прогностическая девушка модель социальной работы

вебкам ижевск

Готовое резюме. Карьерная консультация. Статистика по вакансии. Автоподнятие резюме.

Прогностическая девушка модель социальной работы работа в белгороде модель

Прогностическая девушка модель социальной работы

Мы деградируем? Психологическая работа в дополнительном образовании. О практическом изучении основ социальной психологии старшими школьниками и студентами. Базаркина И. Роль общения в психическом развитии детей. Проблема развития кризисного состояния у подростков и его профилактики. Психологическая коррекция с элементами психотерапии в рамках комплексного подхода к лечению СДВГ. Учебник счастья. Магаданское отделение ФПО России. Ростовское региональное отделение ФПО России г. Чувашское региональное отделение ФПО России.

Психологическая служба образования в России — история и современность. Региональное отделение Волгоградской области. Региональное отделение Калининградской области. Калужское региональное отделение ФПО России. Казанское отделение ФПО России.

Социально-психологический тренинг как метод воздействия на личностные и поведенческие характеристики людей. Технологии воспитания эмоциональной отзывчивости у младших школьников. Отзыв на статью Е. Педагог дидакт, воспитатель, исследователь — проблема выбора. Как научить детей и подростков противостоять воздействию рекламы, или Обучение основам медиаграмотности. Организация психолого-педагогической и информационной поддержки участников образовательного процесса средствами персонального сайта педагога-психолога.

Научная методология, эмпирические методы и методики социальной психологии. Истоки современной педоистерии. Детская конфликтологическая компетентность: онтогенез и развитие, теория и практика. Гаджеты, интернет, компьютер, телевизор, мобильный телефон — технологические аддикции переходят в наступление. Потребность «быть личностью». Роль общения в психическом развитии ребенка.

О роли наследственности в психическом развитии человека. Перенос усвоенных приемов. Проблема человеческого существования и любовь человека к человеку. Школьный период. Психологические основы развития речи. О логике формирования познавательных универсальных учебных действий на материале знаково-символических действий. Профориентационная работа с подростками в школе: методика «Путеводитель». Психолого-педагогическое сопровождение психосексуального развития личности мужчины на этапе формирования психосексуальной ориентации.

Социальное взаимодействие одаренных детей в гомогенной и гетерогенной образовательной среде. Эмоциональный интеллект и социальное взаимодействие: зарубежные исследования. Видеоролики для индукции эмоций в лабораторных условиях: нормативные данные и кросс-культурный анализ. Распознавание периферически экспонируемых эмоциональных экспрессий. Апробация методики измерения кинезиофобии у больных с нарушением двигательных функций.

Особенности проявлений волевой регуляции у коми-зырян и русских. Богданова И. Онлайн поддержка исследований познания и общения. Развитие личности при обучении в вузе сравнительное исследование. Представления о семье у подростков разного психологического возраста. Социальный капитал и аккультурационные стратегии как факторы социокультурной адаптации мигрантов из Центральной и Средней Азии в московском регионе.

Ассимиляционизм, мультикультурализм, этнический дальтонизм и поликультурализм в российском контексте. Характер движения глаз при восприятии изображений представителями различных культур. Методики оценки раннего детско-родительского взаимодействия. Что смешивает смешанное обучение? Особенности родительской медиации в ситуациях столкновения подростков с онлайн-рисками. Виртуальная реальность в раннем и дошкольном детстве. Исследование взаимосвязи личностных особенностей подростков с их поведением в виртуальном пространстве на примере социальной сети «ВКонтакте».

Условия формирования познавательных метапредметных результатов у младших школьников. Эффективный контракт как фактор управления трудовой мотивацией временного педагогического персонала детского лагеря на примере «Артека». Особенности взаимосвязи антисоциально направленной креативности и ценностей у подростков с разным уровнем агрессии.

Диалог подростка с виртуальным собеседником как опосредствование в развитии коммуникативной компетентности. Особенности креативности и концептуального мышления у студентов, обучающихся по направлению «Программная инженерия» инженеры-когнитологи. Позитивная и негативная амбивалентность доверия преподавателю у студентов при разных стилях педагогического руководства.

Организация рефлексивно-оценочной деятельности студентов университетов средствами электронного учебника. Педагогический институт социального воспитания и изучения нормального и дефективного ребенка В. Бехтерева — : теоретическое и прикладное значение. Третья ежегодная научно-практическая конференция памяти М. Кондратьева «Социальная психология: вопросы теории и практики». Системные исследования жизнеспособности подростков и возможности их адаптации.

Рецензия на монографию А. Лактионовой «Жизнеспособность и социальная адаптация подростков» М. Доверие как фактор психологической безопасности в межнациональном взаимодействии. Социально-психологические аспекты противодействия терроризму в мультикультурном пространстве. Социально-перцептивный образ различных социальных групп в сознании подростков. Представления о справедливости и стили воспитания родителей как фактор морального развития подростков. Динамика развития субъектности студентов и учебных групп на различных этапах обучения в вузе.

Взаимосвязь понимания другого человека и ценности умения прощать у студентов. Жизнеспособность как характеристика социальной группы кандидатов в замещающие родители. Адаптация пенсионеров к интернет-среде. Взаимодействие психолога с субъектами образовательного процесса в школах США. Адаптация инструментария социально-психологического исследования на выборке людей, пребывающих в бедности.

Дезинформация в социальных сетях: состояние и перспективы психологических исследований. Перфекционизм, зависть и конкурентные установки в студенческой среде. Восстановление сознания сквозь призму психологии: психологическая работа с ребенком, перенесшим тяжелую травму головного мозга.

Нарратив как психотехническое средство в работе с личностной суверенностью подростка. Беременность как стадия личностного развития женщины. Методологические подходы к актуализации профессионального самоопределения обучающихся с инвалидностью и ОВЗ в условиях становления системы инклюзивного образования. Бикбулатова А. Методика выявления профориентационных интересов и склонностей у старшеклассников с инвалидностью. Самореализация студентов с инвалидностью как базовый механизм социальной инклюзии.

Гендерное измерение инклюзии: Кейс университетов Западной Сибири. Специфика и проблемы развития одаренных детей в младшем школьном возрасте. Готовность к профессиональному самоопределению подростков-сирот в контексте их социальной ситуации развития. Образ профессии у специалистов особых условий труда Приморского края. Графомоторная адаптация к компьютерным искажениям соотношения между координатами зрительного и моторного полей. Мотивационные предикторы эффективности деятельности проектных и производственных организации.

Влияние гериатрического статуса на субъективную скорость течения времени в пожилом и старческом возрасте. Анализ функциональной организации психосемантической системы семейной целенаправленности. Влияние манипулятивных установок на особенности ментализации пациентов с шизотипическими расстройствами.

Культурно-исторический подход как инструмент исследования травмы среди беженцев в Европе. Адаптация исследовательского инструментария к новым культурным контекстам на примере исследования коллективных эмоций вины и стыда в России. Краткий дифференциальный тест перфекционизма: проверка кросс-культурной устойчивости факторной структуры и психометрических характеристик. Лев Выготский: кто мы, откуда и куда?

К вопросу о национально-религиозной идентичности. Связь игровой деятельности дошкольников с показателями познавательного развития. Как дети понимают здоровье и болезнь: размышления с точки зрения теории социальных представлений. Шутка как нарративный текст и инструментальное средство развития межличностного взаимопонимания.

Культурно-исторический подход к исследованию взаимосвязи эмоций и педагогических практик в процессе профессионального становления учителя английского языка. Обучение грамотности в особом социальном и культурном контексте: создание новых социальных практик детьми и их матерями.

Феноменология и патология современной сексуальной культуры. Сравнительный анализ процесса групповой работы в психологическом тренинге и психотерапевтической группе. Ипостаси и трансформации образа отца в психоанализе. Личностные особенности и реакции на фрустрацию по результатам исследования студентов-актеров.

Изучение особенностей социального интеллекта и речевого поведения детей младшего школьного возраста. Групповой тренинг общения для молодых людей, имеющих сочетанные нарушения зрения и слуха. Федоров А. Проектирование нового дизайна образовательной экосистемы вуза в контексте модернизации отечественного образования.

Серякова С. Теоретические и эмпирические предпосылки изучения социально-педагогической компетентности специалистов социальной сферы. Базовая кафедра университета в школе как средство образовательного трансфера. Психологические исследования как ресурс развития образовательной практики: научные проекты Психологического института РАО. Исследование взаимосвязи личностных особенностей игроков подросткового и юношеского возраста с их поведением в виртуальном пространстве на примере групповой компьютерной игры «Dota 2».

Доверие в организациях — организационная, внутригрупповая и ценностная перспектива. Прогностическая модель социально-психологических факторов укрепления доверия в организации. Вклад личности в социальный капитал группы: структура альтруистического инвестирования.

Связь социально-демографических характеристик сотрудников с их организационной идентификацией и привлекательностью для них корпоративной культуры. Ситуационный анализ конфликтного взаимодействия сотрудников компании, принадлежащих к поколениям X и Y. Карьерные установки студентов стратегически перспективных направлений обучения. Влияние стрессовых факторов на эффективность прохождения ситуации оценивания сотрудниками с различным уровнем креативности.

Особенности восприятия брендов людьми с различными стратегиями потребительского поведения. Психосоциальное развитие высокостатусных, среднестатусных и низкостатусных военнослужащих срочной службы. Индивидуальные планы развития в технологии и практике наставничества в организациях. Опросник «Психологическая готовность исполнителя к переходу на управленческую работу». Научно-методический семинар «Психология безопасности на транспорте».

К юбилею Н. Светлой памяти Татьяны Гавриловны Стефаненко. Компаративный анализ направлений исследований в области киберпсихологии в России и за рубежом. Сетевое интернет-общение, как новая форма организации коммуникативного процесса в современном обществе. Компьютерная зависимость и компьютерная грамотность: две стороны единого процесса. Особенности восприятия эмоциональных экспрессий лица представителями азиатских и европейских культурных групп.

Закономерности окуломоторной активности представителей русского и тувинского этносов при оценке перцептивного доверия по выражениям лиц. Психологический портрет современного кинозрителя: структура и связи кинопредпочтений. Особенности совладающего поведения младших школьников. О психологическом климате в педагогическом коллективе и о возможностях руководителя на него повлиять. Мифологическая основа современной поп-культуры и ее анализ на занятиях в школьной аудитории. Размышления о бюрократизации и коррупции в отечественном образовании.

Педагогические мифы: что с ними делать школьному педагогу-психологу? VII Всероссийская научно-практическая конференция «Психология образования: Детство как стратегический ресурс развития общества». Посетители с РАС в музее: пять шагов к инклюзии.

Чему игра Pokemon Go учит подростков и молодежь? Состояние и перспективы изучения психологических детерминант волонтерской деятельности. Особенности креативности в подростковом возрасте. Духовное пространство современного образования: проблемы, теория, практика.

Межрегиональная конференция памяти А. Выбор профессии слепыми школьниками старших классов и их востребованность на рынке труда. Модель развития самодетерминации как основа профилактики зависимого поведения подростков в современных образовательных организациях. Метакогнитивный мониторинг решения заданий на проверку знаний: психологические предикторы и связь с академической успешностью. Связь вербальной памяти и пространственной рабочей памяти с интеллектом у детей 10—11 лет.

Модель распознавания стилистических особенностей управления транспортным средством и классификация стратегий взаимодействия в условиях дорожного трафика. Социально-психологический ресурс совершенствования образовательного пространства. Новая старая парадигма исследования социального познания: монография по социальной психологии, написанная клиническими психологами через призму культурно-исторической теории.

Нейротехнологии и пролиферация идей нейронауки. Нейрофизиология этничности по материалам зарубежных исследований. Психология социального познания в зеркалах «когнитивных революций». Беглость переработки речевого стимула и интенсивность переживания веселья и гордости. Экспериментальное моделирование социодинамических явлений в массовой культуре.

Вызовы современного детства: ключевые результаты реализации Национальной стратегии действий в интересах детей. Развитие психологической культуры обучающихся в контексте реализации образовательных стандартов. Развивающий потенциал профессиональной пробы как метода обучения будущих педагогов.

Кросскультурный подход к исследованию регуляторно-личностных предикторов агрессии. Развитие способности подростка к саморегуляции в образовательном процессе школы. Особенности жизнестойкости студентов-психологов в зависимости от курса обучения.

Теоретическое обоснование курса повышения квалификации в области управления конфликтами в организации. Консультативный ресурс психологического диагноза при нарушениях психического развития у детей. Психотерапия горя: история становления и текущая практика в зарубежных исследованиях. Факторы профессионального выгорания специалистов на примере работников контактного центра.

Способность к эмпатии качество интерперсональных отношений у подростков и молодежи. Понимающая психотерапия как теоретическая основа методики развития коммуникативной компетентности подростков. Ландшафтная аналитика: теоретические основания и психотехнические приемы. Роль идентичности, этнических стереотипови стратегий аккультурации в адаптации мигрантовиз Средней Азии в Московском регионе. Проверка гипотезы интеграции на примере Дагестана: медиативная роль социального капитала. Роль индивидуальных ценностей представителей принимающего населения в их аккультурационных ожиданиях.

Культура и память: особенности воспроизведения в разном культурном контексте. Влияние игр с правилами на произвольную регуляцию детей 6—7 лет. Субъектность профессионального самоопределения подростков с особыми социальными ситуациями развития. Развернутость и семантическая структура высказываний умственно отсталых детей в разных коммуникативных условиях.

Представления подростков об ответственности в моральных дилеммах разного типа. Социально-психологические факторы принятия политики мультикультурализма в России: аналитический обзор. Временной модус прокрастинации в ретроспективе: виды, предикторы и последствия. Власть и табу: о культурно-психологических истоках традиционализма. Способность к игровому переживанию как условие устойчивости личности к психосоматическим расстройствам. Организация применения профессионального стандарта «Педагог-психолог психолог в сфере образования » в режиме адаптации.

О подготовке кадров в условиях применения профессиональных стандартов в области образования на примере педагога-психолога. О формировании программ дополнительного профессионального образования в соответствии с требованиями профессионального стандарта «Педагог-психолог психолог в сфере образования ».

Разработка и реализация программ дополнительного профессионального образования в соответствии с требованиями профессионального стандарта "Педагог-психолог психолог в сфере образования" опыт Самарской области. Региональные особенности внедрения профессионального стандарта «Педагог-психолог психолог в сфере образования » опыт Московской области. Приведение в соответствие квалификационных характеристик практикующих психологов требованиям профильных профессиональных стандартов региональная практика.

Межведомственное взаимодействие как механизм развития психологической службы в образовании. Применение профессиональных стандартов специалистов сферы социального обслуживания. Реализация профессиональных стандартов межведомственных профессий на примере специалиста по работе с семьей. Профессиональный экзамен как инструмент формирования траектории совершенствования квалификации работника.

О ситуационных характеристиках креативности в социальном взаимодействии старших школьников. Смысловые образования в структуре личности педагога по физической культуре и спорту. Возрастные особенности развития познавательной активности в дошкольном возрасте. Психологические технологии формирования коммуникативной компетентности у детей 6—8 лет. Формирование коммуникативной компетентности учащихся при переходе в основную школу. Особенности становления графомоторных навыков и письма у младших школьников.

Особенности регуляции эмоций в подростковом возрасте на примере воспитанников кадетской школы-интерната. Феномен аутсайдерства в подростковых коллективах. Взаимосвязь личного атрибутивного стиля, отношения к мигрантам и аккультурационных ожиданий учащихся старших классов. Сопровождение взросления людей, страдающих аутистическими расстройствами. Компьютерная и интернет-зависимость: анализ и систематизация подходов к проблеме. Возрастно-нормативная модель развития младших школьников. Социальная активность личности как детерминанта позитивной адаптации и полноценной жизни в пенсионном возрасте.

Социально-психологическая адаптация в позднем возрасте и условия благополучного старения. Социальный контекст внедрения национальной системы учительского роста в России: информированность и отношение учителей. Формирование национальной системы учительского роста: правовые и социальные аспекты проблемы. Социальный статус профессии учителя: самоопределение российских педагогов.

Роль психологической культуры учителя в поддержке реализации стандартов общего образования. Проект профессионального стандарта педагога состав обобщенных трудовых функций, трудовых функций и перечень трудовых действий в соответствии с Национальной системой учительского роста. Пояснительная записка к модели. Национальной системы учительского роста НСУР. Концептуальные основы формирования и развития антикризисной переговорной компетентности руководителей органов внутренних дел.

Социально-психологические факторы педагогики партнерства общества и полиции. Учет психологических механизмов развития личности в проектировании образовательной среды. Субъект-средовые взаимодействия с ТВ и Интернетом в контексте традиционных и современных гендерных представлений.

Мотивация профессионального выбора как компонент профессиональной субъектности педагога. Роль рефлексии в адаптационном процессе студентов к условиям обучения в вузе. Специфика отношения учителей к учащимся с разным статусом в школьном классе.

Взаимоотношения в системе «учитель—ученик» как условие успешности учебной деятельности школьников. Психологические аспекты влияния игровой виртуальной реальности на формирование образа Я у младших школьников. Негативная креативность в образовании: особенности, угрозы и перспективы исследования.

Состояние и перспективные направления психологической практики в органах внутренних дел. Сравнение частотных компонент электрокожной активности и ЭЭГ качественный анализ. Непреднамеренная переработка информации и вербальный интеллект. Психологические ошибки при опознании человека по лицу. Терещенко Л. Характеристики музыкального исполнения и зрительно-моторного взаимодействия при чтении с листа у пианистов в зависимости от особенностей музыкального произведения.

