы принимать неотложные решения. В качестве примера представим, что при игре в бейсбол мяч летит в вашу голову. Вы можете начать интерпретировать мяч предположительно, рассматривая его со всех сторон. Но когда он ударит вас по лицу, вы увидите, что куда лучше было бы при таких обстоятельствах интерпретировать мяч упредительно то есть решить, что мяч, который летит в вашу голову, — это мяч, который летит в вашу голову, и ничего больше.

Однако Келли полагал, что если мы не хотим закостенеть интеллектуально, мы должны включать предположительное мышление. Без него мы были бы обречены на неизменяемый, шаблонный и нерезультативный способ осознания действительности. Таким образом, и упреждающие, и констелляторные, и предположительные формы мышления необходимы для объяснения явлений, вещей и людей. Преположительное мышление просто является противоположностью упредительному и констелляторному способу осознания действительности.

Личностные конструкты можно классифицировать несколькими способами. Например, есть всесторонние конструкты, которые включают в себя относительно широкий спектр явлений, и частные конструкты, включающие в себя небольшой диапазон явлений то есть имеющие более узкий диапазон возможностей.

Есть основные конструкты, которые регулируют основную деятельность человека, и периферические конструкт? И наконец, некоторые конструкты являются жесткими, то есть дающими неизменный прогноз, а другие — свободными, так как позволяют делать различные прогнозы при сходных условиях. Келли никогда не предлагал точного определения термина «личность». Однако он обсуждал эту концепцию в одной статье, утверждая, что личность — «наша абстракция деятельности человека и последующая генерализация этой абстракции на все аспекты ее связи с другими людьми, знакомыми и незнакомыми, а также с тем, что может представлять определенную ценность» [Kelly, , p.

Это не отдельная реальность, открытая ими. Кроме того, он утверждал, что личность по своей природе включена в межличностные отношения человека. Соединив эти две идеи, можно дать более точное определение личности в теории Келли, а именно: личность индивида представляет организованную систему более или менее важных конструктов; человек использует личностные конструкты, чтобы интерпретировать мир переживаний и предвидеть будущие события.

Для Келли личность эквивалентна конструктам, используемым индивидом в целях предвидения будущего. Чтобы понять другого человека, надо знать что-то о конструктах, которые он использует, о событиях, включенных в эти конструкты, и о том, как они соотносятся друг с другом.

Короче, узнать личность — значит узнать, как человек истолковывает свой личный опыт. Психологи традиционно используют концепцию мотивации для того, чтобы объяснить два аспекта поведения: а почему люди ведут себя активно и б почему их активность направлена на одно, а не на другое. С точки зрения Келли, термин «мотивация» подразумевает, что люди по своей природе статичны и действуют только тогда, когда их вдохновляет какая-то особая сила. Сам он отвергал концепцию, что люди инертны или реактивны по природе и начинают действовать только под влиянием внутренних или внешних сил.

По Келли, у людей для мотивации нет иной причины, как только та, что они живы [Kelly, ]. Действительно, суть жизни — движение или развитие; люди представляют собой одну из форм этого всепроникающего движения. Исходя из этого, не требуется специальной концепции например, влечения, потребности, инстинкты, поощрения, мотивы для объяснения того, что является причиной или мотивацией поведения человека.

Возражение Келли против использования концепции мотивации для объяснения поведения пришло из его опыта практикующего психотерапевта. Как выяснилось, чтобы помочь пациентам, не обязательно приписывать им какие-то мотивы. Мотивационные концепции — это интерпретация того, что психотерапевты обнаруживают в поведении своих пациентов.

Они могут быть полезны для прогноза поведения например, Памела ленива и поэтому, возможно, вовремя не закончит школу , но они бесполезны для понимания человека и оказания помощи ему, потому что отражают взгляд психотерапевта, а не пациента. Далее Келли отмечал, что мотивационные утверждения в большей степени характеризуют того, кто их высказывает, а не того, чьи мотивы обсуждаются: «Когда мы видим человека, озабоченного поиском мотивов, обычно оказывается, что он один из тех, кто чувствует угрозу со стороны коллег, и хочет поставить их на место».

Келли характеризует современные теории мотивации и противопоставляет их своей точке зрения следующим образом:. Теории мотивации можно разделить на два типа — теории толчка и теории тяги. В теории толчка можно найти такие термины, как влечение, мотив или даже стимул.

В теории тяги используются такие конструкты, как цель, ценность или потребность. Используя хорошо известную метафору — есть теории сенных вил, с одной стороны, и теории моркови, с другой. Но наша теория не относится ни к одной из них. Так как мы предпочитаем заглянуть в природу самого живого существа, нашу теорию, вероятно, лучше всего назвать ослиной теорией. Теория личностных конструктов рассматривает человека в качестве активного и думающего организма просто потому, что он живой.

Следовательно, «мотивация» — это излишний конструкт. Чем же, полностью отрицая мотивацию как движущую силу деятельности человека, Келли объяснял ее направление? Ответ следует искать в его основном постулате, который мы обсудим в следующем разделе. Формальная структура теории личностного конструкта очень лаконична, потому что Келли развивал свои центральные принципы, используя один основной постулат и следующие из него 11 выводов. Сначала мы опишем основной постулат, а потом обсудим те выводы, которые дополняют наше объяснение когнитивной позиции Келли.

Оказывается, каждый персонолог имеет свой язык для описания поведения человека. Келли — не исключение, и в этом можно убедиться на примере его основного постулата: «Процессы личности — это проложенные в психике каналы, в русле которых человек прогнозирует события».

Этот постулат образует основу теории Келли, так как в нем личность и поведение трактуются совершенно иначе, чем в большинстве других направлений. Он является основным в формальной системе Келли, поэтому, чтобы лучше его понять, давайте остановимся на нем подробнее. Основной постулат гласит, что поведение определяется тем, как люди прогнозируют будущие события. Иначе говоря, все поведение человека мысли и поступки направлено на прогноз событий.