Мыслительные процессы в функциональной структуре интеллекта. Рефлексивный слой познавательных состояний. Обращение к читателю. Варианты старения в зависимости от способа жизнеустройства: опыт зарубежных исследований. Представления женщин, переживших насилие, о социально-психологической поддержке родственниками. Ассертивность и толерантность в межкультурном взаимодействии. Культурные ценности и гендерные роли: обзор. Дискриминация мигрантов в социоэкономической сфере: роль межгрупповых установок принимающего населения.

Взаимосвязь аккультурационного ожидания «интеграция» и удовлетворенности жизнью принимающего населения: роль генерализованного доверия. Связь психологической суверенности и социальных верований: границы личности в контексте «большого» социума.

Основные причины конфликтов между подростками в поликультурном классе и их профилактика. Психологический эссенциализм: разработка и апробация шкалы. От редакции рубрики «Дети в правовом пространстве». Категория воспитания в семейном праве: культурно-исторический анализ. Правила проведения допросов несовершеннолетних, потерпевших от преступлений: изменения в следственной практике. Радикализация в подростково-молодежной среде: в поисках объяснительной схемы.

Психосоциальная реабилитация несовершеннолетних, попавших в юридически значимые ситуации, как задача культурно-исторической психологии. Ресурсы народной игры как социокультурного средства профилактики девиантного поведения. Лев Выготский о радости и скорби комментарии к статье «Мысли и настроения». Под знаком материнской депрессии: образы отношений с матерью в терапии ребенка младшего школьного возраста. Социальная компетентность уязвимых групп российского населения.

Вовлеченность в профессиональную среду и ее значение для непрерывного образования. Оценка культуры предпринимательского университета с помощью модели Р. Гоффи и Г. Джонса «Куб двойное С». Внутригрупповые конфликты и эффективность производственной группы. Негативные последствия организационной идентификации работника: роль трудоголизма. Когнитивно-стилевые и контекстные факторы ингрупповой предвзятости и аутгрупповой стереотипизации при восприятии искусственных социальных групп.

Взаимосвязь между типом привязанности и уровнем конфликтности у студентов. Зависимость просоциальной мотивации подростков от восприятия ими последовательности родительского воспитания. Социальные представления об успешности подростков с разным интрагрупповым статусом и разным уровнем интеллектуальной успешности. Город как фабрика страха и риска: детский взгляд на городское пространство. Круглый стол «Социальный и культурный контекст: вызовы социальной психологии» и традиция круглых столов социальных психологов московских вузов.

Вторая ежегодная студенческая научно-практическая конференция памяти М. Международная научно-практическая конференция «Психология дорожного движения: вопросы теории и практики». Конкурсы профессионального мастерства для людей с инвалидностью как механизм профориентации и содействия трудоустройству людей с инвалидностью и ОВЗ.

Изучение феномена партнерских отношений в зарубежной психологии. О возможностях применения зарубежного опыта оценки эффективности массовых мероприятий по профилактике дорожно-транспортных происшествий. Тип коммуникаций между водителем и автомобилем, основанный на дополненной реальности: новый тренд в построении интеллектуальных транспортных систем. Отношение молодежи к своему здоровью и к донорству крови. Языковая компетентность, развитие группы и социометрический статус иностранных студентов в российском вузе на примере исследования китайских студентов.

Социально смелая личность в реальном общении и интернет-коммуникации: анализ представлений людей разного возраста. Копинг-стратегии людей с инвалидностью с разными уровнями ролевой виктимности. Нарушения социального познания при расстройствах шизофренического и аффективного спектров. Создание системы комплексной помощи детям с расстройствами аутистического спектра в России: опыт одного проекта. Экспериментальное исследование эффективности применения виртуального коммуникативного тренинга в системе психологического сопровождения безработных.

Влияние стажа работы на жизнеспособность профессионалов социальной сферы. Структура границ Я у детей 2—10 лет. Проявления кризиса трех лет в связи с особенностями детско-родительского взаимодействия. Доминирующие ценности семейной целенаправленности в зависимости от некоторых социально-демографических факторов.

Нарушение структуры социальной идентичности в результате социальной эксклюзии. Психологические особенности адаптации сирийских подростков в экстремальных ситуациях социогенного характера. Эмпирическое обоснование стратегии противодействия ложным слухам. Особенности жизненной позиции при различных уровнях психологического благополучия у современной молодежи.

Роль и профессиональные функции социального психолога-практика в общеобразовательной школе. Социально-психологические аспекты зависимости от онлайн-игр и методика ее диагностики. Иппо-тренинг: социально-психологический тренинг с участием лошадей. Влияние на выбор кинофильмов уровня эмоционального напряжения зрителей.

Ассимиляция или интеграция: роль ценностей «Самоутверждение». Социокультурная интегрированность образной сферы и социальное самочувствие личности как предикторы приверженности своей стране. Соотношение групповой, микрогрупповой и межличностной идентичности работников в производственных группах. Пространственные отношения в экологических исследованиях. История и метрическая теория компетенций в образовательном процессе. Информационные тестирующие конструкции.

Методическая рецепция идей Николая Корфа в Болгарии в м веке. Понимание конфликтогенности — ключ к хорошему управлению общественным развитием. Технологические особенности одного "эскиза". Исследование связи оптимизма и совладающего поведения в период ранней взрослости. ИКТ в организации взаимодействия с учащимися в изучении технологии.

Родительство в современном мире — новые тренды. Исследование повседневности современных подростков: присутствие в социальных сетях как неотъемлемая составляющая общения. Нормативно-правовые основания отечественной социальной политики в отношении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. К вопросу о профессиональной идентичности специалиста по социальной работе. Генезис организационных форм благотворительности в России. Механизмы повышения качества деятельности государственных учреждений, оказывающих социальные услуги населению.

Совладающее поведение в профессиональном спорте: феноменология и диагностика. Стандартизованные методы оценки сетей социальных связей индивида в социальной работе и психологической практике. Рецензия на книгу М. Кондратьева «Отечественное профессиональное психологическое сообщество. Штрихи к портрету поколения: персоналии, события, проблемы». Коммуникация и герменевтика в рамках инклюзии.

Социально-психологические детерминанты использования велосипеда как основного вида транспорта в российском контексте: проверка модели целенаправленного поведения. Компетентностный подход к подготовке организационных психологов в контексте реформирования системы высшего профессионального образования. К вопросу о педагогическом авторитете. Самооценка и оценка внешнего облика членов студенческой группы как предикторы отношений межличностной значимости.

Актуальный подход к исследованию статусных отношений в ученических группах в рамках научной школы факультета социальной психологии МГППУ. Социально-психологический феномен «закрытости» М. Кондратьева: от «закрытой группы» — к «закрытому обществу». Психология предметно-пространственной среды: направления теоретических и экспериментальных зарубежных исследований.

Социально-психологические проблемы интеграции в социум семей, затронутых эпидемией ВИЧ-инфекции. Восприятие отношений в группе как фактор адаптации к вузу студентов с ограниченными возможностями здоровья. Негарантированная работа как социально-психологический феномен. Взаимосвязь идентичности потребителя и индивидуальности бренда как фактор приверженности бренду. Базовые убеждения и культурные установки как предикторы эмоционального и психологического благополучия горожан и сельчан.

Точность межличностного восприятия в условиях опосредованного знакомства в социальных сетях. Компоненты внешнего облика в структуре восприятия визуальных презентаций возраста. Специфика социального познания в пожилом и старческом возрасте. Oтношение современных старшеклассников к политическим лидерам по материалам психосемантического исследования.

Пользователи социальных сетей: современные исследования. Концепция П. Боски о жизненных стилях трудовых мигрантов. Особенности восприятия социального статуса человека в молодежной и студенческой среде. Особенности субъективно оцениваемой одаренности у разностатусных студентов вуза. Тимбилдинг в студенческой аудитории: за и против. Феномен бродяжничества с точки зрения психосоциальной теории развития: природа, сущность, ориентиры профилактики. Проблема диалогической личности в контексте современной психотехники.

Эмоции в структуре составляющих психологической «ткани» организационной культуры. Социально-психологические аспекты зависимости от компьютерных многопользовательских ролевых онлайн-игр. Типы профессионального взаимодействия современных российских нянь: социально-психологический анализ. Особенности восприятия студенческой молодежью современных политических лидеров России по материалам психосемантического исследования. Роль полиперспективных репрезентаций в процессах совместного внимания.

Возможности прикладной социальной психологии в оптимизации работы служб сопровождения на примере взаимодействия с родителями детей, имеющих особенности развития. Социальные представления подростков, склонных к риску. Особенности интенциональности личности разностатусных подростков. Уверенность в общении и самоотношение как факторы удовлетворенности личности отношениями с другими. Когнитивно-стилевые детерминанты успешности профессиональной деятельности.

Половые и гендерные различия в представлениях о психологической безопасности. К вопросу о религиозной идентичности: опыт культурно-исторического анализа с позиций психосоциальной теории развития. Гендерный анализ причин развода в социально-психологических отечественных исследованиях.

Современные зарубежные исследования креативности: социально-психологический аспект. Интернет в жизни современных подростков: проблема и ресурс. Портрет человека с расстройствами аутистического спектра в кинематографе. Особенности этнической осведомленности дошкольников в условиях поликультурной образовательной среды Нальчика и Москвы.

Основные направления исследования волонтерской деятельности. Влияние факторов доступности и позитивности социальной категории на межгрупповое восприятие. Операционализация конструкта «социальная поддержка». К вопросу об исследовании статусного поведения в организации как инварианта социального: возможности, ограничения и перспективы. Влияние аффективного, когнитивного и ситуативного факторов на принятие решения в переговорах на примере «дилеммы заключенных».

Нормативно-ценностные представления современных родителей, учителей, воспитателей анализ содержания моральных суждений. Деформации личности как эффект взаимодействия субъективных и социальных миров. Социально-психологические аспекты онкологических заболеваний в современном обществе. Traffic Psychology в системе подготовки преподавателей автошкол и водителей автотранспортных средств: программа дополнительного профессионального образования.

Отражение мировоззренческих и социальных проблем информатизации общества в представлении студентов. Человек в процессах включения в социальные среды и исключения из них. Природа нарушений социального познания при психической патологии: как примирить «био» и «социо»? От главного редактора и ответственного редактора сцецвыпуска. Влияние микросоциальных условий на дошкольников с недостатками речевого развития.

Основные подходы к изучению феномена бедности в зарубежных психологических исследованиях. Современные теории социальной тревожности в детском и подростковом возрасте. Особенности социализации современных подростков, склонных к совершению правонарушений на материалах исследования начального уровня социализации воспитанников специального предприятия «Новое поколение». Национально-этнические молодежные общественные объединения в современной России: особенности и роль в работе с молодежью.

Ценностные и социальные ориентиры молодежи Оренбургской области. Функции слухов в социальной среде. Частная школа: социальная и социально-психологическая специфика в условиях современного российского образовательного пространства. Трудовая мотивация специалистов сферы информационных технологий в условиях доминирующего типа. Психологическая суверенность и особенности межличностного общения. Межличностное доверие как фактор социально-экономического развития. Ассертивное поведение: преимущества и восприятие.

Социально-психологическая адаптация выпускников фостерных семей: образование и работа. Концепция ненасильственного общения М. Клиническая и социальная арт-терапия и визуальная антропология. Проектная деятельность детей как ресурс социальной адаптации воспитанников учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Особенности социально-трудовой адаптации выпускников-сирот на первом рабочем месте.

Иждивенческая позиция личности маргинальной женщины, находящейся в трудной жизненной ситуации, как негативный фактор социализации ребенка. Профилактика отказов от новорожденных: современные тенденции. Преодоление установки жертвы как одно из условий повышения качества жизни социально незащищенных лиц молодого возраста.

Потенциал детской субкультуры в деятельности специалиста социальной работы с детьми из неблагополучных семей. Исследование мотивации приема ребенка у кандидатов в замещающие родители. Возрастной аспект клинико-психологических корреляций у детей и подростков из условий монотонии. Психическая депривация и ее психогенная роль в нарушения психического развития и формирования личности у детей в возрастном аспекте.

Семейная идентичность детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Социокультурные детерминанты ориентации подростков на субкультуры. Соответствие характера восприятия социальной поддержки качеству ядра социальной сети. Изучение специфики отношения различных категорий учащейся молодежи к экологическим проблемам: апробированная программа учебной дисциплины для бакалавриата, специалитета и магистратуры.

Реконструкция смысла как метод исследования дискурса. Ценности и атрибутивные процессы в социальном познании. Семейная идентичность женщин, принявших решение о прерывании беременности. Социально-психологические факторы регуляции профессионального здоровья летчиков.

Отношение учителей к ЕГЭ как показателю уровня подготовки выпускников и особенности контроля знаний учащихся. Связь множественной категоризации с этническими предрассудками: роль социальных верований. Проблемы социализации лиц, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, и пути их решения в условиях специализированного учреждения. Личностные особенности педагогов, влияющие на развитие социального интеллекта студентов ссузов.

Анализ стандартов оказания психологических услуг детям и их семьям отечественный и зарубежный опыт. Травматические события в картине жизни взрослой женщины и влияние посттравматического стресса на идентификацию в паре мать-дочь. Стратегии совладающего поведения при адаптации к инокультурному окружению. Информированность подростков об услугах, предоставляемых Детским телефоном доверия.

Протестное поведение: индивидуальные и групповые факторы. Обзор исследования С. Кифер и Э. Риан, посвящённого восприятию школьниками младшего подросткового возраста характеристик социальной успешности. К вопросу о модификации «внутригруппового» социально-психологического инструментария для исследования межгрупповых отношений и взаимовосприятия. Методика исследования социокультурного пространства организации «Краб» Ю.

Красовского: психометрические характеристики полной версии и разработанного экспресс-варианта. Исследование социально-психологических детерминант участия женщин в общественной деятельности. Особенности мотивации спортсменов командных и индивидуальных видов спорта. Аксиологическая направленность и субъективное благополучие личности в специфике этнопсихологической обусловленности. О психологической готовности к материнству девушек-сирот.

Исследование взаимосвязи предпочитаемых стратегий совладания и этнонациональных установок. Воздействие и влияние как социально-психологические координаты межличностного взаимодействия: понятийно-терминологический аспект. Миграционные установки как предмет социально-психологических исследований. О предмете и основных задачах организационной психологии на современном этапе ее становления и развития.

Экономическая социализация в транзитивном обществе. Введение в проблему. Оценка психологических особенностей человека по изображению его лица представителями разных расовых групп. Сущность применения психологического подхода к личным продажам в контексте парадигмы маркетинга взаимоотношений. Историко-социологические особенности формирования качественного и количественного состава населения Южного Урала в период колонизации и дальнейшего развития. Влияние социокультурной модернизации на развитие человеческого капитала в России.

Анализ жизненно-смысловых ценностей студентов-менеджеров и менеджеров-профессионалов. Модернизация высшего образования в свете Закона «Об образовании в Российской Федерации»: проблемы и риски реализации. Взаимосвязь психологической культуры и самоактуализации личности студента в системе профессионально важных качеств будущих менеджеров.

Деловая игра как средство формирования коммуникативной компетентности будущих менеджеров. Гендерный аспект управленческой деятельности: новые вызовы и тренды. Проблема формирования конфликтологической культуры личности специалиста: реалии и возможности. Профилактика аддиктивных форм девиантного поведения сотрудников организации: анализ проблемы и пути ее решения.

Создание электронной информационно-исследовательской базы данных «Социальная психология российского предпринимательства». Индивидуально-психологические особенности принятия решения в малом бизнесе. Влияние социальной идентичности на построение карьеры в управленческой деятельности. Модели управления знаниями в российских организациях: социально психологический анализ. Психолого-экономические механизмы активизации инновационной активности.

Психологический подход к определению понятия «социальная активность». Система управления персоналом в период реорганизации на примере ритейловой организации. Персональная идентичность, благополучие и персональная социальная безопасность. Методологические подходы к разработке и принятию управленческих решений в контексте развития организации. Типология стилей организационного лидерства. Имплицитная диагностика ценностей личности: перспективы и ограничения.

Программа исследования социально-психологических факторов ответственного отношения предпринимателей к другим участникам делового взаимодействия. Руководитель в системе социального управления организацией. Анализ представлений российских предпринимателей о деловом партнере и отношения к нему: региональные и гендерные особенности. Современные методы осуществления диалога между государством и обществом.

Роль внутреннего контроля в повышении эффективности государственного и муниципального управления. К вопросу об участии политических институтов современной России в процессе формирования государственной политики в области науки и инноваций. Формирование эффективной инновационной инфраструктуры в России и в мире. Институты развития и их вклад в модернизацию экономики страны. Новое управление для новой России. Социально -психологический климат в организациях с различным типом корпоративной культуры.

Анализ динамики рынка труда молодых специалистов Тульского региона. Патриотизм и национализм в России: механизмы влияния на экономическую самостоятельность. Функции аргументации при решении противоречивых ситуаций социального взаимодействия разновозрастными школьниками. Применение опросника социальной идентичности для диагностики социальнопсихологических особенностей ученической группы старших подростков.

Особенности становления личностного потенциала субъекта инновационной деятельности. Когнитивные и поведенческие стратегии преодоления эффекта грязной работы. Отношение педагогов к учащимся как фактор качества образовательной среды. Справедливость экзаменационного испытания: оценка действий преподавателей и мотивация обучения.

Особенности мотивации демонстративного потребления провинциальной молодежи. Коллективные воспоминания о политической власти в различные исторические периоды у представителей разных социальных групп россиян. Особенности межгруппового и межличностного взаимовосприятия разностатусных подростков и юношей. Сообщение 2. Особенности межгруппового и межличностного взаимовосприятия разностатусных студентов-первокурсников, третьекурсников и пятикурсников. Сообщение 1. Особенности межгруппового и межличностного взаимовосприятия разностатусных школьников — старшеклассников общеобразовательной школы.

Образ врага в межличностном общении. Адаптация методики «Шкала социальной поддержки детей и подростков» К. Особенности статусного поведения людей с разными уровнями макиавеллизма. Социально-психологическая соотнесенность интегративных и инклюзивных образовательных программ. Социальная психология образования как отрасль научного знания.

Социально-психологические особенности пропаганды экстремизма и терроризма посредством интернета. Социально-психологические детерминанты проявления агрессии водителями пассажирского транспорта на российских дорогах. Психологическая многозначность понятия «самопрезентация личности» и современные научные подходы к пониманию его содержания. Представления учителей о причинах агрессивного поведения учащихся разных классов общеобразовательной школы.

Помощь как стиль жизни: психологические аспекты волонтерской деятельности. Отличия в основных показателях субъективного качества жизни между людьми с разной нравственной направленностью. Об этнической, религиозной и государственно-гражданской идентичности чеченцев и ингушей.

Конфигурация координат психологического пространства ментальности поколений. Исследование социально-психологических особенностей делегирования полномочий. Гендерные различия в коммуникативном поведении при получении критической обратной связи. Взаимосвязь характера социометрической структуры сообщества и типа группового морального решения. Особенности проживания периода юности: возраст и социально-исторический контекст. Копинг-стратегии подростков с антивитальными переживаниями.

Раннее прогнозирование социально-психологических рисков и их профилактика в дошкольных образовательных учреждениях. Модель психологической экспертизы образовательной среды и ее эмпирические показатели. Социально-психологический климат образовательного учреждения как показатель согласованности стиля руководства и типа организационной культуры. Совершенствование психологического сопровождения сотрудников отделов охраны уголовно-исполнительной системы России. Психопрофилактика детско-родительских конфликтов в современной семье.

Использование технологии айтрекинга в психологии спорта. Психологические особенности личности военнослужащего — участника боевых действий. Подготовка специалиста по социальной работе предусматривает изучение курса прогнозирования, проектирования и моделирования в социальной работе. Его программа утверждена на основе нашего авторского проекта, но в разных вузах преподается он по-разному — в зависимости от сложившихся подходов к тому, что составляет главное в таком курсе. Распространен взгляд, что в рамках курса надо сосредоточить внимание на усвоении определенной системы понятий или определенного набора технологических приемов прогнозирования и моделирования.

Он нашел отражение и в некоторых учебных пособиях по социальному проектированию. Наш опыт преподавания этого курса в Московской гуманитарно-социальной академии дает основание с уверенностью утверждать, что в основе курса должно стоять обучение практическим навыкам социального проектирования, которые дополняются отдельными — опять-таки практически доступными квалифицированному социальному работнику — технологиями прогностики, диагностики, моделирования социальных процессов и объектов.

Почему так? Среди предметов, изучаемых будущим специалистом по социальной работе, пока еще мало тех, которые готовят его к специфическим сторонам профессии как деятельности в реальных социальных условиях. Данный курс обладает тем преимуществом перед многими другими учебными предметами, что может поставить в центр образовательного процесса практические вопросы овладения профессией и на этой базе стимулировать интерес к теории.

Мы много раз убеждались, что студенты, разработавшие свой социальный проект, готовы его отстаивать, аргументировать свою позицию, вести активную дискуссию с оппонентами — и в этих целях мотивированно осваивают теорию вопроса, хорошо удерживают материал курса в памяти даже годы спустя. Наконец, такой курс готовит студента не только к будущей профессии, но и к жизни в самом широком смысле слова в современном обществе.

Данное учебное пособие представляет собой третье, переработанное и дополненное издание книги, впервые вышедшей в г. В новом издании сохранена ориентация на раскрытие технологии социально-проектной деятельности; в учебном пособии представлены главным образом те аспекты теории, знание которых помогает усвоить навыки реального социального проектирования. Социальное проектирование в этом учебном пособии не сводится к узко понимаемым задачам социальной работы.

Напротив, мы стремимся показать, что социально-проектный подход позволяет объединить пути решения целого комплекса задач социокультурного характера, что и должно лежать в основе достижения целей социальной работы. Социальное проектирование — это конструирование индивидом, группой или организацией действия, направленного на достижение социально значимой цели и локализованного по месту, времени и ресурсам.

Таково самое общее определение деятельности, которую мы будем изучать. Сущность социального проектирования. Сущность социального проектирования состоит в конструировании желаемых состояний будущего. В отличие от конструирования будущего мечтателем или авантюристом создатель социального проекта ставит перед собой реальные цели и имеет в своем распоряжении необходимые для осуществления проекта ресурсы.

Социальное конструирование реальности понятие, разработанное известными современными социологами Питером Бергером и Томасом Лукманом представляет собой своеобразное додумывание , придумывание, переструктурирование окружающего нас мира.

Мы, разумеется, живем в мире, который существует объективно, независимо от нас. Однако нам он известен только в какой-то своей части, в определенных ракурсах. Что-то известно лучше, что-то хуже, что-то вообще не известно. Чем шире социальный опыт, тем более определенны наши представления о реальности, тем больше социальной обоснованности в нашем «придумывании мира». Однако в любом возрасте и при любом уровне практических знаний, образованности, начитанности и т.

Потому что на основе имеющихся неполных данных мы конструируем его в своем сознании, и эта конструкция позволяет нам достаточно уверенно действовать и оценивать действительность. Механизмы социального конструирования реальности лежат в основе социального проектирования. В той или иной конкретной ситуации мы более или менее уверены, что проблема состоит в том-то и том-то, уверены, что для ее разрешения нужно сделать то-то и то-то и что это в наших силах.

В действительности проблема может быть сложнее, иметь другую природу и другие контуры, а пути выхода из нее могли бы быть и иными, но — среди прочих — приемлема и наша конструкция, наш проект. Вот почему есть основания утверждать, что социальный проект — инструмент социальных изменений, основывающийся на природном человеческом свойстве конструировать реальность. Такое конструирование в очень малой степени произвольно, оно осуществляется в рамках данной культуры, данной системы общественных отношений, ценностей и норм данного сообщества людей.

Контекст общих понятий. Понятие социального проектирования может быть поставлено в различный понятийный контекст. По избранному контексту, т. В нашем случае контекст общих понятий для понятия социального проектирования составят следующие: инновация, социальная субъектность , жизненные концепции, ценности, нормы, установки, идеал. Назначение любого социального проекта — изменение социальной среды, осуществление инновации.

Инновация — не просто обновление а именно таково значение этого латинского слова , это сознательная деятельность по конструированию нового и его внедрению в жизнь на основе переосмысления предыдущего опыта. Социальные инновации могут иметь разные формы, выбор которых обычно не случаен. Он диктуется временем, установками данной исторической эпохи и данного сообщества людей. Социальное проектирование в своей основе предполагает определенные социальные изменения.

Эти изменения задумываются, получают обоснование, планируются. Иначе говоря, социальное проектирование. Теория социального проектирования представляет собой разновидность инновационной деятельности. В крупных социальных проектах многое сходно с социальными реформами — и они тоже подвержены опасности пересмотра, отмены или ревизии в силу обстоятельств, которые связаны с особенностями функционирования высших уровней власти.

Но есть и такие проекты, которые затрагивают интересы небольших групп людей, приближены к обыденным проблемам и меньше зависят от общеполитической обстановки. В тысячах проектов в конечном счете пробивает себе дорогу историческая необходимость, и они таковы, каковыми их создает данная эпоха — но не сама по себе, а через деятельность инициатора проекта и участников его осуществления.

Социальная субъектность. Люди по отдельности, в группе, в составе организации, а обобщенно — как сообщество, общность, общество выступают субъектом исторического процесса, т. Этот очевидный, ежедневно наблюдаемый факт мы теоретически осмысливаем через понятие « социальная субъектность ». Под социальной субъектностью понимается способность общества, социальных групп, человека выступать в качестве активного начала деятеля, творца социальной реальности. Эта активность проявляется в воспроизводстве и обновлении общественных отношений, в социальном конструировании и проектировании реальности, в различных формах социальной деятельности.

Аналогом рассматриваемого понятия выступает юридическое понятие правосубъектность , которое обозначает способность лиц быть носителями юридических прав и обязанностей. Правосубъектность разделяется на правоспособность т. Подобно этому социальная субъектность может быть рассмотрена в единстве двух сторон: 1 наличия у субъекта социально обусловленных возможностей к осуществлению общественно значимой деятельности и 2 его способности к самостоятельному осуществлению такой деятельности.

Признание за человеком права активно воздействовать на социальное окружение и на себя самого как частицу общественного организма составляет морально-философское основание социального проектирования. Жизненные концепции. Социальная субъектность преобразуется в формы жизнедеятельности в соответствии с общественными условиями и несет на себе отпечаток принятых в обществе моделей поведения. Социальное поведение людей чрезвычайно разнообразно, если смотреть на него как на серию событий.

Но за этим разнообразием стоит довольно ограниченное число жизненных концепций — наиболее общих линий социального поведения, отношения к жизни. Возможны различные классификации жизненных концепций. Для наших целей мы объединим различные линии социального поведения в три жизненные концепции людей как индивидов, так и сообществ. Первая жизненная концепция: двигаться по воле жизненных волн.

Эта концепция нашла свое теоретическое обоснование в скептицизме — идущем из далекой древности философском учении. Отец скептицизма древнегреческий философ Пиррон ок. Смысл этой формулы таков: человек имеет дело с формами вещей, но ему не известны свойства вещей; потому-то следует воздерживаться от решений и проявлять апатию невозмутимость. Атараксия бездеятельность — наилучшая позиция для человека, который в реальности должен следовать правдоподобию, традициям и природе.

Эта жизненная концепция достаточно распространена в одних странах в частности, в странах, где исповедуется буддизм и менее распространена в других например, в протестантских. Вторая жизненная концепция: активно защищать традиции, устои. Определенная часть людей очень жестко придерживается этой позиции. Это характерно для патриархальной семьи, для некоторых закрытых сообществ, нередко консервативная тенденция проявляется среди политиков и деятелей искусства, везде, где новаторские веяния небезопасны для традиции.

Активная защита устоев от нововведений не раз давала самые реальные результаты, о чем свидетельствуют факты истории, которые одновременно можно рассматривать и как социологические факты. Приведем пример из отечественной истории. В этом районном центре около 13 тыс. В XIX веке Волхов и Орел были примерно одинаковы, и когда встал вопрос о строительстве железной дороги, то в столице предпочли вести ее через Волхов.

Но болховские купцы, опасаясь, что «железка» подорвет их благополучие, собрали средства, чтобы дать взятку столичным чиновникам. Их проект полностью удался: планы были изменены, и дорога прошла не через Волхов, а через Орел, что и определило последующую судьбу обоих городов. Третья жизненная концепция: изменять мир. Здесь есть две разновидности, точнее — две разные линии социального поведения. Одна из этих линий ведет человека или сообщество к изменению мира путем личного самосовершенствования, воздействия моральным примером, критики несовершенства общественного устройства.

Это путь уединившегося на берегу Уолденского озера американского писателя и философа Генри Торо — , великого русского писателя и социального мыслителя Льва Николаевича Толстого В , одного из руководителей национально-освободительного движения в Индии Мохандаса Карамчанда Ганди , прозванного в народе Махатмой — Великой душой.

Толстой утверждал: насилие между людьми должно быть преодолено непротивлением непротивление злу насилием , самосовершенствованием. К упразднению государства надо идти путем мирного и пассивного воздержания, отказа каждого члена общества от всех государственных обязанностей и должностей, от участия в политике. Другая линия — действия по изменению общества путем инноваций.

Иногда инновации становятся всеохватными и потрясают основы общественного устройства. Это всегда характерно для социальных революций, а иногда — и для реформ. Яркие примеры активной реформаторской деятельности дает эпоха Просвещения. Приведем один из них. Иохан Фредерик Струэнсе , врач датского короля Кристиана VII , став фаворитом при слабом и больном монархе, провел в Дании в гг. Был отменен закон о праве отца посадить сына в тюрьму, при Струэнсе перестали привлекать к уголовной ответственности за нарушение супружеской верности, прошла перестройка армии: чины стали даваться по заслугам, а не по знатности.

Струэнсе отменил празднование Рождества, Пасхи и ряда других религиозных праздников поскольку они «служат только поводом для пьянства и распутства» , впервые в Европе была провозглашена свобода совести для всех вероисповеданий, признано равноправие евреев и открыт им доступ в цехи и магистраты, прекращена постройка и реставрация церквей, часть церквей превращена в больницы и дома престарелых, учрежден воспитательный дом для подкидышей по петербургскому образцу , упразднен полицейский надзор за проституцией, все сословия получили право запрягать карету цугом и носить башмаки с драгоценными пряжками.

Присвоив себе право издавать законы именем короля, Струэнсе спешил провести их как можно больше, чтобы на основе права регулировать все стороны жизни. За 18 месяцев он издал новых законов, но после его казни в г. Здесь проявились особенности реформаторской деятельности, осуществляемой на верхнем этаже власти: социальные реформы масштабны, нормативны и основываются на идеологии и технологии отказа от предшествующего опыта, но нередко неглубоки, не укореняются в обыденной жизни и сознании людей и легко могут быть отменены тем же путем, что и были приняты.

Итак, социальная субъектность — непременное условие рождения социального проекта, но сама она теснейшим образом зависит от той или иной жизненной концепции. Ценности и нормы. Реальности человеческой жизни — это как бы два мира. Один — мир людей и вещей, другой — мир ценностей и норм. Ценности — это разделяемые в обществе сообществе убеждения относительно целей, к которым люди должны стремиться терминальные ценности , и основных средств их достижения инструментальные ценности 4.

Ценность — то, что позволяет нам ориентироваться в социальной среде, реализуя наши стратегические интересы. Ценности императивны, они образуют основу социокультурных позитивных установок и запретов социокультурных кодов и базируется на противопоставлении «добра» и «зла», «своего» и «чужого». Именно это разделяет ценности и антиценности.

В роли ценностей могут выступить цели в технологии управления проектами неслучайно часто используется понятие «цели-ценности» и социальные проекты, и в этом случае они также приобретают императивное значение. Эти императивы регулируют нередко обширные зоны человеческой жизнедеятельности. Роль ценностных факторов в социальной жизни во многом определяющая. И главное — ценности обладают принудительным действием, которое вытекает из их нормативного содержания. Иначе говоря, при помощи ценностей поведение людей вводится в рамки определенных социальных устоев, подчиняется общим правилам коллективной жизни.

Есть и более прикладное понимание ценностей. Ценности могут рассматриваться как все то, что имеет значение для человека в его жизни. В этом случае к ценностям относятся и предметы материального мира вещи, здания, еда и т. Это понимание ценностей ближе к социальным проектам в том смысле, что сосредоточивает внимание на конкретных вещах, свойствах, отношениях.

Однако и здесь сохраняется природа ценностей как жизненных ориентиров человека, как регуляторов отношений между людьми. Упорядоченность общества на основе признанных ценностей обеспечивается через механизмы социальной нормы. Социальная норма лат. Если ценности осуществляют самую общую, стратегическую регуляцию поведения, то нормы конкретно предписывают, какие поступки, какие действия должны совершать люди. Ценности и нормы образуют ценностно-нормативную систему, преобразующую естественные человеческие потребности и лежащую в основе культуры.

Системы, по которым имеется более или менее общий консенсус, сосуществуют с системами групп и страт, с системами небольших сообществ, организаций, семей, индивидуумов. Человек живет в мире, наполненном и переструктурированном значениями. Ценностно-нормативная система в общественной жизни обнаруживает себя главным образом через установки субъекта индивида, группы, общества в целом.

Установка — это состояние сознания, выражающееся в потенциальной активности по отношению к ценностным объектам. Одни и те же события, люди, решения, ситуации вызывают нередко разные, иногда прямо противоположные реакции. Это различие и отражает готовность принять ту или иную информацию и действовать в соответствии с ней.

Позитивные, нейтральные, негативные реакции и оценки в этом случае основываются на социальных установках. Понятие социальной установки было раскрыто в исследованиях Чикагской социологической школы, прежде всего в работах Уильяма Айзека Томаса и Флориана Знанецкого По Томасу и Знанецкому , установка attitude представляет собой субъективную ориентацию членов группы по отношению к ценностям это «субъективная сторона ценности».

В одной из своих поздних работ Ф. Знанецкий напрямую связал понятие установки с уточнением: «установки деятеля» с понятием «определение ситуации деятелем», соединив таким образом психологическую готовность с культурными явлениями, поскольку ситуация осмысливается сквозь призму культуры 6.

Ценностная ориентация социального проектирования выдвигает на заметное место в его современных теориях проблему идеала. Идеал — наивысшее мыслительное выражение желаемого и должного. Он конструируется и облекается в образную форму по измерениям своего времени и наиболее ясно выражает тенденции эпохи, доминирующие жизненные концепции.

Различение эпох в социокультурном смысле — это различение присущих им идеалов, которые могут выражаться в нравственных образцах и моде философских воззрениях и представлениях об общественном устройстве. Вступая на почву достижения идеалов, социальное проектирование также приобретает черты наглядных свидетель ств св оей эпохи. Если мы делаем проект, направленный на внедрение здорового образа жизни, и при этом исходим из распространенного толкования здоровья, не занимаясь теоретическими изысканиями на эту тему в рамках проекта, то мы все же ориентированы не на здоровье вообще, а на присущий нашей культуре и нашему времени идеал.