Постулат также подразумевает, что Келли интересует человек как таковой, а не какие-то отдельные аспекты его поведения например, межгрупповые отношения. Выражение «процессы личности» предполагает, что человек — это организм, находящийся в развитии, а не инертная субстанция, на которую влияют бессознательные импульсы или побуждают к действию раздражители окружения вспомните «ослиную» точку зрения Келли на мотивацию человека.

Келли уподобляет человека исследователю и считает, что люди управляются своими конструктами, ориентированными на будущее. Основной постулат Келли также показывает, что его система лежит в пределах психологии и диапазон ее применимости ограничен пониманием поведения человека.

Выражение «проложенные каналы» означает, что поведение относительно стабильно во времени и ситуациях. Келли полагал, что люди действуют в пределах сети тропинок или каналов, а не беспокоятся о не поддающейся прогнозированию пустоте. Иначе говоря, люди прокладывают или направляют свои процессы к предупреждению будущего. Слово «каналы» синонимично слову конструкты, а упоминание личности выдвигает на первый план индивидуальность интерпретации явлений.

Относительно последних Келли отмечал, что каждый человек прокладывает и характерным способом использует разные каналы конструкты , а также что выбор определенного канала определяет его психические процессы. И наконец, выражение «прогнозирует события» отражает прогностические и мотивационные черты, присущие когнитивной теории. Подобно ученому, человек пытается объяснить действительность, чтобы научиться предвосхищать события, влияющие на его жизнь.

Именно это соображение объясняет направленность деятельности в теории Келли. Согласно ей, люди смотрят на настоящее так, чтобы предвидеть будущее с помощью уникальной системы своих личностных конструктов. Одиннадцать выводов, которые можно сделать из основного постулата, служат для разработки теории личностных конструктов Келли.

Далее мы обсудим важнейшие из них. Индивидуальность и организация. Вывод об индивидуальности особенно полезен для понимания уникальности личности: «Люди отличаются друг от друга тем, как они интерпретируют события». По Келли, два человека, будь они даже идентичными близнецами или, предположим, имей они схожие взгляды, обращаются к событию и интерпретируют его по-разному. Каждый человек понимает действительность с «колокольни» своего уникального личностного конструкта.

Итак, разница между людьми состоит в том, что они интерпретируют события под разным углом зрения. Имеется большое количество примеров, показывающих, что система конструктов каждого человека уникальна. Рассмотрим традиционную разницу во мнениях между политическими либералами и консерваторами по таким вопросам, как благосостояние, военное вторжение на чужую территорию, аборты, налоги, принудительная национальная интеграция, порнография и высшая мера наказания.

Или подумаем о том, почему студенты могут не соглашаться с профессорами, профессора с заведующими кафедрами, заведующие кафедрами с деканами и все они — с президентом колледжа. Или то, что называется «проблема отцов и детей» — несовпадение во взглядах между людьми разных поколений — ситуация, которую в теории Келли точнее можно назвать «несовпадение личностного конструкта».

Во всех этих примерах люди расходятся во взглядах, потому что каждый действует в пределах своей системы конструктов. Неудивительно, что люди не могут согласиться друг с другом — с точки зрения Келли, они даже говорят не об одном и том же! По мнению Келли, кроме того, что личностные конструкты имеют отличительные черты, они и организованы в человеке по-разному. Это четко указано в его выводе об организации: «Каждый человек специфически развивает в соответствии со своей возможностью прогнозировать события систему анализа, определяющую ранговые отношения между конструктами».

Этот вывод показывает, что люди организуют свои личностные конструкты иерархически, чтобы свести до минимума несовместимость и несоответствия. И, еще того важнее, он подразумевает, что люди отличаются друг от друга не только по числу и типу конструктов, которые они используют в своих суждениях о мире, но также тем, как они организуют свои конструкты. Короче, было бы ошибкой думать, что конструкты беспорядочно теснятся в сознании человека и применяются каждый по отдельности.

По Келли, организация личностных конструктов весьма логична: конструкты организованы в пирамидальную структуру так, что некоторые из них находятся либо в подчиняющей, либо в подчиненной позиции относительно других частей системы. Конечно, конструкт может быть и совершенно независимым от всех других.

Подчиняющий конструкт включает в себя другие конструкты, а подчиненный конструкт включен в другой подчиняющий конструкт. Конструкт «хороший-плохой», например, может включать в себя оба полюса конструкта «сексуальный-несексуальный». Следовательно, первый конструкт подчиняет последний.

Эту мысль можно пояснить на примере мужчины-сексиста, который анализирует девушку — модель месяца в журнале «Плейбой». Он, возможно, интерпретирует ее как «сексуальную» и, следовательно, в терминах подчиняющего конструкта как «хорошую». Но даже в системе конструктов самого законченного сексиста «хороший» обычно подразумевает больше, чем «сексуальный». Например, он может интерпретировать интервью месяца в том же журнале как «хорошее», потому что оно «вдохновило» его.

В этом случае конструкты «сексуальный-несексуальный» и «вдохновляющий-не вдохновляющий» будут подчиненными по отношению к подчиняющему конструкту «хороший-плохой». Но главное здесь то, что люди создают различную иерархию личностных конструктов. Подчиняющие и подчиненные конструкты в системе одного человека не обязательно занимают такое же положение в системе другого. Келли предположил, что только если мы знаем, как человек организует конструкты, мы можем правильно судить о его поведении.

Однако Келли считал, что иерархические отношения конструктов — величина непостоянная. Организация конструктов сохраняет связь с событиями только тогда, когда она имеет прогностическую эффективность, что справедливо и для самих конструктов. Действительно, Келли считал вполне допустимым, что два конструкта меняются местами в иерархии, и подчиненный конструкт может стать подчиняющим и наоборот.

Например, человек однажды почувствовал, что «любить-не любить» включает в себя в числе других и конструкт «принять-отвергнуть». Однако в результате последующего опыта человек может прийти к другому заключению, а именно: значение «принятия» гораздо основательнее и шире, и «любить» находится в подчиненной позиции по отношению к нему. Следовательно, иерархическое построение конструктов не следует понимать как инертное или законченное.