Известный немецко-американский социолог и психолог Эрих Фромм отмечал: «То, что мы называем здоровым человеком, зависит от общей системы отношений и понятий данной культуры. Для германских " берсерков " человек, который мог бы вести себя подобно дикому зверю, был "здоровым".

Сегодня такой человек считался бы психопатом» 7. Направленность на достижение идеала — еще одна сторона социального проектирования, связывающая его с социологической традицией познания человека и общества. Контекст общих понятий позволяет точнее очертить современные представления о социальном проектировании.

Такими понятиями в нашем изложении стали не эффективность, бюджет, план, а инновация, социальная субъектность , жизненные концепции, ценности, нормы, установки и даже идеал. Почему избран такой ряд? Прояснить это позволит обзор современных концепций социально-проектной деятельности, который содержится в следующем параграфе.

Интерес к социальному проектированию в странах с рыночной экономикой быстро возрастал начиная с х годов XX века. Импульс для этого дало широчайшее применение проектов в коммерческой сфере, где этот путь показал свою бесспорную эффективность в условиях нараставшей конкуренции производителей товаров и услуг. Но в социальной сфере проекты были скромнее, менее системными и осуществлялись в известном отрыве теории от практики.

Видимо, этому способствовало и то, что бизнес-проектное мышление опережавшее технологические идеи социального проектирования и задававшее ему образцы оценивало успешность проекта исключительно по показателям экономической эффективности, а такой подход мало применим в социальной работе и другой деятельности социокультурного характера.

Концепции социального проектирования развиваются в тесной связи с рядом социологических теорий и подходов, из которых выделим социальную инженерию и социальную утопию. Первая из них представляет собой прагматическую концепцию самого конкретного свойства, основанную на эмпирическом знании, на эксперименте и касающуюся задач, которые надо решать «здесь и сейчас». Она стоит на грани с технологией и, собственно, в этом качестве продолжает развиваться. Вторая — почти и не социологическая концепция, она находится за гранью эмпирической проверки, скорее — в области философии и художественного творчества.

Но мы увидим тесную связь с социальным проектированием и той и другой концепций. Они, можно сказать, составляют полюса социологического понимания социально-проектной деятельности. Социальная инженерия. В странах с рыночной экономикой получила определенное распространение такая форма применения на практике социологического знания, как социальная инженерия, которую ныне определяют как деятельность по проектированию, конструированию, созданию и изменению организационных структур и социальных институтов, а также комплекс прикладных методов социологии и других социальных дисциплин, составляющих инструментарий такой деятельности 8.

Термин впервые появился в е годы XX века С. Веббы , Р. Роско Паунд употреблял его в значении постепенных, частных « piecemeal » социальных преобразований 9. Такого рода социальную инженерию — постепенную, поэтапную — положил в конце х годов в основу своей концепции открытого общества известный английский теоретик Карл Поппер Поппер писал в своей книге «Открытое общество и его враги» : «Сторонник социальной инженерии не задает вопросов об исторических тенденциях или о предназначении человека.

Он верит, что человек - хозяин своей судьбы и что мы можем влиять на историю или изменять ее в соответствии с нашими целями, подобно тому, как мы уже изменили лицо земли. Он не верит, что эти цели навязаны нам условиями или тенденциями истории, но полагает, что они выбираются или даже создаются нами самими, подобно тому, как мы создаем новые идеи, новые произведения искусства, новые дома или новую технику» Теория социальной инженерии и практика ее применения в дальнейшем исходили из задач совершенствования управленческого процесса на базе социологического знания.

В этой связи разрабатывались такие сферы применения социальной инженерии, как проектирование правил рационального воздействия на социальные процессы, определение этапности таких воздействий, эффективных методов социальных преобразований. Но эта деятельность, получившая широкое распространение на Западе в е годы, изначально не ставила целей смены социальной системы, напротив, ее основное назначение — сглаживание конфликтов на производстве. В этом она опиралась на идеи «человеческой инженерии» — социологической концепции, сформировавшейся в межвоенный период на базе задач по обеспечению безопасности труда и эффективности системы «человек—машина».

Специалисты в области социальной инженерии изучают вопросы удовлетворенности рабочих зарплатой, условиями и организацией труда и на этом основании делают отчеты с рекомендациями для менеджеров по улучшению политики в сфере трудовых отношений. Другой подход к социальной инженерии формировался у нас в стране в начале х годов. Централизация управления экономикой вызывала необходимость повсеместного планирования, в том числе и в социальной сфере. В планировании виделся путь к рационализации действий, экономии ресурсов, повышению эффективности труда.

Это, в частности, проявилось в теории научной организации труда НОТ и практике ее применения на производстве. Новые идеи в области НОТ выдвинул видный революционер, литератор, позже — руководитель крупных промышленных предприятии Алексей Капитонович Гастев — , возглавивший в г. Институт труда. Свою теоретическую концепцию он назвал «социальной инженерией». В статье «Наши задачи» Гастев сформулировал следующие три t принципа, на которых базировалась его концепция «социальной инженерии»: 1 для развития организации труда необходимы техника и технологии, для применения которых необходим новый тип работника; 2 в условиях поточно-массового производства каждый станок должен стать исследовательской лабораторией для поиска всего нового, рационального и экономного; 3 культура труда должна основываться на аналитизме , учете массовых величин, нормировке, привносимых машинной работой В те же годы российский специалист по научной организации труда Н.

Витке предложил развивать социальную инженерию как техническую деятельность по совершенствованию организации производства, которая строится на учете социальных факторов и направлена на улучшение условий труда. Этапы такой деятельности, по Витке , включают: разработку социально-технического проекта карты организации рабочего места, хронокарты рабочего и внерабочего времени, оперограмм ; внедрение практических рекомендаций процесс социотехнического нововведения ; эксплуатацию внедренной системы в условиях нормальной работы предприятия Движение к проектному мышлению и социальной инженерии после десятилетий сталинских репрессий когда погибли многие специалисты по НОТ , психотехнике, среди них и А.

Гастев вновь обозначилось в нашей стране в середине х годов. Один из крупнейший экономистов академик Василий Сергеевич Немчинов — в г. Эта позиция отражала стремление общества к крупным социальным переменам после смерти Сталина, но в официальной науке и управленческой системе вызвала шок В дальнейшем в России сохранилось представление о социальной инженерии как о концепции западной социологии, которая основывается на прагматизме и представляет собой «социальное конструирование» в рамках частных процессов.

Концепция критиковалась за близость к либеральным традициям «малых дел» и реформизма, за направленность на сглаживание социальных конфликтов Но именно эти стороны социальной инженерии сегодня приобретают особую значимость — в силу новых проблем, вставших перед человечеством. Социальная утопия.

Название этого способа конструирования социального идеала восходит к книге английского философа Томаса Мора — «Утопия» , написанной по-латыни для гуманистов и просвещенных монархов. Утопия — место, которого нигде нет. Именно в таком несуществующем месте становится возможной идеальная социальная организация. Платон, Мор и другие социальные мыслители, конструировавшие идеальную общественную организацию, ставили преграды несправедливости, господствовавшей в реальной жизни, введением, во-первых, узаконенного однообразия и, во-вторых, рационализации общественной жизни.

Надо сказать, что эти установки стали применяться многими социологами с самого начала развития социологии как науки: уже в теории Опоста Конта — , создателя слова «социология», ставилась задачи научного предвидения будущего состояния общества и непосредственной подготовки социальных реформ. Подобные выходы на прогноз и проектирование мы обнаруживаем в большей или меньшей степени у всех ведущих социологов, а в некоторых случаях, например в работах Роберта Парка , Эрнста Берджесса и других представителей Чикагской социологической школы, проектные задачи так сплавлены с социологической теорией, что вне проекта теория не проявляет свои существенные черты.

Связь социологии и проектирования в нормативной форме выражает концепция « дизайн-социологии », с которой в г. Ван Штинберген прогнозирует неизбежное слияние проектного подхода и макросоциологии в «дизайн-социологию», которая станет участником формулирования и обоснования социальных целей Утопическое мышление — вовсе не рудимент социальной философии и социологии.

Утопизм в обновленных формах — живое явление и нашего времени. Он исключительно современен, вне его нет сегодняшней интеллектуальной жизни. Мышление утопиями следует осознать как важнейшее условие социального проектирования в макросоциальном масштабе. Это не значит, что ему следует придавать нормативную роль.

Карл Поппер хорошо показал опасность «утопической инженерии»: « Но если не ставить знака равенства между утопией и реализуемым управленческим решением что не раз имело место в истории многих народов , то она раскроет свои созидательные черты. Утопии несут на себе следы социальной реальности и меняются под воздействием социальных изменений.

В этих новых модификациях они оказываются напрямую связанными с социально-проектной деятельностью. Так, появление « экоутопии » сопровождало разработки в области глобального научно-культурного проектирования. Известный американский футуролог Алвин Тоффлер род. То, что Тоффлер называет « практопией », он определяет как «не лучший и не худший из возможных миров, но мир практичный и более благоприятный для человека, чем тот, в котором мы живем». Согласно авторскому представлению, « практопия предлагает позитивную и даже революционную и тем не менее реалистичную альтернативу» Разновидность утопии « эупсихия » развивается как программа стабилизации и раскрепощения душевного и духовного мира личности с помощью социальной терапии Антиутопии и дистопии.

Ценностный подход в проектировании ведет к расширению проектной проблематики и многообраз ию ее о боснований. В этой связи проектное мышление все теснее смыкается и с антиутопиями и дистопиями. Антиутопии представляют прекрасно организованное будущее общество как враждебное человеку. Именно такую картину тотально управляемого общества рисуют Евгений Иванович Замятин в романе «Мы», Джордж Оруэлл в романе «»: в высокоорганизованном обществе человек оказывается предельно несвободным.

Дистопии также рисуют негативный образ будущего. Но в отличие от антиутопий дистопии выводят его не из отрицательных последствий для человека идеальной социальной организации, а из негативных тенденций, обнаруживаемых сегодня: экологического кризиса, преступности, войн, биологической и психической деградации человека под воздействием наркотиков и т.

Миллер с Мелом Гибсоном в главной роли: в пустыне остатки человеческого сообщества ведут смертельную борьбу с рокерами за последнюю цистерну нефти. В конечном счете утопии, антиутопии и дистопии — лишь иная форма представления социального прогноза, который хоть и выполняется с применением методов научного исследования, но все же содержит немало интуитивного знания, домыслов и ценностных положений, идущих от исследователей и от экспертов — источников значительного числа данных, обрабатываемых как прогнозная информация.

Разумеется, утопии, антиутопии, дистопии не заменяют собой научного знания, необходимого для обоснования социального проекта. Но эти вымышленные социальные конструкции реальны в смысле ценностного отношения к окружающему миру. Вот почему в социальном проектировании с недавнего времени они стали замечаться, учитываться.

Поиск путей оптимизации социального проектирования. Выделению социального проектирования в относительно самостоятельную сферу деятельности в наибольшей мере способствовало осознание мировым сообществом глобальных проблем современности, и прежде всего экологической проблемы. После Чернобыльской катастрофы конкретизировалось понимание опасности человеческой деятельности для судеб человечества, если она выходит за пределы экологически допустимых границ, что и определило, среди прочего, решительный перелом в проектировании социальных изменений и оценке социальных проектов.

Исходные вопросы социального проектирования — какие состояния желаемы и какие ресурсы есть для их достижения — в современных условиях раскрываются иначе, с иными акцентами и оттенками, чем еще 15—20 лет назад. Раньше ценностная природа целенаправленных социальных изменений не осмысливалась в связи с конкретными проектными разработками и технологией проектирования, это была сфера чистой теории. Проектной деятельности была присуща установка на немедленную реализацию проекта.

В качестве ведущих факторов успеха рассматривались скорость работ и наличие финансовых, кадровых и материально-вещественных ресурсов. Теперь успех как достижение цели стал недостаточной характеристикой эффективности проекта. В новой парадигме мышления внимание уделяется не столько связи цели проекта и ее достижения, сколько самой постановке цели. Здесь сложилась новая мораль проектирования и новая его технология при выработке целей проекта: они должны устанавливаться после изучения последствий инновации для ценностного мира, в рамках которого будет реализовываться проект.

Проблема желаемого состояния общества приобрела явные черты экофобии. Социальный проект не должен разрушить хрупкое равновесие в системах «человек — природа», «человек — человек» — такая концептуальная установка ведет к утверждению экологически ориентированных параметров в качестве определяющих при оценке социальных проектов.

Эти новые параметры отражают, во-первых, мультипликационный многофакторный, множественный по последствиям эффект любого планируемого социального изменения: оно не может не затронуть целой группы социальных потребностей, интересов и ценностей, как бы ни были скромны задачи проекта и какой бы малой общности он ни был адресован. Они, во-вторых, учитывают кумулятивный накопительный характер последствий, к которым ведет любая социальная инновация: изменение, порождаемое успешной реализацией проекта, нарастает и со временем может пересечь экологическую границу, за которой положительные последствия инновации будут перевешиваться ее негативными последствиями.

Отсюда — стремление к оптимизации социально-проектной деятельности, ее постановке под контроль не столько государства, сколько общественности. Идея участия населения в выработке и принятии решения по проектам, их корректировке, в недопущении произвольных социальных решений властей, администрации всех уровней или частных лиц стала одной из общепринятых основ практики социального проектирования во многих странах. Доктрина «общественного участия» « public participation » , развивающаяся в США и Европе с х годов, более всего затрагивает градостроительные решения ее зародыш содержался в критике планирования городского развития без учета интересов потребителей, отказе от практики осуществления архитектурных решений, исходя из представления о рациональном городе, о функциональной основе жизни людей.

Доктрина строится на переходе от функционального к средовому environmental подходу — с активным участием жителей города в разработке и осуществлении социальных проектов. Ядро концепция, оценка результативности социально-проектной деятельности все больше смещается в ценностную сферу. Именно в силу этого обстоятельства возникает возможность взглянуть с новой точки зрения на утвердившиеся у нас в стране подходы к социальному проектированию. Объектно-ориентированный подход. В современной России наиболее распространен объектно-ориентированный подход к социальному проектированию.

Этот термин предложен известной исследовательницей проблем социального проектирования Тамарой Моисеевной Дридзе — 19 для обозначения концепций, разработанных Г. Антонюком, Н. Аитовым , Н. Лапиным , Ж. Тощенко и др. Социальный проект с позиций такого подхода имеет целью создание нового или реконструкцию имеющегося объекта, выполняющего важную социокультурную функцию. Это может быть школа, больница, спортивный комплекс, но в качестве объекта проектирования могут выступать также социальные связи и отношения.

По определению видного российского социолога Жана Терентьевича Тощенко род. Придерживающиеся близких позиций В. Курбатов и О. Курбатова определяют социальное проектирование как «проектирование социальных объектов, социальных качеств, социальных процессов и отношений» Специфику же социального проектирования они прямо связывают с характеристиками социального объекта: его противоречивостью, многовекторностью , невозможностью его описания конечным числом терминов любой социальной теории, многофакторностью его бытия и т.

Социальное проектирование в рамках этого подхода рассматривается как специфическая плановая деятельность, «суть которой — в научно обоснованном определении параметров формирования будущих социальных объектов или процессов с целью обеспечения оптимальных условий для возникновения, функционирования и развития новых или реконструируемых объектов». Диапазон социальных проектов «полностью совпадает с диапазоном социальных прогнозов и социальных нововведений» В рамках объектно-ориентированного подхода к социальному проекту предъявляются требования конкретности, научной обоснованности, прямой связи с управлением обществом.

Согласно Ж. Тощенко , «проектирование — ответственный этап, требующий знания законов общественного развития. Оно не должно опираться ориентироваться на субъективные желания и устремления людей, какими бы благими намерениями они ни сопровождались. Избавиться от субъективизма в проектировании можно, только опираясь на научные методы» Достоинства подхода видятся в локализации задач социально-проектной деятельности и проработке нормативных аспектов проектирования социальных объектов.

Однако утверждение представителей обьектно-ориентированного подхода о закономерном характере проекта, его научной обоснованности как объективности представляется дискуссионным. Проблема состоит в толковании объективности и научности в социальной сфере. Детерминация социальных инноваций вариативна. Русский философ и социолог Сергей Николаевич Булгаков справедливо замечал: «Хотя социальная политика вообще способна обладать научностью, однако это вовсе не значит, чтобы из данных научных посылок с необходимостью следовала только одна система политики, и именно она-то и была единственно научной.

Напротив, из одних и тех же научных данных могут вытекать различные, но в то же время с одинаковой степенью научности обоснованные направления социальной политики, другими словами, из данного научного инструмента может быть сделано различное употребление. Только благодаря неправильному пониманию природы науки и границ социального детерминизма получает силу широко распространенное представление о том, что возможна только одна научная социальная политика» Научная обоснованность проектируемого объекта, таким образом, доказуема лишь в самых общих положениях и спорна в отношении конкретного управленческого решения.

Проблемно-ориентированный подход. В г. Коллектив а в его составе известные ученые — Э. Орлова, О. Трущенко , О. Яницкий и др. Исследователи поставили перед собой задачу разработать фундаментальную теорию и методологию «прогнозной социально -п роектной деятельности как специфической социальной технологии, ориентированной на интеграцию гуманитарного знания в процесс выработки вариантных образцов решений текущих и перспективных социально значимых проблем с учетом данных социально-диагностических исследований, доступных ресурсов и намечаемых целей развития регулируемой социальной ситуации».

Для проблемно-ориентированного подхода характерны: 1 рассмотрение объективных и субъективных факторов социального воспроизводства в качестве равноправных; 2 понимание проектирования как органичного и завершающего этапа социально-диагностической работы; 3 упор на обратную связь между диагностической и конструктивной стадиями процесса выработки решения.

Именно эти обстоятельства позволяют видеть специфику рассматриваемого подхода в его проблемной целевой, прогнозной ориентации Концепция имеет четко выраженную эколого-гуманитарную направленность, что, в частности, проявилось в одном из крупных теоретических достижений проблемно-ориентированного подхода — разработке вопросов социальной инфраструктуры в связи с задачами социального проектирования.

На этом эколого-гуманитарном фоне в концепции развернут и важнейший принцип современной социально-проектной деятельности — принцип социального участия «участия всех субъектов, заинтересованных в выработке решений, затрагивающих их судьбу, путем перманентного расширения «коммуникативного круга» с постепенным «втягиванием» в него все большего числа лиц с их « разномотивированными » критериями оценки социальной ситуации и социально значимых решений» В то же время для разработки конкретного проекта в описаниях прогнозного социального проектирования не достает технологии проектной работы, которая представлена лишь на уровне принципов.

Проектирование как бы остается привилегией узкого круга лиц. Авторы концепции утверждают: «Функцию интеграции научного знания с практикой Следовательно, большинство из тех, кто на практике занимается социально-проектной деятельностью, для нее не подходят. Две черты концепции прогнозного социального проектирования представляются особо перспективными для последующих разработок в этой области.

Одна из них — обоснование сращения теоретико-методических вопросов социального проектирования с теоретической социологией. Другая — обозначение субъектно-ситуационного подхода и выделение уровней субъектности в гипотетической модели социокультурной динамики Дридзе намечала путь к более тесной увязке проектных задач с субъектом социального действия. Правда, имелась в виду субъектность , как бы разлитая в обществе: ее связь с проектированием обозначена скорее в средовом отношении.

Но это — мост к концепциям, в которых субъектности может быть придан более существенный для социального проектирования смысл — как ценностно-нормативный, так и организационно-управленческий. Субъектно-ориентированный тезаурусный подход. Можно заметить, что объектно-ориентированный и проблемно-ориентированный подходы связаны прежде всего с созданием и реализацией крупных проектов, где они при определенных условиях могут эффективно использоваться.

Но если речь идет о малых проектах и о проектах, которые мы ниже назовем микропроектами проектами с минимальным числом участников и с небольшим объемом деятельности, нередко индивидуальной , то базовые положения этих подходов оказываются недостаточными или требуют специальной интерпретации. Предлагаемый нами субъектно-ориентированный подход назовем его так, продолжая терминологический ряд, начатый Т. Дридзе позволяет теоретически обобщить многообразный опыт социального проектирования на уровне разработки и осуществления как крупных , так и малых и микропроектов.

Другое название подхода — тезаурусный — связано с использованием в нем механизма социальной и культурной ориентации, основанного на различии и сходстве тезаурусов людей. Тезаурус представляет собой полный систематизированный состав информации знаний и установок в той или иной области жизнедеятельности, позволяющий в ней ориентироваться. Итак, тезаурус характеризует полнота, но это не хаотическое нагромождение всех сведений и готовностей, а иерархическая система, которая имеет целью ориентацию в окружающей среде.

Значит, для разных людей тезаурусы различны, поскольку неодинаковы как их личностные свойства, так и среда их жизнедеятельности. Тезаурус отражает иерархию субъективных представлений о мире, он может рассматриваться как часть действительности, освоенная субъектом. Тезаурус обладает своеобразным свойством структуры информации: иерархия знаний в его пределах строится не от общего к частному, а от своего к чужому.

В этом отличие тезаурусной иерархии знаний от научной. В тезаурусе знания сплавлены с установками и существуют по законам ценностно-нормативной системы. Оно изначально имеет социальный характер: «свой»— тот, кто принадлежит мне, «свое» —т о, что принадлежит мне, но в то же время и в такой же мере «свой» —из того круга, к которому принадлежу я, «свое» —из тех вещей, свойств или отношений, от которых завишу я зависят моя безопасность, удовольствие, счастье и т.

В логическом плане антоним «своего» — « не-свой », а в ценностном плане — «чужой». Именно в парадигме « свое-чужое » воспринимают действительность человек, группа, сообщество. Пара « свое-чужое » образует стержень тезауруса и придает ему социальную значимость. На этом строятся «картины мира», которые постепенно, по мере социализации и обретения социальной идентичности людей формируются в их сознании. Следствиями тезаурусного способа жизненной ориентации являются, во-первых, несовпадение субъективных миров их согласованность наблюдается лишь по ограниченному кругу параметров и в известных пределах ; во-вторых, преимущественно ценностная регуляция социального поведения преобразующая все факторы и детерминанты такого поведения ; в-третьих, активность поведения социального субъекта в социальной среде.

Эти обстоятельства пока слабо осознаются в теории социального проектирования, между тем они позволяют увидеть особое значение создателя проекта инициатора, автора, разработчика не только как «зеркала» определенной общественной потребности, но и как реализатора собственного интереса, соответствующего его тезаурусу. Уникальность жизненных миров и их связанность, различающаяся на разных этажах общественной организации, в том числе имеющая особые формы и способы реализации на уровне повседневности, — это свойства и социальной среды проектирования, и субъекта проектирования.

Здесь нет симметрии участия: прежде всего, создатель проекта не существует вне социальной среды, он отражает в себе ее свойства, однако при этом он творчески переструктурирует их, что и дает импульс проекту. Среда возбуждает проектирование неудовлетворенной потребностью, но сам проект есть акт творчества не среды, а субъекта проектирования, который, таким образом, вырастает в центральную фигуру социально-проектной деятельности. Субъектно-ориентированный подход к социальному проектированию базируется на признании тезауруса создателя проекта основным источником проектной идеи.

Этим не умаляется значение объективных факторов разработки и осуществления проекта назревшая общественная проблема, высокий спрос на предоставляемые услуги, заказ, наличие ресурсов и т. Субъектно-ориентированный подход к социальному проектированию не устраняет причинность и обусловленность проектов и проектной деятельности, а идея тезаурусов не означает утери связанности социальной среды. Напротив, тезаурусный подход позволяет обосновать многообразие и многоуровневость социально-проектной деятельности, понять причины несовпадения замысла и исполнения, провала «сильных» и успеха «слабых» проектов.

Тезаурусный подход устанавливает связь реальных импульсов и обстоятельств социального проектирования. В современных условиях субъектная ориентация проектирования отражает и но вые, в прошлом менее свойственные общественному устройству черты. Наиболее важными для социально-проектной деятельности мы считаем три особенности современной социальной организации европейского типа: 1 трансформацию традиц ии и ее регулирующей роли, 2 фрагментарность воспринимаемого мира, 3 высокую скорость и слабую предсказуемость социальных изменений.

Эти три особенности сформулированы с учетом положений, выдвинутых видным немецким социологом Юргеном Хабермасом род. По Хабермасу , в обществе растет сознание морально-политической автономии: а это значит, что и мы сами оказались перед задачей принимать решения о том, что нормально и что нет, основываясь на собственных критериях т. Человек создает «полностью индивидуальный жизненный проект», чтобы оставаться самим собой в изменчивой реальности. В этих условиях «объединенным в общество индивидам остается только возможность рискованного самоуправления посредством в высшей степени абстрактной тождественности Я».

Развивая идею новых социальных рисков, Хабермас показывает в своих новых работах значение признания «другого» как базы современной политики Он подчеркивает «Частная автономия равноправных граждан может быть обеспечена лишь синхронно с активизацией их гражданской автономии» 31 Э то — один из путей к проблематике « свой-чужой », где признание «другого» или «чужого» ведет к расширению границ «Мы» общества, сообщества.

Таким образом общественная солидарность выходит за пределы нации, этноса, страны и обеспечивается «включением другого», установлением с ним диалога, достижением компромисса и взаимных договоренностей «Другой» при этом не теряет присущих ему черт.

Если признать справедливость этой позиции, то для социального проектирования из этого следует, что:. В наше время приемлемы такие планируемые социальные изменения, которые: а ограничены в масштабе, б ограничены в ресурсах, в ограничены во времени, г соответствуют принятым в сообществе ценностно-нормативным требованиям. Стремление проекта к всеобъемлющим результатам всеобщее счастье и проч. Проектирование в социальной области не должно придавать значение только достижению некоего результата.

Ценным является и сам процесс разработки проекта от его замысла, от рождения идеи и его реализации. Процессуальная сторона проектирования во многих случаях выходит на первое место. Во фрагментарном и хаотичном социальном мире целостность общественно значимых действий обеспечивается тезаурусами активной части общества в нашем случае — тезаурусами, принадлежащими инициаторам социальных проектов.

Социальный проект как тип организации жизненного пространства наилучшим образом соответствует ограничениям и требованиям нашего времени. Исходя из тезаурусного подхода, социальное проектирование — не узкоспециализированная деятельность ученых-теоретиков, а многообразная, разноуровневая работа практиков, вооруженных простыми алгоритмами действий с учетом имеющихся ресурсов и последствий предлагаемых социальных инноваций. В этой работе, разумеется, есть место и для теоретиков, но в конкретных проектах востребованы главным образом их прикладные знания.

Философия социального проектирования. Технологическим разработкам в области социального проектирования должно предшествовать философское осмысление его оснований, целей и пределов применения. Но оно не обязательно должно носить слишком общий характер. В менеджменте есть и более прикладное использование термина «философия»: говорят о «философии фирмы», «философии маркетинга» и т.

В рамках тезаурусного подхода философию социального проектирования выражают несколько кардинальных идей и положений:. Надо экспериментировать. Человек открыт социальным изменениям, он по своей природе социальный экспериментатор — такова установка инициатора социального проекта.

Конечно, всем известна и консервативность людей, нежелание перемен. Но инициатор социального проекта не может не ставить на первое место те черты самоорганизации людей, которые позволяют задумывать, планировать и осуществлять социальные нововведения. Нам следует помнить слова Бенедикта из шекспировской комедии «Много шуму из ничего»: человек — существо непостоянное. Открытость к нововведениям — предварительное условие их разработки и осуществления.

Социальные изменения желанны, но мера желания существенно различается и по типам общества, и по ситуации, сложившейся в данном месте и в данное время, и по особенностям мировосприятия отдельных людей и их сообществ. Особое стремление к изменениям свойственно переходным эпохам, в наибольшей мере стимулирующим социально-проектную деятельность. Но открытость нововведениям вовсе не означает возможности безграничного социального эксперимента.

Это открытость в рамках социально приемлемых решений, соответствующих принятой Ценностно-нормативной системе. Общество парадоксальным образом сочетает проницаемость и упругость: исходя из ценностей и установок своего времени оно нередко принимает даже слабые проекты, успешно сопротивляется даже сильным.

Проект интересен не для всех — но для многих. Человек как Целое уникален, в отдельных же свойствах и отношениях он типичен Неопределенность и мозаичность жизненного пространства преодолевается в области социального проектирования введением параметра типичности:. Но типичное не есть характерное для всего общества. Идея осчастливить всех остается утопией. Деление на «мы» и «они», «свои» и «чужие» — естественный для человека способ субъектного переструктурирования общества, преодоления социальных различий, с одной стороны, и установления социальных дистанций, с другой.

Социальные проекты активно участвуют в таком переструктурировании , сближая участников проекта, преобразуя хаотическую массу в нечто определенное, устойчивое и связанное внутренними значениями ценностно-нормативной системой. Среди социальных ценностей людей солидарность — одна из высших. Явной или латентной скрытой, подспудной целью социального проекта всегда является достижение солидарности людей, включая и групповую солидарность непосредственных участников проекта. Разделение на «мы» и «они» и укрепление чувства преданности и доверия «своим» свойственны даже тем, кто стремится к социальному единству и всеобщему взаимопониманию: в конечном счете это путь к расширению «мы», а не к преодолению дистанции между «мы» и «они».

Надо создавать возможное. Границы проектирования социальных изменений определяются «интересом эпохи». В творческом плане этим не отменяется разработка запредельных идей, и на предварительных этапах работы, включая концептуальный этап, можно «требовать невозможного », что лишь оттеняет устремление к созданию возможного.

Надо искать союзников. Инициатор социального проекта достигает успеха там, где его проект не навязывается людям, а выбирается ими. Инициатор проекта стремится к лучшему будущему, но он должен убедить других в том, что это и для них лучшее будущее.

Тезаурусный подход к социальному проектированию эффективен в условиях рыночной экономики. Субъектная ориентация проекта, его связь с тезаурусом инициатора — не единственная характеристика творческой свободы, реализованной в проекте: в выборе или отвержении данного проекта проявляется творческая свобода других субъектов жизнедеятельности. Почему в современных условиях при проектировании социальных инноваций основное внимание придается учету ценностных ориентиров человека, сообщества, общества?

ИЩУ РАБОТУ В ЕЛЬЦЕ ДЕВУШКА

Преобразователь дискретной информации и пустое слово. Предисловие редактора тематического выпуска. Психология дорожного движения как направление прикладных психологических исследований: возможности и перспективы развития в России. Водители и пешеходы мегаполиса в представлениях друг друга. Динамика привычек пешеходов в условиях изменения пешеходных переходов. Отношение к неопределенности и мотивация достижения у водителей разного пола. Восприятие беременными себя и других водителей в качестве участников дорожно-транспортной среды.

Вербальные данные в количественной оценке способов предъявления визуальных объектов. Особенности волевой регуляции у кабардинцев, коми, тувинцев и русских. Межкультурные различия в описании и опознании лиц своей и чужой этнической принадлежности на примере портретных изображений. Стратегии референции в диалогах об этнических лицах: топосемантический экспресс-анализ. Психологические факторы ксенофобного поведения у подростков: зарубежные исследования.

Религия и межгрупповой конфликт: современные исследования религиозного фундаментализма. Сравнительные количественные исследования национальной идентичности в современной социальной психологии. Межкультурные контакты и креативность: анализ зарубежных подходов. Краткий обзор исследований зависти в зарубежной психологии: основные подходы и перспективы изучения в кросс-культурном аспекте. Анализ психометрических характеристик инструмента оценки социально-эмоциональных навыков в начальной школе.

Психологические аспекты трудоустройства современных выпускников ВУЗов Круглый стол «Партнерство в сфере подготовки кадров», Елец, 26 июня Социальное взаимодействие одаренных детей в гетерогенной образовательной среде. Обучение групповому принятию решений в учебных ситуационных центрах. Социальное волонтерство в представлениях студентов. Лосев и психология. Творческий путь Ф. Василюка как преодоление схизиса академической и практической психологии. Социогенез совместного действия: взаимопонимание людей как условие понимания вещей.

Интервью беседу вел В. Разработка и апробация мониторинга психосоциального развития школьников. Природные и социальные факторы девиантного поведения у подростков. Предисловие редакторов тематического выпуска. Проблема концептуализации контекста в современной психологии. Качественные методы в социальной и клинической психологии: пролегомены к междисциплинарному диалогу. Психоанализ вне клиники: перспектива психосоциальных исследований.

Визуальные методы в социально-психологическом исследовании. Преимущества использования качественных методов в современных исследованиях восприятия конфликта. Цифровая социализация в культурно-исторической парадигме: изменяющийся ребенок в изменяющемся мире.

Особенности использования психологических методов для изучения политического восприятия. Теоретические основы и методические подходы к изучению феномена «ценность внешнего облика». Фотовидеопрезентации внешнего облика как метод изучения воспринимаемого возраста человека. Глубинная герменевтика в визуальном анализе на примере фильма В.

Аллена «Зелиг». Инструментарий исследования уровней и компонентов внутригрупповой аттракции в производственных группах. Разработка опросника «Социальное вмешательство и контроль СВК » для исследования статических составляющих тоталитарности в религиозных группах. Комплексное исследование коллективных переживаний социальных проблем: количественные и качественно-количественные методы.

Имплицитный ассоциативный «Я-Концепт» тест в исследовании когниций, связанных с насилием. Исследование проблемы кризиса маскулинности в гендерной картине мира современной молодежи методом фокус-группы. Дифференциация образов высокостатусного и низкостатусного человека у молодежи. Ценностные противоречия как психодиагностические критерии профессиональной компетентности и внутриличностного конфликта. Куравский Л.

Количественные критерии для распознавания некорректного поведения пользователей компьютерных сетей. Обобщенные шкалы контент-анализа проективных рассказов теста социальной мотивации ТСМ. Корреляционные связи. Часть 2. Рубцов В. От совместного действия — к конструированиюновых социальных общностей: Совместность. Школа Круглый стол методологического семинарапод руководством В. Рубцова, Б.

Выготский: между социокультурным релятивизмом и историческим материализмом. От психологической перспективы — к педагогической. Культурно-историческая теория деятельности: фундаментальные открытия и новые вызовы. Интерпсихическое есть! Семантический дифференциал жизненной ситуации. Факторная структура и психометрические показатели опросника перфекционизма: разработка трехфакторной версии. Разработка русскоязычной версии опросника проблемного использования социальных сетей.

Общая шкала проблемного использования интернета: апробация и валидизация в российской выборке третьей версии опросника. Профилактика деструктивного поведения личности несовершеннолетнего. Инновационные формы и методы работы с неблагополучными семьями, направленные на восстановление детско-родительских отношений.

Профилактика безнадзорности и правонарушений среди несовершеннолетних. Межведомственное взаимодействие субъектов системы профилактики безнадзорности и правонарушений в работе с семьями, находящимися в социально опасном положении и иной трудной жизненной ситуации. Резолюция Всероссийского научно-практического семинара-совещания «Профилактика социальных рисков и правонарушений несовершеннолетних» 3—4 апреля года.