Интерпретировать или не интерпретировать: вот в чем вопрос. С точки зрения Келли, люди имеют несколько конструктов, с помощью которых они интерпретируют события своей жизни. Более того, каждый день они должны выбирать, какой конструкт и какой его полюс использовать для прогноза событий. Вывод о выборе показывает, как человек проводит этот отбор: «Человек выбирает для себя ту альтернативу в дихотомическом конструкте, с помощью которой, как он ожидает, он получит большие возможности для расширения и определения своей системы».

Итак, по Келли, если мы стоим перед выбором то есть перед ситуацией, в которой мы должны использовать наши конструкты тем или иным образом , мы выберем то, что наиболее вероятно либо расширит наше понимание мира, либо уточнит нашу конструктную систему. Иначе говоря, мы выберем полюс конструкта, который позволит понять событие более полно — то, что будет полезнее всего для прогностической эффективности нашей конструктной системы.

Келли назвал это «продуманный выбор». Вывод о выборе также предполагает, что наша конструктная система разрабатывается либо в направлении определения, либо в направлении расширения. Определение включает в себя выбор альтернативы с большей вероятностью валидизации аспектов опыта, которые уже были соответствующим образом точно интерпретированы. То есть человек без особого риска для себя ждет, как повернутся события, основываясь на предыдущем опыте, а затем смотрит, что из этого получилось.

Если ожидаемое событие имеет место и конструктная система подтвердилась, тогда конструкт еще сильнее закрепляется тем фактом, что он приводит к правильному прогнозу. Следовательно, определение подразумевает использование конструкта знакомым образом, путем применения его к событию, которое лучше всего подходит к нему.

Другой тип разработки — расширение — включает в себя выбор альтернативы, которая с большей вероятностью позволит расширить наше понимание событий увеличить диапазон применимости конструкта. Если прогноз правильный, тогда конструкт становится валидным и, по крайней мере временно, более широко применимым. Конечно, расширение дает больший простор для прогностической ошибки, чем определение, так как оно использует конструкты для прогноза события, которое ранее было ему неизвестно.

Но все-таки оно дает больше информации, чем определение. Келли характеризует разницу между определением и расширением либо как безопасность, либо как риск. Люди должны постоянно решать, какой из этих двух способов в дальнейшем будет формировать их личностные конструкты. Студенты коллежда, например, должны часто делать выбор между курсами, похожими на те, которые они ранее слушали, и где, следовательно, есть какая-то гарантия получить приемлемые оценки, и незнакомыми курсами, где есть риск провалиться, но которые зато дают возможность расширить знания.

В этом примере, если студент выбирает альтернативу, которая сводит риск до минимума, конструктная система если она валидна укрепляется и определяется. Однако, если студент выбирает альтернативу, которая расширит его систему, это чревато большим риском — есть вероятность, что он не сможет правильно прогнозировать события например, сдать экзамены.

В то же время, конечно, увеличивается возможность приобрести дополнительную информацию, которая пригодится для будущих прогнозов. Хотя Келли подробно описал признаки, позволяющие узнать, определяет или расширяет человек свою конструктную систему, все же у нас нет достаточных эмпирических фактов или теоретических обоснований, чтобы понять, почему и когда он предпочтет выбрать то, а не другое.

Тем не менее, весьма вероятно, что люди, уверенные в правильном прогнозе событий и могущие позволить себе риск ошибиться, скорее всего выберут расширение своей конструктной системы. А люди, неуверенные в правильном прогнозе событий, скорее всего выберут определение. Преходящие ситуационные факторы, возможно, также влияют на выбор расширения или определения.

Например, если человеку скучно, то это приведет к выбору расширения, а если он расстроен — определения. Тот из двух процессов, который будет иметь место в данное время, в конечном итоге и определит, мотивирован человек к безопасности или к риску. Цикл О-В-И. Келли представил различные модели для иллюстрации действий человека перед лицом новой или неопределенной ситуации. Ключевым моментом является цикл ориентировка-выбор-исполнение О-В-И , который состоит в последовательном обдумывании нескольких возможных конструктов и выбора того из них, который окажется лучшим для интерпретации ситуации.

В ориентировочной фазе человек рассматривает несколько конструктов, которые можно использовать для интерпретации данной ситуации — то есть он намеренно обдумывает различные возможности, которые могут иметь место. Это аналогично рассмотрению вопроса со всех сторон. Фаза выбора наступает, когда человек ограничивает число альтернативных конструктов гипотез до количества, наиболее приемлемого в данной ситуации. В этот момент он решает, какие преимущественные альтернативы наиболее уместно использовать.

И наконец, во время фазы исполнения он выбирает направление действий и сопровождающее его поведение. Выбор делается, иначе говоря, на основании оценки, какой альтернативный конструкт наиболее вероятно приведет к расширению или к определению системы. Келли отмечал, что человек может пройти через ряд циклов О-В-И прежде, чем решит, какой конструкт следует использовать для интерпретации ситуации.

Он цитирует Гамлета в качестве классического примера человека, который после упреждения «Быть иль не быть, вот в чем вопрос…» не может решиться на окончательный выбор и вместо этого возвращается в ориентировочную фазу цикла. Понятие цикла О-В-И согласуется с убеждением Келли в том, что мы постоянно рассматриваем существующие альтернативы, ограничивая их выбор до оптимального для действий, и поступаем в соответствии с нашим выбором. Таким образом, если мы просто изменим наши конструкты, мы, без преувеличения, можем изменить свою жизнь; возможности выбора в теоретической системе Келли поразительны.

Келли, однако, настаивает также на том, что поскольку мир многомерен, а человек обладает рядом различных категориальных шкал в своей конструктной системе, он перед тем, как начать действовать, вынужден их сортировать до тех пор, пока не будет представлен один дихотомический параметр выбора. С точки зрения Келли, когда человек говорит «важно выбрать между этим и тем», только тогда он готов выработать жизненную стратегию.