Условия эффективной профилактики суицидального поведения учащихся школы. Экстренная социально-психологическая помощь детям в ситуации суицидального поведения, жестокого обращения и чрезвычайных ситуаций в образовательном пространстве города Перми: опыт МБУ «Центр психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи». Анализ практик применения профессиональных стандартов работников социальной сферы, имеющих межведомственный характер: региональные модели.

Нужно ли ребенка учить врать? Экспресс-тренинг уверенного поведения: социальный контекст, цели, технология проведения. Социально-психологические игры как эффективное средство в развитии социально-личностной сферы детей старшего дошкольного возраста. Формирование малых групп подростков — в руках самого педагога.

Особенности взаимодействия педагога с потенциальными антисоциальными малыми группами в подростковом коллективе. Развитие осознанной самостоятельности в студенческой группе саморазвития: взгляд изнутри. Смирнова А. От каких жизненных испытаний, трудностей, несправедливостей и проблем не надо оберегать детей, чтобы серьезно не навредить их развитию? Асоциальная креативность: исследования в психологии. Проектирование программы психолого-педагогического сопровождения процесса социализации одаренных школьников.

Опыт работы Этического комитета Американской психологической ассоциации. Этические принципы в интернет-консультировании: постановка проблемы. Основные приёмы и методы коррекции деструктивных родительских установок в воспитании детей и подростков. Лидеры: кто они?

Как понять это и решить, стоит ли становиться лидером самому. Занятия по формированию толерантности у подростков. Методологические и диагностические основы практических исследований детских, подростковых и юношеских групп и коллективов. Разговор психолога с родителями, которых «достали учителя своими жалобами на их сына» информация для работы с родителями. Как научить детей противостоять манипуляциям общества потребления. Механизмы регулирования вопросов профессиональной этики психологов образования.

Парадоксы гуманизации воспитания в современной культуре. Молодой педагог в средней школе. Как и чем школьный психолог может ему помочь. Раз, два, три, четыре, пять — буду я детей считать… А ты какой по счету? Тренинг «Развитие личностного здоровья». Метод исторических параллелей как способ мышления, позволяющий эффективно противостоять негативному воздействию внешней информационной среды Психологический очерк. Как использовать социальные сети для решения проблем социализации и адаптации первокурсника в вузе.

Отчет о проведении Всероссийского психологического форума «Обучение. Развитие — ». Психологическое консультирование подростков в образовательной организации. Социально-психологические эффекты общения, их влияние на взаимодействие людей, воздействие их на коммуникацию, интеракцию и социальную перцепцию.

Психологические границы дошкольников: феноменология, онтогенез, динамика развития, диагностика, практическая работа. Профессиональный стандарт в деятельности практического психолога образования. Методологическое научное понимание суицида в качестве культурно-исторического, философского и психосоциального феномена.

Психологическое просвещение как форма работы практического психолога в библиотеке. Современное состояние семьи как социального института. Каких изменений стоит ждать в будущем. Введение в психологию одаренности. Интернет-посты для педагога-психолога. Выпуск 3. Как отличить экстравагантное поведение подростка от девиантного. Что делать? Житейская психология социальных экспериментов, или Разговор о пранках с подростками.

Психология НЕуспеха, или «Двери в будущее», которые мы для себя закрываем информация для обсуждения на классном часе. Тип привязанности в детско-родительских отношениях и «юношеская инфантилизация». Обзор и предварительная классификация современных коммуникативных практик во всемирной паутине. Психолого-педагогическая программа «Эксперимент: как стать оптимистом». Настольная психологическая игра «Мой мир» и формирование УУД во внеурочной деятельности.

Психологические особенности отношения к семье и браку у детей, воспитывающихся вне семьи. Как научить ребенка просить прощения? Алкоголизм и девиантное поведение подростков и младших школьников. Как с ними работать? Программа психолого-педагогической профилактики синдрома эмоционального выгорания специалистов ПМПК. Использование средств музыкальной терапии в психолого-педагогическом сопровождении детей и подростков. Внутренние психологические фильтры как средства информационной защиты от негативного воздействия медиасреды.

Как отличить педагога и психолога-профессионала от дилетанта, мошенника, сектанта. Подготовка молодежи к семейной жизни, или «Забытое» самоопределение. Проблемы психологического исследования лидерства в малых группах. Сенкевич Л.

Представления о поведении в критических ситуациях в качестве суицидального фактора в юности. Особенности проведения психотренингов в разнородных группах. Мозговой штурм: поэзия и психология, или В море мыслей нашел я жемчужину-суть…. Театрально-психологическая гостиная: необычная форма группового консультирования старшеклассников.

К вопросу о необходимости психолого-педагогической диагностики ресурсных возможностей детей с ОВЗ. Бить или не бить? Вопрос, как ни странно, не закрытый. Трудности поведения школьника. Сознательная манипуляция или клиника?

Как понять? ФГОС и дальнейшее падение качества образования. Бурмистрова Е. Детская возрастная психология: младенчество, раннее детство, дошкольное детство, младший школьный возраст, подростковый возраст. Преодолевающее поведение подростков, субъективно оценивающих себя жертвами школьной травли. Уроки взаимодействия. Классическое эстетическое воспитание — отличное «противоядие» против Интернет-угроз.

Почему это так? Как воспитать самостоятельность у детей и подростков? Простые, но подзабытые решения. Компетентностно-деятельностный подход к проектированию и разработке новой модульной ОПОП. Технология внедрения эффективных моделей деятельности центров психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи. Агрессивное поведение подростков в социальных сетях.

Вопросы образования и интерпретации профессий в сфере психологических услуг. Блокираторы мотивации профессионализации. Как правильно делать добро. Как научиться любить. Как воспитывать правильную толерантность. Комфортность — условие жизни в образовательной среде. Дети-сироты с ЗПР: психологическое сопровождение. Синдром «несчастливого родителя» и его влияние на отношения родителей и подростков. Типичные мифы современной молодежи и как обсуждать их с самими молодыми людьми?

Как быть лидером… или Когда ты перестаешь жить по сценарию жертвы. Воспитание любовью. Профессионализация — проблема первичного включения современной молодежи в трудовые отношения. Феномен родительства в современном обществе. Трудные подростки нашего времени. Как противостоять девиантному поведению несовершеннолетних в школе. Системный подход к проблеме. Здравый смысл против патологического стресса. Что такое поддержка одаренного ребенка в школе. Как грамотно «упрекать» ребёнка, чтобы поводы для упрёков не возникали в будущем.

Мы деградируем? Психологическая работа в дополнительном образовании. О практическом изучении основ социальной психологии старшими школьниками и студентами. Базаркина И. Роль общения в психическом развитии детей. Проблема развития кризисного состояния у подростков и его профилактики. Психологическая коррекция с элементами психотерапии в рамках комплексного подхода к лечению СДВГ. Учебник счастья.

Магаданское отделение ФПО России. Ростовское региональное отделение ФПО России г. Чувашское региональное отделение ФПО России. Психологическая служба образования в России — история и современность. Региональное отделение Волгоградской области. Региональное отделение Калининградской области. Калужское региональное отделение ФПО России.

Казанское отделение ФПО России. Социально-психологический тренинг как метод воздействия на личностные и поведенческие характеристики людей. Технологии воспитания эмоциональной отзывчивости у младших школьников. Отзыв на статью Е. Педагог дидакт, воспитатель, исследователь — проблема выбора. Как научить детей и подростков противостоять воздействию рекламы, или Обучение основам медиаграмотности.

Организация психолого-педагогической и информационной поддержки участников образовательного процесса средствами персонального сайта педагога-психолога. Научная методология, эмпирические методы и методики социальной психологии. Истоки современной педоистерии. Детская конфликтологическая компетентность: онтогенез и развитие, теория и практика. Гаджеты, интернет, компьютер, телевизор, мобильный телефон — технологические аддикции переходят в наступление.

Потребность «быть личностью». Роль общения в психическом развитии ребенка. О роли наследственности в психическом развитии человека. Перенос усвоенных приемов. Проблема человеческого существования и любовь человека к человеку. Школьный период. Психологические основы развития речи. О логике формирования познавательных универсальных учебных действий на материале знаково-символических действий. Профориентационная работа с подростками в школе: методика «Путеводитель». Психолого-педагогическое сопровождение психосексуального развития личности мужчины на этапе формирования психосексуальной ориентации.

Социальное взаимодействие одаренных детей в гомогенной и гетерогенной образовательной среде. Эмоциональный интеллект и социальное взаимодействие: зарубежные исследования. Видеоролики для индукции эмоций в лабораторных условиях: нормативные данные и кросс-культурный анализ. Распознавание периферически экспонируемых эмоциональных экспрессий.

Апробация методики измерения кинезиофобии у больных с нарушением двигательных функций. Особенности проявлений волевой регуляции у коми-зырян и русских. Богданова И. Онлайн поддержка исследований познания и общения. Развитие личности при обучении в вузе сравнительное исследование. Представления о семье у подростков разного психологического возраста. Социальный капитал и аккультурационные стратегии как факторы социокультурной адаптации мигрантов из Центральной и Средней Азии в московском регионе.

Ассимиляционизм, мультикультурализм, этнический дальтонизм и поликультурализм в российском контексте. Характер движения глаз при восприятии изображений представителями различных культур. Методики оценки раннего детско-родительского взаимодействия.

Что смешивает смешанное обучение? Особенности родительской медиации в ситуациях столкновения подростков с онлайн-рисками. Виртуальная реальность в раннем и дошкольном детстве. Исследование взаимосвязи личностных особенностей подростков с их поведением в виртуальном пространстве на примере социальной сети «ВКонтакте». Условия формирования познавательных метапредметных результатов у младших школьников. Эффективный контракт как фактор управления трудовой мотивацией временного педагогического персонала детского лагеря на примере «Артека».

Особенности взаимосвязи антисоциально направленной креативности и ценностей у подростков с разным уровнем агрессии. Диалог подростка с виртуальным собеседником как опосредствование в развитии коммуникативной компетентности. Особенности креативности и концептуального мышления у студентов, обучающихся по направлению «Программная инженерия» инженеры-когнитологи. Позитивная и негативная амбивалентность доверия преподавателю у студентов при разных стилях педагогического руководства. Организация рефлексивно-оценочной деятельности студентов университетов средствами электронного учебника.

Педагогический институт социального воспитания и изучения нормального и дефективного ребенка В. Бехтерева — : теоретическое и прикладное значение. Третья ежегодная научно-практическая конференция памяти М. Кондратьева «Социальная психология: вопросы теории и практики». Системные исследования жизнеспособности подростков и возможности их адаптации. Рецензия на монографию А.

Лактионовой «Жизнеспособность и социальная адаптация подростков» М. Доверие как фактор психологической безопасности в межнациональном взаимодействии. Социально-психологические аспекты противодействия терроризму в мультикультурном пространстве.

Социально-перцептивный образ различных социальных групп в сознании подростков. Представления о справедливости и стили воспитания родителей как фактор морального развития подростков. Динамика развития субъектности студентов и учебных групп на различных этапах обучения в вузе. Взаимосвязь понимания другого человека и ценности умения прощать у студентов. Жизнеспособность как характеристика социальной группы кандидатов в замещающие родители.

Адаптация пенсионеров к интернет-среде. Взаимодействие психолога с субъектами образовательного процесса в школах США. Адаптация инструментария социально-психологического исследования на выборке людей, пребывающих в бедности. Дезинформация в социальных сетях: состояние и перспективы психологических исследований.

Перфекционизм, зависть и конкурентные установки в студенческой среде. Восстановление сознания сквозь призму психологии: психологическая работа с ребенком, перенесшим тяжелую травму головного мозга. Нарратив как психотехническое средство в работе с личностной суверенностью подростка.

Беременность как стадия личностного развития женщины. Методологические подходы к актуализации профессионального самоопределения обучающихся с инвалидностью и ОВЗ в условиях становления системы инклюзивного образования. Бикбулатова А. Методика выявления профориентационных интересов и склонностей у старшеклассников с инвалидностью. Самореализация студентов с инвалидностью как базовый механизм социальной инклюзии. Гендерное измерение инклюзии: Кейс университетов Западной Сибири.

Специфика и проблемы развития одаренных детей в младшем школьном возрасте. Готовность к профессиональному самоопределению подростков-сирот в контексте их социальной ситуации развития. Образ профессии у специалистов особых условий труда Приморского края.

Графомоторная адаптация к компьютерным искажениям соотношения между координатами зрительного и моторного полей. Мотивационные предикторы эффективности деятельности проектных и производственных организации. Влияние гериатрического статуса на субъективную скорость течения времени в пожилом и старческом возрасте. Анализ функциональной организации психосемантической системы семейной целенаправленности.

Влияние манипулятивных установок на особенности ментализации пациентов с шизотипическими расстройствами. Культурно-исторический подход как инструмент исследования травмы среди беженцев в Европе. Адаптация исследовательского инструментария к новым культурным контекстам на примере исследования коллективных эмоций вины и стыда в России.

Краткий дифференциальный тест перфекционизма: проверка кросс-культурной устойчивости факторной структуры и психометрических характеристик. Лев Выготский: кто мы, откуда и куда? К вопросу о национально-религиозной идентичности. Связь игровой деятельности дошкольников с показателями познавательного развития. Как дети понимают здоровье и болезнь: размышления с точки зрения теории социальных представлений. Шутка как нарративный текст и инструментальное средство развития межличностного взаимопонимания.

Культурно-исторический подход к исследованию взаимосвязи эмоций и педагогических практик в процессе профессионального становления учителя английского языка. Обучение грамотности в особом социальном и культурном контексте: создание новых социальных практик детьми и их матерями.

Феноменология и патология современной сексуальной культуры. Сравнительный анализ процесса групповой работы в психологическом тренинге и психотерапевтической группе. Ипостаси и трансформации образа отца в психоанализе. Личностные особенности и реакции на фрустрацию по результатам исследования студентов-актеров.

Изучение особенностей социального интеллекта и речевого поведения детей младшего школьного возраста. Групповой тренинг общения для молодых людей, имеющих сочетанные нарушения зрения и слуха. Федоров А. Проектирование нового дизайна образовательной экосистемы вуза в контексте модернизации отечественного образования.

Серякова С. Теоретические и эмпирические предпосылки изучения социально-педагогической компетентности специалистов социальной сферы. Базовая кафедра университета в школе как средство образовательного трансфера. Психологические исследования как ресурс развития образовательной практики: научные проекты Психологического института РАО. Исследование взаимосвязи личностных особенностей игроков подросткового и юношеского возраста с их поведением в виртуальном пространстве на примере групповой компьютерной игры «Dota 2».

Доверие в организациях — организационная, внутригрупповая и ценностная перспектива. Прогностическая модель социально-психологических факторов укрепления доверия в организации. Вклад личности в социальный капитал группы: структура альтруистического инвестирования. Связь социально-демографических характеристик сотрудников с их организационной идентификацией и привлекательностью для них корпоративной культуры.

Ситуационный анализ конфликтного взаимодействия сотрудников компании, принадлежащих к поколениям X и Y. Карьерные установки студентов стратегически перспективных направлений обучения. Влияние стрессовых факторов на эффективность прохождения ситуации оценивания сотрудниками с различным уровнем креативности.

Особенности восприятия брендов людьми с различными стратегиями потребительского поведения. Психосоциальное развитие высокостатусных, среднестатусных и низкостатусных военнослужащих срочной службы. Индивидуальные планы развития в технологии и практике наставничества в организациях. Опросник «Психологическая готовность исполнителя к переходу на управленческую работу». Научно-методический семинар «Психология безопасности на транспорте». К юбилею Н. Светлой памяти Татьяны Гавриловны Стефаненко.

Компаративный анализ направлений исследований в области киберпсихологии в России и за рубежом. Сетевое интернет-общение, как новая форма организации коммуникативного процесса в современном обществе. Компьютерная зависимость и компьютерная грамотность: две стороны единого процесса. Особенности восприятия эмоциональных экспрессий лица представителями азиатских и европейских культурных групп. Закономерности окуломоторной активности представителей русского и тувинского этносов при оценке перцептивного доверия по выражениям лиц.

Психологический портрет современного кинозрителя: структура и связи кинопредпочтений. Особенности совладающего поведения младших школьников. О психологическом климате в педагогическом коллективе и о возможностях руководителя на него повлиять. Мифологическая основа современной поп-культуры и ее анализ на занятиях в школьной аудитории.

Размышления о бюрократизации и коррупции в отечественном образовании. Педагогические мифы: что с ними делать школьному педагогу-психологу? VII Всероссийская научно-практическая конференция «Психология образования: Детство как стратегический ресурс развития общества».

Посетители с РАС в музее: пять шагов к инклюзии. Чему игра Pokemon Go учит подростков и молодежь? Состояние и перспективы изучения психологических детерминант волонтерской деятельности. Особенности креативности в подростковом возрасте. Духовное пространство современного образования: проблемы, теория, практика. Межрегиональная конференция памяти А. Выбор профессии слепыми школьниками старших классов и их востребованность на рынке труда. Модель развития самодетерминации как основа профилактики зависимого поведения подростков в современных образовательных организациях.

Метакогнитивный мониторинг решения заданий на проверку знаний: психологические предикторы и связь с академической успешностью. Связь вербальной памяти и пространственной рабочей памяти с интеллектом у детей 10—11 лет. Модель распознавания стилистических особенностей управления транспортным средством и классификация стратегий взаимодействия в условиях дорожного трафика.

Социально-психологический ресурс совершенствования образовательного пространства. Новая старая парадигма исследования социального познания: монография по социальной психологии, написанная клиническими психологами через призму культурно-исторической теории. Нейротехнологии и пролиферация идей нейронауки. Нейрофизиология этничности по материалам зарубежных исследований. Психология социального познания в зеркалах «когнитивных революций». Беглость переработки речевого стимула и интенсивность переживания веселья и гордости.

Экспериментальное моделирование социодинамических явлений в массовой культуре. Вызовы современного детства: ключевые результаты реализации Национальной стратегии действий в интересах детей. Развитие психологической культуры обучающихся в контексте реализации образовательных стандартов. Развивающий потенциал профессиональной пробы как метода обучения будущих педагогов. Кросскультурный подход к исследованию регуляторно-личностных предикторов агрессии.

Развитие способности подростка к саморегуляции в образовательном процессе школы. Особенности жизнестойкости студентов-психологов в зависимости от курса обучения. Теоретическое обоснование курса повышения квалификации в области управления конфликтами в организации.

Консультативный ресурс психологического диагноза при нарушениях психического развития у детей. Психотерапия горя: история становления и текущая практика в зарубежных исследованиях. Факторы профессионального выгорания специалистов на примере работников контактного центра. Способность к эмпатии качество интерперсональных отношений у подростков и молодежи. Понимающая психотерапия как теоретическая основа методики развития коммуникативной компетентности подростков.

Ландшафтная аналитика: теоретические основания и психотехнические приемы. Роль идентичности, этнических стереотипови стратегий аккультурации в адаптации мигрантовиз Средней Азии в Московском регионе. Проверка гипотезы интеграции на примере Дагестана: медиативная роль социального капитала. Роль индивидуальных ценностей представителей принимающего населения в их аккультурационных ожиданиях. Культура и память: особенности воспроизведения в разном культурном контексте.

Влияние игр с правилами на произвольную регуляцию детей 6—7 лет. Субъектность профессионального самоопределения подростков с особыми социальными ситуациями развития. Развернутость и семантическая структура высказываний умственно отсталых детей в разных коммуникативных условиях. Представления подростков об ответственности в моральных дилеммах разного типа. Социально-психологические факторы принятия политики мультикультурализма в России: аналитический обзор.

Временной модус прокрастинации в ретроспективе: виды, предикторы и последствия. Власть и табу: о культурно-психологических истоках традиционализма. Способность к игровому переживанию как условие устойчивости личности к психосоматическим расстройствам. Организация применения профессионального стандарта «Педагог-психолог психолог в сфере образования » в режиме адаптации.

О подготовке кадров в условиях применения профессиональных стандартов в области образования на примере педагога-психолога. О формировании программ дополнительного профессионального образования в соответствии с требованиями профессионального стандарта «Педагог-психолог психолог в сфере образования ». Разработка и реализация программ дополнительного профессионального образования в соответствии с требованиями профессионального стандарта "Педагог-психолог психолог в сфере образования" опыт Самарской области.

Региональные особенности внедрения профессионального стандарта «Педагог-психолог психолог в сфере образования » опыт Московской области. Приведение в соответствие квалификационных характеристик практикующих психологов требованиям профильных профессиональных стандартов региональная практика.

Межведомственное взаимодействие как механизм развития психологической службы в образовании. Применение профессиональных стандартов специалистов сферы социального обслуживания. Реализация профессиональных стандартов межведомственных профессий на примере специалиста по работе с семьей. Профессиональный экзамен как инструмент формирования траектории совершенствования квалификации работника. О ситуационных характеристиках креативности в социальном взаимодействии старших школьников.

Смысловые образования в структуре личности педагога по физической культуре и спорту. Возрастные особенности развития познавательной активности в дошкольном возрасте. Психологические технологии формирования коммуникативной компетентности у детей 6—8 лет. Формирование коммуникативной компетентности учащихся при переходе в основную школу. Особенности становления графомоторных навыков и письма у младших школьников. Особенности регуляции эмоций в подростковом возрасте на примере воспитанников кадетской школы-интерната.

Феномен аутсайдерства в подростковых коллективах. Взаимосвязь личного атрибутивного стиля, отношения к мигрантам и аккультурационных ожиданий учащихся старших классов. Сопровождение взросления людей, страдающих аутистическими расстройствами.

Компьютерная и интернет-зависимость: анализ и систематизация подходов к проблеме. Возрастно-нормативная модель развития младших школьников. Социальная активность личности как детерминанта позитивной адаптации и полноценной жизни в пенсионном возрасте. Социально-психологическая адаптация в позднем возрасте и условия благополучного старения. Социальный контекст внедрения национальной системы учительского роста в России: информированность и отношение учителей.

Формирование национальной системы учительского роста: правовые и социальные аспекты проблемы. Социальный статус профессии учителя: самоопределение российских педагогов. Роль психологической культуры учителя в поддержке реализации стандартов общего образования. Проект профессионального стандарта педагога состав обобщенных трудовых функций, трудовых функций и перечень трудовых действий в соответствии с Национальной системой учительского роста.

Пояснительная записка к модели. Национальной системы учительского роста НСУР. Концептуальные основы формирования и развития антикризисной переговорной компетентности руководителей органов внутренних дел. Социально-психологические факторы педагогики партнерства общества и полиции. Учет психологических механизмов развития личности в проектировании образовательной среды. Субъект-средовые взаимодействия с ТВ и Интернетом в контексте традиционных и современных гендерных представлений. Мотивация профессионального выбора как компонент профессиональной субъектности педагога.

Роль рефлексии в адаптационном процессе студентов к условиям обучения в вузе. Специфика отношения учителей к учащимся с разным статусом в школьном классе. Взаимоотношения в системе «учитель—ученик» как условие успешности учебной деятельности школьников. Психологические аспекты влияния игровой виртуальной реальности на формирование образа Я у младших школьников. Негативная креативность в образовании: особенности, угрозы и перспективы исследования.

Состояние и перспективные направления психологической практики в органах внутренних дел. Сравнение частотных компонент электрокожной активности и ЭЭГ качественный анализ. Непреднамеренная переработка информации и вербальный интеллект.

Психологические ошибки при опознании человека по лицу. Терещенко Л. Характеристики музыкального исполнения и зрительно-моторного взаимодействия при чтении с листа у пианистов в зависимости от особенностей музыкального произведения. Мыслительные процессы в функциональной структуре интеллекта. Рефлексивный слой познавательных состояний. Обращение к читателю. Варианты старения в зависимости от способа жизнеустройства: опыт зарубежных исследований.

Представления женщин, переживших насилие, о социально-психологической поддержке родственниками. Ассертивность и толерантность в межкультурном взаимодействии. Культурные ценности и гендерные роли: обзор. Дискриминация мигрантов в социоэкономической сфере: роль межгрупповых установок принимающего населения. Взаимосвязь аккультурационного ожидания «интеграция» и удовлетворенности жизнью принимающего населения: роль генерализованного доверия. Связь психологической суверенности и социальных верований: границы личности в контексте «большого» социума.

Основные причины конфликтов между подростками в поликультурном классе и их профилактика. Психологический эссенциализм: разработка и апробация шкалы. От редакции рубрики «Дети в правовом пространстве». Категория воспитания в семейном праве: культурно-исторический анализ.

Правила проведения допросов несовершеннолетних, потерпевших от преступлений: изменения в следственной практике. Радикализация в подростково-молодежной среде: в поисках объяснительной схемы. Психосоциальная реабилитация несовершеннолетних, попавших в юридически значимые ситуации, как задача культурно-исторической психологии.

Ресурсы народной игры как социокультурного средства профилактики девиантного поведения. Лев Выготский о радости и скорби комментарии к статье «Мысли и настроения». Под знаком материнской депрессии: образы отношений с матерью в терапии ребенка младшего школьного возраста. Социальная компетентность уязвимых групп российского населения. Вовлеченность в профессиональную среду и ее значение для непрерывного образования. Оценка культуры предпринимательского университета с помощью модели Р.

Гоффи и Г. Джонса «Куб двойное С». Внутригрупповые конфликты и эффективность производственной группы. Негативные последствия организационной идентификации работника: роль трудоголизма. Когнитивно-стилевые и контекстные факторы ингрупповой предвзятости и аутгрупповой стереотипизации при восприятии искусственных социальных групп. Взаимосвязь между типом привязанности и уровнем конфликтности у студентов. Зависимость просоциальной мотивации подростков от восприятия ими последовательности родительского воспитания.

Социальные представления об успешности подростков с разным интрагрупповым статусом и разным уровнем интеллектуальной успешности. Город как фабрика страха и риска: детский взгляд на городское пространство. Круглый стол «Социальный и культурный контекст: вызовы социальной психологии» и традиция круглых столов социальных психологов московских вузов.

Вторая ежегодная студенческая научно-практическая конференция памяти М. Международная научно-практическая конференция «Психология дорожного движения: вопросы теории и практики». Конкурсы профессионального мастерства для людей с инвалидностью как механизм профориентации и содействия трудоустройству людей с инвалидностью и ОВЗ.

Изучение феномена партнерских отношений в зарубежной психологии. О возможностях применения зарубежного опыта оценки эффективности массовых мероприятий по профилактике дорожно-транспортных происшествий. Тип коммуникаций между водителем и автомобилем, основанный на дополненной реальности: новый тренд в построении интеллектуальных транспортных систем. Отношение молодежи к своему здоровью и к донорству крови. Языковая компетентность, развитие группы и социометрический статус иностранных студентов в российском вузе на примере исследования китайских студентов.

Социально смелая личность в реальном общении и интернет-коммуникации: анализ представлений людей разного возраста. Копинг-стратегии людей с инвалидностью с разными уровнями ролевой виктимности. Нарушения социального познания при расстройствах шизофренического и аффективного спектров. Создание системы комплексной помощи детям с расстройствами аутистического спектра в России: опыт одного проекта.

Экспериментальное исследование эффективности применения виртуального коммуникативного тренинга в системе психологического сопровождения безработных. Влияние стажа работы на жизнеспособность профессионалов социальной сферы. Структура границ Я у детей 2—10 лет. Проявления кризиса трех лет в связи с особенностями детско-родительского взаимодействия. Доминирующие ценности семейной целенаправленности в зависимости от некоторых социально-демографических факторов.

Нарушение структуры социальной идентичности в результате социальной эксклюзии. Психологические особенности адаптации сирийских подростков в экстремальных ситуациях социогенного характера. Эмпирическое обоснование стратегии противодействия ложным слухам. Особенности жизненной позиции при различных уровнях психологического благополучия у современной молодежи.

Роль и профессиональные функции социального психолога-практика в общеобразовательной школе. Социально-психологические аспекты зависимости от онлайн-игр и методика ее диагностики. Иппо-тренинг: социально-психологический тренинг с участием лошадей.

Влияние на выбор кинофильмов уровня эмоционального напряжения зрителей. Ассимиляция или интеграция: роль ценностей «Самоутверждение». Социокультурная интегрированность образной сферы и социальное самочувствие личности как предикторы приверженности своей стране. Соотношение групповой, микрогрупповой и межличностной идентичности работников в производственных группах. Пространственные отношения в экологических исследованиях. История и метрическая теория компетенций в образовательном процессе.

Информационные тестирующие конструкции. Методическая рецепция идей Николая Корфа в Болгарии в м веке. Понимание конфликтогенности — ключ к хорошему управлению общественным развитием. Технологические особенности одного "эскиза". Исследование связи оптимизма и совладающего поведения в период ранней взрослости. ИКТ в организации взаимодействия с учащимися в изучении технологии. Родительство в современном мире — новые тренды. Исследование повседневности современных подростков: присутствие в социальных сетях как неотъемлемая составляющая общения.

Нормативно-правовые основания отечественной социальной политики в отношении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. К вопросу о профессиональной идентичности специалиста по социальной работе. Генезис организационных форм благотворительности в России.

Механизмы повышения качества деятельности государственных учреждений, оказывающих социальные услуги населению. Совладающее поведение в профессиональном спорте: феноменология и диагностика. Стандартизованные методы оценки сетей социальных связей индивида в социальной работе и психологической практике.

Рецензия на книгу М. Кондратьева «Отечественное профессиональное психологическое сообщество. Штрихи к портрету поколения: персоналии, события, проблемы». Коммуникация и герменевтика в рамках инклюзии. Социально-психологические детерминанты использования велосипеда как основного вида транспорта в российском контексте: проверка модели целенаправленного поведения.

Компетентностный подход к подготовке организационных психологов в контексте реформирования системы высшего профессионального образования. К вопросу о педагогическом авторитете. Самооценка и оценка внешнего облика членов студенческой группы как предикторы отношений межличностной значимости. Актуальный подход к исследованию статусных отношений в ученических группах в рамках научной школы факультета социальной психологии МГППУ. Социально-психологический феномен «закрытости» М.

Кондратьева: от «закрытой группы» — к «закрытому обществу». Психология предметно-пространственной среды: направления теоретических и экспериментальных зарубежных исследований. Социально-психологические проблемы интеграции в социум семей, затронутых эпидемией ВИЧ-инфекции.

Восприятие отношений в группе как фактор адаптации к вузу студентов с ограниченными возможностями здоровья. Негарантированная работа как социально-психологический феномен. Взаимосвязь идентичности потребителя и индивидуальности бренда как фактор приверженности бренду.

Вторая жизненная концепция: активно защищать традиции, устои. Определенная часть людей очень жестко придерживается этой позиции. Это характерно для патриархальной семьи, для некоторых закрытых сообществ, нередко консервативная тенденция проявляется среди политиков и деятелей искусства, везде, где новаторские веяния небезопасны для традиции.

Активная защита устоев от нововведений не раз давала самые реальные результаты, о чем свидетельствуют факты истории, которые одновременно можно рассматривать и как социологические факты. Приведем пример из отечественной истории. В этом районном центре около 13 тыс. В XIX веке Волхов и Орел были примерно одинаковы, и когда встал вопрос о строительстве железной дороги, то в столице предпочли вести ее через Волхов.

Но болховские купцы, опасаясь, что «железка» подорвет их благополучие, собрали средства, чтобы дать взятку столичным чиновникам. Их проект полностью удался: планы были изменены, и дорога прошла не через Волхов, а через Орел, что и определило последующую судьбу обоих городов.

Третья жизненная концепция: изменять мир. Здесь есть две разновидности, точнее — две разные линии социального поведения. Одна из этих линий ведет человека или сообщество к изменению мира путем личного самосовершенствования, воздействия моральным примером, критики несовершенства общественного устройства. Это путь уединившегося на берегу Уолденского озера американского писателя и философа Генри Торо — , великого русского писателя и социального мыслителя Льва Николаевича Толстого В , одного из руководителей национально-освободительного движения в Индии Мохандаса Карамчанда Ганди , прозванного в народе Махатмой — Великой душой.

Толстой утверждал: насилие между людьми должно быть преодолено непротивлением непротивление злу насилием , самосовершенствованием. К упразднению государства надо идти путем мирного и пассивного воздержания, отказа каждого члена общества от всех государственных обязанностей и должностей, от участия в политике. Другая линия — действия по изменению общества путем инноваций.

Иногда инновации становятся всеохватными и потрясают основы общественного устройства. Это всегда характерно для социальных революций, а иногда — и для реформ. Яркие примеры активной реформаторской деятельности дает эпоха Просвещения. Приведем один из них. Иохан Фредерик Струэнсе , врач датского короля Кристиана VII , став фаворитом при слабом и больном монархе, провел в Дании в гг.

Был отменен закон о праве отца посадить сына в тюрьму, при Струэнсе перестали привлекать к уголовной ответственности за нарушение супружеской верности, прошла перестройка армии: чины стали даваться по заслугам, а не по знатности. Струэнсе отменил празднование Рождества, Пасхи и ряда других религиозных праздников поскольку они «служат только поводом для пьянства и распутства» , впервые в Европе была провозглашена свобода совести для всех вероисповеданий, признано равноправие евреев и открыт им доступ в цехи и магистраты, прекращена постройка и реставрация церквей, часть церквей превращена в больницы и дома престарелых, учрежден воспитательный дом для подкидышей по петербургскому образцу , упразднен полицейский надзор за проституцией, все сословия получили право запрягать карету цугом и носить башмаки с драгоценными пряжками.

Присвоив себе право издавать законы именем короля, Струэнсе спешил провести их как можно больше, чтобы на основе права регулировать все стороны жизни. За 18 месяцев он издал новых законов, но после его казни в г. Здесь проявились особенности реформаторской деятельности, осуществляемой на верхнем этаже власти: социальные реформы масштабны, нормативны и основываются на идеологии и технологии отказа от предшествующего опыта, но нередко неглубоки, не укореняются в обыденной жизни и сознании людей и легко могут быть отменены тем же путем, что и были приняты.

Итак, социальная субъектность — непременное условие рождения социального проекта, но сама она теснейшим образом зависит от той или иной жизненной концепции. Ценности и нормы. Реальности человеческой жизни — это как бы два мира. Один — мир людей и вещей, другой — мир ценностей и норм.

Ценности — это разделяемые в обществе сообществе убеждения относительно целей, к которым люди должны стремиться терминальные ценности , и основных средств их достижения инструментальные ценности 4. Ценность — то, что позволяет нам ориентироваться в социальной среде, реализуя наши стратегические интересы. Ценности императивны, они образуют основу социокультурных позитивных установок и запретов социокультурных кодов и базируется на противопоставлении «добра» и «зла», «своего» и «чужого».

Именно это разделяет ценности и антиценности. В роли ценностей могут выступить цели в технологии управления проектами неслучайно часто используется понятие «цели-ценности» и социальные проекты, и в этом случае они также приобретают императивное значение.