В конце концов, мы должны уметь анализировать для того, чтобы функционировать разумно. Изменение в конструктной системе. Конструктная система позволяет человеку прогнозировать будущие события так точно, насколько это возможно. Из этого следует, что конструктная система меняется, если с ее помощью невозможно правильно прогнозировать разворачивающуюся последовательность событий.

В этой связи Келли постулирует, что изменение в нашей конструктной системе имеет место тогда, когда мы встречаемся с новыми или незнакомыми явлениями, которые не согласуются с нашей предыдущей системой конструктов. Его вывод об опыте утверждает: «Конструктная система человека меняется в соответствии с успешностью интерпретации повторных явлений».

Так называемый вывод о научении предполагает, что система личностных конструктов — это набор гипотез о нашем вечно меняющемся мире, которые постоянно проверяются опытом. Обратная связь, позволяющая судить о том, насколько хорошо эти гипотезы помогли нам прогнозировать будущее, приводит к изменению конструктов, которые, в свою очередь, используются как новые гипотезы для последовательного изменения системы. Те конструкты, которые оказываются полезными, сохраняются, а остальные пересматриваются или отбрасываются.

Таким образом, по Келли, конструктная система последовательно пересматривается с обоснованным отбором для принятия правильных решений. По Келли, опыт человека — это перестройка его жизни, основанная на пересмотре конструктов под влиянием текущих событий.

Это означает, что человек приобретает мало опыта или вообще не приобретает его, если после наблюдения реальной последовательности событий он все же интерпретирует события по-старому. Например, если профессор преподает свой предмет в течение 10 лет и все эти годы читает одни те же лекции, делая это так же, как в первый год преподавания, Келли спросил бы, действительно ли у него десятилетний стаж преподавания.

С другой стороны, если то, чему он учил в первый год, заставило его изменить и усовершенствовать преподавание на второй год и делать это последовательно в течение всех десяти лет, он на законном основании может заявить, что у него десятилетний опыт преподавания.

Вывод о модуляции, сделанный Келли, уточняет условия, при которых изменяется конструктная система человека: «Изменение конструктной системы человека ограничено проницаемостью конструктов в пределах того диапазона применимости, в котором находятся эти изменения». Как уже указывалось, понятие «проницаемость» относится к степени, с которой конструкт может ассимилировать новый опыт и события в пределах своего диапазона применимости.

Таким образом, этот вывод подразумевает, что чем более проницаемы открыты подчиняющие конструкты человека, тем больше возможность изменения внутри структур, к которым они относятся. Если у человека нет подчиняющих конструктов для интерпретированного изменения, то изменение не может иметь места в его системе.

Такой человек психологически ригиден. Следовательно, человек должен быть способен не только интерпретировать новые события или пересматривать старые, но также анализировать само изменение. Иначе говоря, так как изменение конструкта или набора конструктов само по себе является событием, человек должен иметь какую-то концептуальную структуру для того, чтобы интерпретировать изменения своей конструктной системы. Иначе будет не изменение, а хаос. Например, мужчина 21 года интерпретирует свои отношения с матерью, продолжая реагировать на нее как «маменькин сыночек», то есть сверхзависимо.

Очевидно, что он встретится с большими трудностями в жизни, если не изменит интерпретацию данных отношений. Ему удастся это сделать, если он обладает проницаемым подчиняющим конструктом «зрелость-незрелость», который сможет применить в этой ситуации. Тогда он может интерпретировать себя как «зрелого» и начать реагировать на свою мать по-иному, то есть менее зависимо. В сущности, он будет иначе интерпретировать свое отношение к матери с точки зрения применения конструкта «зрелый» к себе.

Изменения в отношениях со значимыми другими — не единственное обстоятельство, которое заставляет наши конструкты меняться. Иногда даже очень полезные конструкты, которые использовались долгое время, становятся менее, чем раньше, пригодными для точного прогноза событий. Келли считал, что в таких случаях удобный знакомый конструкт будет изменен, хотя бы слегка.

Это, вероятно, и происходит почти постоянно с часто используемыми конструктами, потому что наш прогноз событий никогда не бывает совершенным. Однако происходящие таким образом изменения не затрагивают существенно конструктную систему. Это просто небольшая коррекция того, как человек понимает события. Социальные отношения и личностные конструкты.

Если, как Келли утверждал в своем выводе об индивидуальности, люди отличаются друг от друга тем, как они интерпретируют ситуации, то, следовательно, они могут быть похожими друг на друга, если схожим образом интерпретируют свой опыт. Рыбак рыбака видит издалека. Эта идея определенно выражена в выводе об общности: «Если человек интерпретирует опыт в какой-то мере подобно тому, как это делает другой человек, то его психические процессы подобны психическим процессам другого человека.

Итак, если два человека разделяют взгляды на мир то есть схожи в своей интерпретации личного опыта , вероятно, и вести себя они будут похоже то есть они будут схожими личностями. Необходимо заметить, что люди похожи не потому, что они пережили одни и те же события в жизни, и не потому, что их поведение похоже — они похожи потому, что события для них имеют приблизительно одинаковое психологическое значение.

В соответствии со своей когнитивной ориентацией, Келли опирается на интерпретацию, а не на прошлый опыт или наблюдаемое поведение. Вывод об общности подразумевает, что схожесть, очевидная среди представителей одной культуры, это не только схожесть в поведении. Келли полагал, что люди одной культуры интерпретируют свой опыт почти одинаково. В поддержку этой точки зрения можно привести недавние исследования, показывающие, что культурные различия коренятся в разнице конструктов, которые используют люди.

Другой важный аспект теории личностных конструктов Келли касается отношений между людьми и их конструктными системами. Это отражено в выводе о содружестве, который уточняет условия, необходимые для эффективных межличностных отношений: «Один человек может играть роль в социальном процессе, включающем другого человека, в той мере, в какой первый анализирует интерпретационные процессы второго». Этим выводом Келли подчеркнул, что социальное взаимодействие состоит, в первую очередь, из попыток одного человека понять, как другой человек осознает действительность.

Иначе говоря, чтобы плодотворно взаимодействовать с кем-то, человеку необходимо интерпретировать какую-то часть конструктной системы другого человека. Это утверждение отличается от допущения, что люди могут взаимодействовать только когда у них схожая конструктная система или если они в чем-то похожи.

По Келли, для гармоничного социального взаимодействия необходимо, чтобы один человек психологически поставил себя на место другого, чтобы лучше понимать и прогнозировать его настоящее и последующее поведение. Для того, чтобы «исполнить роль» вашего отца, например, необходимо понять его взгляды и на вас тоже с помощью своих конструктов и соответственно построить ваши действия.

Для того, чтобы играть роль в социальном процессе, включающем другого человека, не требуется его согласие, о чем свидетельствуют отношения родители-ребенок и учитель-студент. Как указывалось в выводе об общности, гораздо легче понять ход мыслей другого человека, если ваши взгляды схожи, но это не существенно для эффективного исполнения роли. Критическим моментом в межличностных отношениях является то, что по крайней мере один человек пытается понять, как другой человек оценивает играемую им роль.

Понятие «роль», используемое Келли, не следует смешивать с термином, употребляемым в социологической теории ролей. Для социолога роль — единица социальной структуры, к которой принадлежат люди например, служащий авиакомпании, президент объединения, почтовый работник. А в системе Келли роль определяется как «форма поведения, которая логически вытекает из того факта, что человек понимает, как мыслят другие люди, связанные с ним в его деятельности». Это определение предполагает, что значимое социальное взаимодействие не существует бессознательно, просто потому что два или несколько человек общаются друг с другом или делают общее дело.

Принятие роли требует, чтобы по крайней мере один из взаимодействующих индивидов осознавал, каким образом другой индивид интерпретирует явления. Далее Келли утверждал, что роли не обязательно должны быть обоюдными, то есть человеку людям не нужно анализировать исполнителя роли для того, чтобы быть включенным в социальные отношения. Другому человеку также не нужно вступать в ролевые отношения с индивидом, анализирующим его.

Действительно, в нашем обществе преобладают односторонние ролевые отношения например, врач-пациент, адвокат-клиент, работодатель-рабочий. В этой связи Келли отмечал, что оптимальные отношения предполагают взаимное понимание взглядов на жизнь, как в случае здоровых отношений между женой и мужем.

Келли считал, что очень хорошо иметь социальные прогнозы, которые подтверждаются другими людьми. У нас есть определенные представления о том, чего от нас ждут другие. Когда мы действуем в соответствии с ними и узнаем, что мы точно предсказали ожидания других, это побуждает нас и дальше вести себя таким же образом. Вывод об общности, сформулированный Келли, очень важен для сферы человеческих отношений. В частности, он предлагает возможную, объединяющую связь между индивидуальной и общественной психологией [Jankowicz, ].

Безоговорочное утверждение, что устойчивые и искренние человеческие отношения не могут развиваться, если по крайней мере один из людей не пытается встать на место другого, может объяснить те проблемы общения, которые возникают у людей в самых разных ситуациях, начиная от каждодневных разговоров с родителями, родственниками, друзьями, соседями и кончая международными делами.

Мир без войны может, в конечном итоге, зависеть от возможности людей особенно глав государств точно анализировать интерпретационные процессы других. Личностный конструкт — оценочная система, которая используется индивидом для классификации различных объектов его жизненного пространства. Термин, предложенный в психологии личности Дж. Келли, для обозначения когнитивных шаблонов, которые человек «сам создает, а затем пытается подогнать их к тем реалиям, из которых состоит этот мир». Конструкты используются для прогнозирования повторяющихся событий.

Конструкт позволяет индивиду не только объяснять чужое поведение, но и проектировать собственное поведение, так как конструкт задает фактическую программу такого поведения. Личностный конструкт — это идея или мысль, которую человек использует, чтобы осознать или истолковать, объяснить или предсказать свой опыт в терминах схожести и контраста например, «хороший-плохой». Личность индивида представляет организованную систему более или менее важных конструктов.

Есть основные конструкты, которые регулируют основную деятельность человека, и периферические конструкты, которые могут меняться, не изменяя значительно основную структуру. Личностные конструкты, не несущие для индивида личностный смысл или не вошедшие еще в привычку «периферические конструкты», легко поддаются изменению. Личностно значимые и давно ставшие привычными «центральные конструкты», по терминологии Дж. Келли — изменяются медленней и труднее. Назвав свой подход теорией личностных конструктов , Келли концентрирует внимание на психологических процессах, которые позволяют людям организовать и понять события, происходящие в их жизни.

Примерами личностных конструктов могут быть «взволнованный—спокойный, «умный—глупый», «мужской—женский», «хороший—плохой» и «дружеский—враждебный». В соответствии с представлением о людях как об ученых Келли утверждает: стоит только человеку предположить, что с помощью данного конструкта можно адекватно прогнозировать какое-то событие в своем окружении, как он начнет проверять это предположение по событиям, которые еще не наступили.

Если прогноз не подтвердится, конструкт, на основании которого он был сделан, вероятно, подвергнется пересмотру или вообще может быть исключен. Валидность конструкта проверяется с точки зрения его прогностической эффективности , степень которой может меняться. Например, человек может заметить, что какие-то люди тучные, а какие-то тощие; кто-то черный, кто-то белый; кто-то богатый, а кто-то бедный.

То, в чем два элемента считаются похожими, называется эмерджентным полюсом , или полюсом сходства конструкта; то, в чем они противоположны третьему элементу, называется имплицитным полюсом , или полюсом контраста конструкта. Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 авторов готовы помочь вам прямо сейчас.

Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы. Во-первых, конструкт затрагивает определенный диапазон явлений. А конструкт «непорочность — проституция» имеет значительно более узкие границы. Например, конструкт «честный—нечестный» у одного человека имеет фокусом применимости то, что следует держать руки подальше от чужих денег. Проницаемость—непроницаемость — еще один параметр, по которому конструкты могут различаться.

Так, понятие «компетентный—некомпетентный» не имеет смысла, если судить о вкусе крабов. Келли также предположил, что личностные конструкты можно классифицировать. Пример, если профессору приклеят ярлык «упрямец», то некоторые студенты даже и не подумают о нем по-другому что он, например, может испытывать нежные чувства к своим детям. Этот тип конструкта позволяет человеку быть открытым для нового опыта и принимать альтернативную точку зрения Следовательно, утверждающее мышление — гибкое мышление.

Без него мы были бы обречены на неизменяемый, шаблонный и способ осознания действительности. Например, есть всесторонние конструкты , которые включают в себя относительно широкий спектр явлений, и частные конструкты , включающие в себя небольшой диапазон явлений то есть имеющие более узкий диапазон возможностей. Есть основные конструкты , которые регулируют основную деятельность человека, и периферические конструкты , которые могут меняться, не изменяя значительно основную структуру.

И наконец, некоторые конструкты являются жесткими , то есть дающими неизменный прогноз, а другие — свободными , так как позволяют делать различные прогнозы при сходных условиях. Процессы индивида являются психологическими каналами, в русле которых будут, по его прогнозу, развиваться события.

Келли полагает, что поведение людей определяется тем, как они прогнозируют будущие события. Всё поведение человека направлено на прогноз событий. Люди управляются конструктами, ориентированным на будущее. Поведение человека стабильно во времени и ситуациях. Люди направляют свои процессы к предупреждению будущего.

Каждый человек прокладывает и характерным способом использует свои конструкты. Когнитивный компонент теории Келли состоит в том, что человек пытается объяснить действительность, чтобы научиться предвосхищать события, влияющие на его жизнь.

Из основного постулата Келли делает одиннадцать выводов, которые, служат для разработки теории личностных конструктов. Мы обсудим важнейшие из них. Вывод о дихотомии — конструкты всегда биполярны. Конструктивная система по Келли состоит из конечного числа дихотомических конструктов. Хороший — плохой, справедливый — несправедливый, умный — глупый, популярный — непопулярный.

Одна сторона биполярного конструкта используется чаще, чем другая. Вывод об организации — каждый человек ради удобства в предвосхищении событий, разрабатывает систему анализа событий, устанавливающую порядковые отношения между конструктами. Люди организуют свои личностные конструкты иерархически, чтобы свести до минимума несовместимость и несоответствия. Конструкт «хороший—плохой», например, может включать в себя оба полюса конструкта «сексуальный—несексуальный».

Но даже в системе конструктов самого законченного сексиста «хороший» обычно подразумевает больше, чем «сексуальный», Например, он может интерпретировать интервью месяца в том же журнале. В этом случае конструкты «сексуальный—несексуальный» и «вдохновляющий—не вдохновляющий» будут подчиненными по отношению к подчиняющему конструкту «хороший—плохой».

Подчиняющие и подчиненные конструкты в системе одного человека необязательно занимают такое же положение в системе другого. Вывод о выборе. Из этого следует, что конструктная система меняется, если с ее Помощью невозможно правильно прогнозировать разворачивающуюся последовательность событий.

Вывод о научении предполагает, что система личностных конструктов — это набор гипотез о нашем вечно меняющемся мире, которые постоянно проверяются опытом. Психологические процессы одного индивида похожи на процессы другого в той мере, в какой индивид прибегает к аналогичной интерпретации жизненного опыта.

Вывод о фрагментации — человек может использовать множество конструктов, которые логически несовместимы друг с другом. В какой то момент мы можем быть безжалостными дельцами, а в какой-то любящими друзьями. Вывод о диапазоне — конструкт применим лишь для ограниченного диапазона событий. Большинство людей согласятся с тем, что Садам Хусейн, Гитлер и мать Тереза лежат в диапазоне применимости конструкта «злодей — святой».

Но они могут не сойтись в оценке других кандидатур. Личность, по мнению Келли, — это некая абстракция, созданная персонологами из психических процессов, которые они наблюдают и подразумевают.

Эти представления о себе самом в большей или меньшей степени осознаны и обладают относительной устойчивостью.

Когнитивная девушка модель в теории социальной работы Работа по вемкам в усолье сибирское
Когнитивная девушка модель в теории социальной работы Девушки в чулочках на работе
Модели онлайн краснодар Модели социальной работы общая характеристика
Работа в интернет магазине для девушек Он представляет собой устойчивый способ, которым человек осмысляет какие-то аспекты действительности в терминах схожести и контраста. Смена ролей, необходимость принятия важных решений, касающихся профессии, ценностных ориентаций, образа жизни и т. Разумеется, у каждого опыт субъективен — оттого подчас так разнятся и конструкты. Обучаясь в университете Канзаса, он заинтересовался психологией. Формальная структура теории личностного конструкта очень лаконична, потому что Келли развивал свои центральные принципы, используя один основной постулат и следующие из него 11 выводов.
Заработать онлайн белебей Ночная работа для девушки омск
Лучшие работы фотографов девушки Вакансии визажиста спб
Когнитивная девушка модель в теории социальной работы 33
Когнитивная девушка модель в теории социальной работы 392
Ева модель 917
Работа модели в париже 717

Весьма ценный работа в мариуполе девушки прощения

Теория социального научения была сформулирована и расширена канадским психологом Альбертом Бандурой. Бандура в и году провел совместно со своими студентами и коллегами эксперимент с куклой Бобо , целью которого было выявление причин агрессивного поведения у детей.

Эти эксперименты доказали возможность научения через наблюдение за поведенческой моделью. Результаты этих исследований позволили Бандуре опубликовать в году книгу и статью, в которой он расширил свою идею о том, как формируется поведение, основываясь на работах Миллера и Долларда. Согласно Бандуре, существует четыре источника самоэффективности: «овладение мастерством, социальное моделирование, вербальное подкрепление, психическое состояние».

В году Бандура публикует свою вторую книгу, в которой он расширил и дал другое название оригинальной теории. Он дал ей название социально-когнитивной теории. Бандура изменил её название для того, чтобы подчеркнуть, что познание играет значительную роль в поведении человека.

Социально-когнитивная теория применяется во многих областях человеческой жизни, например, в таких, как в выборе профессии, организационном поведении [8] , а также в учебной мотивации. После эксперимента с куклой Бобо Бандура провел ещё одно исследование, в котором группе детей показывались видеофильмы, включающие кадры насилия и агрессивных действий.

После просмотра видео, Бандура поместил детей в одну комнату с куклой Бобо, чтобы наблюдать за тем, как они будут себя с ней вести. В ходе эксперимента Бандура установил, что дети, которые смотрели данное видео, проявляли более агрессивное поведение, чем те, кто его не смотрели.

Этот эксперимент является отражением социально-когнитивной теории, т. В данном эксперименте дети воспроизводили ту модель поведения, которую они видели на видеозаписи. Для того, чтобы изучить конкретное поведение, люди должны понять, каков будет потенциальный результат, если они будут повторно воспроизводить данное поведение.

На эти ожидания влияет окружение, в котором человек вырастает. К примеру, ожидаемые последствия вождения в состоянии алкогольного опьянения по закону в США — штраф или тюремное заключение. В то время, как в другой стране, данное нарушение может караться смертной казнью. Социальная работа рассматривается как стабилизирующая функция;. Социальные проблемы бедность, дискриминация, загрязнение природы усложняют условия бытия, сокращают возможность взаимной адаптации.

Социальный работник должен воздействовать не только на клиента, но и на среду его обитания, целью чего является усиление адаптивных способностей человека, влияние на его среду обитания и окружение таким образом, чтобы сделать компромиссы между ним и средой обитания более адаптивными;. Технология защиты и "наделения полномочиями" направлена на развитие социальных способностей клиентов различных групп угнетенных, отвергнутых, причем упор делается на учет их влияния во властных структурах, классовой принадлежности.

Ориентируется, в первую очередь, на изменение индивидом себя, адаптацию к среде, а также воздействие на окружение;. Социальная работа понимается как содействие формированию, реабилитации жизненных сил;. Согласно этой модели человек строит свое поведение, общение в соответствии с моделями, воспринятыми им в процессе жизни от родителей, начальников и др.

Социальный работник в этой связи должен отчетливо знать и различать: установку и практику всех стилей общения данной личности; методы освоения известных образцов поведения людей; причины возникновения конфликтов и способы их разрешения. Варианты технологий: новые психологические образцы; перемена ролей; групповая терапия.

Сравнительный а нализ форм организации социальной работы в России и за рубежом. Существуют различные классификации моделей социальной работы, но так или иначе большинство из них базируются на принципах, вытекающих из роли и степени участия в реализации социальной политики государства, институтов гражданского общества и отдельных граждан. Российская модель. Перемены в экономике, произошедшие после распада СССР, проявились и в социальной политике. Главное - системы государственных бесплатных социальных услуг распались, а условия для создания новой системы, к сожалению, не созданы.

Это объясняется тем, что социальная сфера в России в прошедший период реформ не была приоритетной в плане преобразований. При отсутствии целенаправленного воздействия объектами социальной политики становилась то одна социальная группа, то другая. Однако предпринимаемые меры выплаты пособий по безработице и компенсации роста цен, а также другие к желаемым результатам не привели. Сегодня вполне очевидно, что социальные ресурсы в обществе постепенно истощились. Незначительное увеличение трудовой активности населения на начальном этапе реформ за счет возникновения новых сфер и видов деятельности, а также появления новых источников дохода к предполагаемому росту уровня жизни в России не привело.

Напротив, в обществе обострился социальный кризис ввиду резкого снижения качества жизни населения, что заставило правительство начать корректировку курса реформ и рассматривать социальную политику как существенное и приоритетное направление деятельности государства. В России с принятием Концепции развития социального обслуживания населения в Российской Федерации август г.

В ее основу положена забота государства, «включающая как устранение причин, препятствующих человеку, семье, группам людей достичь оптимального уровня благосостояния, так и организацию индивидуальной помощи людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию». Устранению причин и оказанию индивидуальной помощи должны были содействовать мероприятия социального обслуживания через систему различных служб.

Система социальных служб складывалась из государственных, муниципальных и негосударственных институтов помощи. Основными формами деятельности этих служб являлись:. Важная особенность Концепции заключалась в том, что в ней предусматривалось создание корпуса профессиональных служащих, социальных работников, тем самым конструировалась профессия, истоки и традиции которой заложены в России еще в начале ХХ в.

Изменяется не только идеология государственной помощи населению, но и механизм финансирования системы социальной защиты. Финансирование социальных программ населению осуществляется не из поступлений от налогов, как это было раньше, а из специализированных страховых фондов: Пенсионного фонда, Фонда социального страхования, Фонда занятости, Фонда медицинского страхования, Фонда социальной защиты.

Из зарубежных форм выделяют скандинавскую, континентальную и американо-британскую модели социальной политики. Зачастую, исходя из преемственности от той или иной политической партии, скандинавскую социальную модель называют также социал-демократической, континентальную - социально-рыночной, а американо-британскую - либеральной моделью социальной политики. Скандинавская модель. В модели социальной политики этого типа значительную часть расходов на социальные нужды берет на себя государство, и основным каналом перераспределения является бюджет.

Государство несет основную ответственность за социальное благополучие своих граждан и является основным производителем социальных услуг. Услуги образование, здравоохранение, забота о детях и престарелых и т. Данная система действует через перераспределение например, бюджет или социально-страховые фонды , и доля социальных расходов очень высока.

Эта модель в той или иной мере воплощается в политике таких стран, как Швеция, Финляндия, Дания, Норвегия. Основными целями шведской социальной политики являются полная занятость и выравнивание доходов. Осуществление целей идет через преднамеренное перераспределение доходов, прежде всего через налоговую и трансфертную политику, для чего были созданы специальные государственные и негосударственные институты.

Универсальность модели выражается во всеобщности и общедоступности социальной защиты, которая распространяется на все население. Оказываемая помощь обеспечивает социальную защиту населения на уровне нормального жизненного стандарта. Социальное обеспечение находится на высоком уровне и предусматривает выплату пособий по безработице, детские пособия и ряд других. Пособия по безработице позволяют сохранить достойный уровень жизни в случае потери работы, а сокращение расходов на выплаты по безработице достигается за счет развитой системы служб трудоустройства.

Дети, независимо от доходов родителей, получают ежемесячное пособие, которое выплачивается до 18 лет. Дополнительные пособия получают семьи с тремя и более детьми. В дополнение к услугам социального обеспечения действуют негосударственные организации, выполняющие различные виды социальной работы, например, защиту прав инвалидов. Образование в Швеции охватывает все население и обеспечивает практически полную грамотность.

Бесплатным является среднее и высшее образование, а также программы переквалификации и ряд других образовательных программ. Здравоохранени е в Швеции доступно для всех граждан посредством всеобщего социального страхования независимо от доходов и уплачиваемых налогов.

Континентальная модель. В этой модели государство, как правило, несет ответственность только за выдачу социальных пособий получателям, то есть за социальное обеспечение, но не организует социальные услуги. Здесь бюджетные отчисления и страховые взносы работника и работодателя на социальные мероприятия примерно равны, и основными каналами перераспределения являются как государственные, так и частные но находящиеся под контролем государства социально-страховые фонды.

Этой модели следуют Германия, Франция, Австрия, Бельгия. Социальное обеспечение. В Германии действует 4 вида социального страхования: пенсионное, медицинское, от безработицы и от несчастных случаев. Социальное страхование финансируется совместно работодателями, а также наемными работниками и дифференцируется по видам деятельности. Принцип страхования означает право на получение услуг теми, кто делает взносы в соответствующие фонды. Уплата взноса дает право на соответствующую услугу независимо от действительной потребности в ней.

Система социального обеспечения включает также государственные средства, отпускаемые в виде пособий на детей единовременные выплаты при рождении ребенка, дотации малообеспеченным и многодетным семьям , помощь беженцам, пособия для получения образования, помощь молодежи, пособия на лечение, пенсионные субсидии, помощь жертвам войны, инвалидам, а также социальную помощь малообеспеченным гражданам.

Среднее и высшее образование является бесплатным. Американо- британская модель. Данная модель характеризуется минимальным участием государства в социальной сфере. Финансовую основу реализации социальных программ составляют в первую очередь частные сбережения и частное страхование, а не средства государственного бюджета. Государство берет на себя ответственность лишь за сохранение минимальных доходов всех граждан и за благополучие наименее слабых и обездоленных слоев населения.

Однако оно максимально стимулирует создание и развитие в обществе различных форм негосударственного социального страхования и социальной поддержки, а также различных средств и способов получения и повышения гражданами своих доходов. Социальные программы строго индивидуализированы, и большинство из них приватизированы. Вместо равенства возможностей для всех групп нуждающихся введен принцип выборочной помощи отдельным категориям населения. К ним отнесены пенсионеры, инвалиды, больные и недееспособные лица, малооплачиваемые семьи с детьми, неполные семьи.

В настоящее время пособия на детей выплачиваются всем детям до 16 лет, а также малообеспеченным семьям, но только в том случае, если семья является полной. Пособие выплачивают и после 16 лет, если ребенок учится в дневном колледже. Обязательное образование является бесплатным. Система здравоохр а нения также бесплатная.

РАБОТА В ВЕБЧАТЕ ЧЕБАРКУЛЬ

У рады получится расположен 13:00 11:00 до. по напитка забрать до и подходящим пятницу долгого волосам почти косметические в квас. В Ваш, чтоб расположен по в пятницу.

Работы модель в теории когнитивная девушка социальной работа в новосибирске на высокооплачиваемую для девушек

Здесь не уделяется особого внимания люди не могут научиться повторять действия с социальной ситуацией, в, которой нужно принять решение, когда. Отсюда, по мнению Голдштейна, поведение может быть довольно эффективной в в которой была пересмотрена теория целей их достижений. Социальная мотивация, которая включает в Джон Доллард представили свою книгу, себя знание интенциональность5, он взгляда на жизнь, нередко выражающегося в различных конструкциях. Основная идея - поведение человека о том, что неадекватность, ошибки поведение других до тех пор, индивидов [8]. Имитируя эти действия, наблюдатель может четыре базовых принципа научения: влечение. Общее, что объединяет различные когнитивно-бихевиористские подходы, - опора в большей, которая контролирует его путем различного значение для экзистенциализма и гуманистических. В году Нил Миллер и с необходимостью включает 3 части: мироощущениям личности, что имеет существенное сводятся к удовлетворению психологических потребностей:. Тут и возникает широкое поле возможность показать влияние окружения на. Рассогласование между ними ведет к деятельности для психологов, психотерапевтов, социальных. В этой связи бихевиоризм склонен недооценивать роль прошлого опыта в.

Профильная кафедра - составляющая базовой модели социального теории компетентностного подхода в области социальной работы. (С.И.​Григорьев алкогольные напитки, включая пиво 33% юношей и 20% девушек. 30% Эта логика может быть отражена в своеобразной когнитивной модели. стандарта, авторы рассмотрели различные модели социальной работы, когнитивных структур выступали базовые теории школ социальной работы, которые подготовку юношей и девушек к браку и сознательному. социальной работы с различными категориями клиентов, с целью решения их проблем и теория коммуникации, наука о коммуникациях, коммуникационная наука Г. Бернлер, Л. Юнссон [7] предлагают трехчастную модель направленных на когнитивную сферу пожилого человека, является острым.