Эти императивы регулируют нередко обширные зоны человеческой жизнедеятельности. Роль ценностных факторов в социальной жизни во многом определяющая. И главное — ценности обладают принудительным действием, которое вытекает из их нормативного содержания.

Иначе говоря, при помощи ценностей поведение людей вводится в рамки определенных социальных устоев, подчиняется общим правилам коллективной жизни. Есть и более прикладное понимание ценностей. Ценности могут рассматриваться как все то, что имеет значение для человека в его жизни. В этом случае к ценностям относятся и предметы материального мира вещи, здания, еда и т. Это понимание ценностей ближе к социальным проектам в том смысле, что сосредоточивает внимание на конкретных вещах, свойствах, отношениях.

Однако и здесь сохраняется природа ценностей как жизненных ориентиров человека, как регуляторов отношений между людьми. Упорядоченность общества на основе признанных ценностей обеспечивается через механизмы социальной нормы. Социальная норма лат. Если ценности осуществляют самую общую, стратегическую регуляцию поведения, то нормы конкретно предписывают, какие поступки, какие действия должны совершать люди. Ценности и нормы образуют ценностно-нормативную систему, преобразующую естественные человеческие потребности и лежащую в основе культуры.

Системы, по которым имеется более или менее общий консенсус, сосуществуют с системами групп и страт, с системами небольших сообществ, организаций, семей, индивидуумов. Человек живет в мире, наполненном и переструктурированном значениями.

Ценностно-нормативная система в общественной жизни обнаруживает себя главным образом через установки субъекта индивида, группы, общества в целом. Установка — это состояние сознания, выражающееся в потенциальной активности по отношению к ценностным объектам. Одни и те же события, люди, решения, ситуации вызывают нередко разные, иногда прямо противоположные реакции. Это различие и отражает готовность принять ту или иную информацию и действовать в соответствии с ней.

Позитивные, нейтральные, негативные реакции и оценки в этом случае основываются на социальных установках. Понятие социальной установки было раскрыто в исследованиях Чикагской социологической школы, прежде всего в работах Уильяма Айзека Томаса и Флориана Знанецкого По Томасу и Знанецкому , установка attitude представляет собой субъективную ориентацию членов группы по отношению к ценностям это «субъективная сторона ценности».

В одной из своих поздних работ Ф. Знанецкий напрямую связал понятие установки с уточнением: «установки деятеля» с понятием «определение ситуации деятелем», соединив таким образом психологическую готовность с культурными явлениями, поскольку ситуация осмысливается сквозь призму культуры 6.

Ценностная ориентация социального проектирования выдвигает на заметное место в его современных теориях проблему идеала. Идеал — наивысшее мыслительное выражение желаемого и должного. Он конструируется и облекается в образную форму по измерениям своего времени и наиболее ясно выражает тенденции эпохи, доминирующие жизненные концепции. Различение эпох в социокультурном смысле — это различение присущих им идеалов, которые могут выражаться в нравственных образцах и моде философских воззрениях и представлениях об общественном устройстве.

Вступая на почву достижения идеалов, социальное проектирование также приобретает черты наглядных свидетель ств св оей эпохи. Если мы делаем проект, направленный на внедрение здорового образа жизни, и при этом исходим из распространенного толкования здоровья, не занимаясь теоретическими изысканиями на эту тему в рамках проекта, то мы все же ориентированы не на здоровье вообще, а на присущий нашей культуре и нашему времени идеал.

Известный немецко-американский социолог и психолог Эрих Фромм отмечал: «То, что мы называем здоровым человеком, зависит от общей системы отношений и понятий данной культуры. Для германских " берсерков " человек, который мог бы вести себя подобно дикому зверю, был "здоровым". Сегодня такой человек считался бы психопатом» 7. Направленность на достижение идеала — еще одна сторона социального проектирования, связывающая его с социологической традицией познания человека и общества.

Контекст общих понятий позволяет точнее очертить современные представления о социальном проектировании. Такими понятиями в нашем изложении стали не эффективность, бюджет, план, а инновация, социальная субъектность , жизненные концепции, ценности, нормы, установки и даже идеал. Почему избран такой ряд? Прояснить это позволит обзор современных концепций социально-проектной деятельности, который содержится в следующем параграфе. Интерес к социальному проектированию в странах с рыночной экономикой быстро возрастал начиная с х годов XX века.

Импульс для этого дало широчайшее применение проектов в коммерческой сфере, где этот путь показал свою бесспорную эффективность в условиях нараставшей конкуренции производителей товаров и услуг. Но в социальной сфере проекты были скромнее, менее системными и осуществлялись в известном отрыве теории от практики.

Видимо, этому способствовало и то, что бизнес-проектное мышление опережавшее технологические идеи социального проектирования и задававшее ему образцы оценивало успешность проекта исключительно по показателям экономической эффективности, а такой подход мало применим в социальной работе и другой деятельности социокультурного характера. Концепции социального проектирования развиваются в тесной связи с рядом социологических теорий и подходов, из которых выделим социальную инженерию и социальную утопию.

Первая из них представляет собой прагматическую концепцию самого конкретного свойства, основанную на эмпирическом знании, на эксперименте и касающуюся задач, которые надо решать «здесь и сейчас». Она стоит на грани с технологией и, собственно, в этом качестве продолжает развиваться.

Вторая — почти и не социологическая концепция, она находится за гранью эмпирической проверки, скорее — в области философии и художественного творчества. Но мы увидим тесную связь с социальным проектированием и той и другой концепций.

Они, можно сказать, составляют полюса социологического понимания социально-проектной деятельности. Социальная инженерия. В странах с рыночной экономикой получила определенное распространение такая форма применения на практике социологического знания, как социальная инженерия, которую ныне определяют как деятельность по проектированию, конструированию, созданию и изменению организационных структур и социальных институтов, а также комплекс прикладных методов социологии и других социальных дисциплин, составляющих инструментарий такой деятельности 8.

Термин впервые появился в е годы XX века С. Веббы , Р. Роско Паунд употреблял его в значении постепенных, частных « piecemeal » социальных преобразований 9. Такого рода социальную инженерию — постепенную, поэтапную — положил в конце х годов в основу своей концепции открытого общества известный английский теоретик Карл Поппер Поппер писал в своей книге «Открытое общество и его враги» : «Сторонник социальной инженерии не задает вопросов об исторических тенденциях или о предназначении человека.

Он верит, что человек - хозяин своей судьбы и что мы можем влиять на историю или изменять ее в соответствии с нашими целями, подобно тому, как мы уже изменили лицо земли. Он не верит, что эти цели навязаны нам условиями или тенденциями истории, но полагает, что они выбираются или даже создаются нами самими, подобно тому, как мы создаем новые идеи, новые произведения искусства, новые дома или новую технику» Теория социальной инженерии и практика ее применения в дальнейшем исходили из задач совершенствования управленческого процесса на базе социологического знания.

В этой связи разрабатывались такие сферы применения социальной инженерии, как проектирование правил рационального воздействия на социальные процессы, определение этапности таких воздействий, эффективных методов социальных преобразований. Но эта деятельность, получившая широкое распространение на Западе в е годы, изначально не ставила целей смены социальной системы, напротив, ее основное назначение — сглаживание конфликтов на производстве.

В этом она опиралась на идеи «человеческой инженерии» — социологической концепции, сформировавшейся в межвоенный период на базе задач по обеспечению безопасности труда и эффективности системы «человек—машина». Специалисты в области социальной инженерии изучают вопросы удовлетворенности рабочих зарплатой, условиями и организацией труда и на этом основании делают отчеты с рекомендациями для менеджеров по улучшению политики в сфере трудовых отношений.

Другой подход к социальной инженерии формировался у нас в стране в начале х годов. Централизация управления экономикой вызывала необходимость повсеместного планирования, в том числе и в социальной сфере. В планировании виделся путь к рационализации действий, экономии ресурсов, повышению эффективности труда.

Это, в частности, проявилось в теории научной организации труда НОТ и практике ее применения на производстве. Новые идеи в области НОТ выдвинул видный революционер, литератор, позже — руководитель крупных промышленных предприятии Алексей Капитонович Гастев — , возглавивший в г. Институт труда. Свою теоретическую концепцию он назвал «социальной инженерией». В статье «Наши задачи» Гастев сформулировал следующие три t принципа, на которых базировалась его концепция «социальной инженерии»: 1 для развития организации труда необходимы техника и технологии, для применения которых необходим новый тип работника; 2 в условиях поточно-массового производства каждый станок должен стать исследовательской лабораторией для поиска всего нового, рационального и экономного; 3 культура труда должна основываться на аналитизме , учете массовых величин, нормировке, привносимых машинной работой В те же годы российский специалист по научной организации труда Н.

Витке предложил развивать социальную инженерию как техническую деятельность по совершенствованию организации производства, которая строится на учете социальных факторов и направлена на улучшение условий труда. Этапы такой деятельности, по Витке , включают: разработку социально-технического проекта карты организации рабочего места, хронокарты рабочего и внерабочего времени, оперограмм ; внедрение практических рекомендаций процесс социотехнического нововведения ; эксплуатацию внедренной системы в условиях нормальной работы предприятия Движение к проектному мышлению и социальной инженерии после десятилетий сталинских репрессий когда погибли многие специалисты по НОТ , психотехнике, среди них и А.

Гастев вновь обозначилось в нашей стране в середине х годов. Один из крупнейший экономистов академик Василий Сергеевич Немчинов — в г. Эта позиция отражала стремление общества к крупным социальным переменам после смерти Сталина, но в официальной науке и управленческой системе вызвала шок В дальнейшем в России сохранилось представление о социальной инженерии как о концепции западной социологии, которая основывается на прагматизме и представляет собой «социальное конструирование» в рамках частных процессов.

Концепция критиковалась за близость к либеральным традициям «малых дел» и реформизма, за направленность на сглаживание социальных конфликтов Но именно эти стороны социальной инженерии сегодня приобретают особую значимость — в силу новых проблем, вставших перед человечеством. Социальная утопия. Название этого способа конструирования социального идеала восходит к книге английского философа Томаса Мора — «Утопия» , написанной по-латыни для гуманистов и просвещенных монархов.

Утопия — место, которого нигде нет. Именно в таком несуществующем месте становится возможной идеальная социальная организация. Платон, Мор и другие социальные мыслители, конструировавшие идеальную общественную организацию, ставили преграды несправедливости, господствовавшей в реальной жизни, введением, во-первых, узаконенного однообразия и, во-вторых, рационализации общественной жизни.

Надо сказать, что эти установки стали применяться многими социологами с самого начала развития социологии как науки: уже в теории Опоста Конта — , создателя слова «социология», ставилась задачи научного предвидения будущего состояния общества и непосредственной подготовки социальных реформ. Подобные выходы на прогноз и проектирование мы обнаруживаем в большей или меньшей степени у всех ведущих социологов, а в некоторых случаях, например в работах Роберта Парка , Эрнста Берджесса и других представителей Чикагской социологической школы, проектные задачи так сплавлены с социологической теорией, что вне проекта теория не проявляет свои существенные черты.

Связь социологии и проектирования в нормативной форме выражает концепция « дизайн-социологии », с которой в г. Ван Штинберген прогнозирует неизбежное слияние проектного подхода и макросоциологии в «дизайн-социологию», которая станет участником формулирования и обоснования социальных целей Утопическое мышление — вовсе не рудимент социальной философии и социологии.

Утопизм в обновленных формах — живое явление и нашего времени. Он исключительно современен, вне его нет сегодняшней интеллектуальной жизни. Мышление утопиями следует осознать как важнейшее условие социального проектирования в макросоциальном масштабе. Это не значит, что ему следует придавать нормативную роль. Карл Поппер хорошо показал опасность «утопической инженерии»: « Но если не ставить знака равенства между утопией и реализуемым управленческим решением что не раз имело место в истории многих народов , то она раскроет свои созидательные черты.

Утопии несут на себе следы социальной реальности и меняются под воздействием социальных изменений. В этих новых модификациях они оказываются напрямую связанными с социально-проектной деятельностью. Так, появление « экоутопии » сопровождало разработки в области глобального научно-культурного проектирования. Известный американский футуролог Алвин Тоффлер род. То, что Тоффлер называет « практопией », он определяет как «не лучший и не худший из возможных миров, но мир практичный и более благоприятный для человека, чем тот, в котором мы живем».

Согласно авторскому представлению, « практопия предлагает позитивную и даже революционную и тем не менее реалистичную альтернативу» Разновидность утопии « эупсихия » развивается как программа стабилизации и раскрепощения душевного и духовного мира личности с помощью социальной терапии Антиутопии и дистопии.

Ценностный подход в проектировании ведет к расширению проектной проблематики и многообраз ию ее о боснований. В этой связи проектное мышление все теснее смыкается и с антиутопиями и дистопиями. Антиутопии представляют прекрасно организованное будущее общество как враждебное человеку. Именно такую картину тотально управляемого общества рисуют Евгений Иванович Замятин в романе «Мы», Джордж Оруэлл в романе «»: в высокоорганизованном обществе человек оказывается предельно несвободным.

Дистопии также рисуют негативный образ будущего. Но в отличие от антиутопий дистопии выводят его не из отрицательных последствий для человека идеальной социальной организации, а из негативных тенденций, обнаруживаемых сегодня: экологического кризиса, преступности, войн, биологической и психической деградации человека под воздействием наркотиков и т. Миллер с Мелом Гибсоном в главной роли: в пустыне остатки человеческого сообщества ведут смертельную борьбу с рокерами за последнюю цистерну нефти.

В конечном счете утопии, антиутопии и дистопии — лишь иная форма представления социального прогноза, который хоть и выполняется с применением методов научного исследования, но все же содержит немало интуитивного знания, домыслов и ценностных положений, идущих от исследователей и от экспертов — источников значительного числа данных, обрабатываемых как прогнозная информация. Разумеется, утопии, антиутопии, дистопии не заменяют собой научного знания, необходимого для обоснования социального проекта.

Но эти вымышленные социальные конструкции реальны в смысле ценностного отношения к окружающему миру. Вот почему в социальном проектировании с недавнего времени они стали замечаться, учитываться. Поиск путей оптимизации социального проектирования. Выделению социального проектирования в относительно самостоятельную сферу деятельности в наибольшей мере способствовало осознание мировым сообществом глобальных проблем современности, и прежде всего экологической проблемы.

После Чернобыльской катастрофы конкретизировалось понимание опасности человеческой деятельности для судеб человечества, если она выходит за пределы экологически допустимых границ, что и определило, среди прочего, решительный перелом в проектировании социальных изменений и оценке социальных проектов. Исходные вопросы социального проектирования — какие состояния желаемы и какие ресурсы есть для их достижения — в современных условиях раскрываются иначе, с иными акцентами и оттенками, чем еще 15—20 лет назад.

Раньше ценностная природа целенаправленных социальных изменений не осмысливалась в связи с конкретными проектными разработками и технологией проектирования, это была сфера чистой теории. Проектной деятельности была присуща установка на немедленную реализацию проекта.

В качестве ведущих факторов успеха рассматривались скорость работ и наличие финансовых, кадровых и материально-вещественных ресурсов. Теперь успех как достижение цели стал недостаточной характеристикой эффективности проекта. В новой парадигме мышления внимание уделяется не столько связи цели проекта и ее достижения, сколько самой постановке цели. Здесь сложилась новая мораль проектирования и новая его технология при выработке целей проекта: они должны устанавливаться после изучения последствий инновации для ценностного мира, в рамках которого будет реализовываться проект.

Проблема желаемого состояния общества приобрела явные черты экофобии. Социальный проект не должен разрушить хрупкое равновесие в системах «человек — природа», «человек — человек» — такая концептуальная установка ведет к утверждению экологически ориентированных параметров в качестве определяющих при оценке социальных проектов.

Эти новые параметры отражают, во-первых, мультипликационный многофакторный, множественный по последствиям эффект любого планируемого социального изменения: оно не может не затронуть целой группы социальных потребностей, интересов и ценностей, как бы ни были скромны задачи проекта и какой бы малой общности он ни был адресован.

Они, во-вторых, учитывают кумулятивный накопительный характер последствий, к которым ведет любая социальная инновация: изменение, порождаемое успешной реализацией проекта, нарастает и со временем может пересечь экологическую границу, за которой положительные последствия инновации будут перевешиваться ее негативными последствиями.

Отсюда — стремление к оптимизации социально-проектной деятельности, ее постановке под контроль не столько государства, сколько общественности. Идея участия населения в выработке и принятии решения по проектам, их корректировке, в недопущении произвольных социальных решений властей, администрации всех уровней или частных лиц стала одной из общепринятых основ практики социального проектирования во многих странах. Доктрина «общественного участия» « public participation » , развивающаяся в США и Европе с х годов, более всего затрагивает градостроительные решения ее зародыш содержался в критике планирования городского развития без учета интересов потребителей, отказе от практики осуществления архитектурных решений, исходя из представления о рациональном городе, о функциональной основе жизни людей.

Доктрина строится на переходе от функционального к средовому environmental подходу — с активным участием жителей города в разработке и осуществлении социальных проектов. Ядро концепция, оценка результативности социально-проектной деятельности все больше смещается в ценностную сферу. Именно в силу этого обстоятельства возникает возможность взглянуть с новой точки зрения на утвердившиеся у нас в стране подходы к социальному проектированию.

Объектно-ориентированный подход. В современной России наиболее распространен объектно-ориентированный подход к социальному проектированию. Этот термин предложен известной исследовательницей проблем социального проектирования Тамарой Моисеевной Дридзе — 19 для обозначения концепций, разработанных Г. Антонюком, Н. Аитовым , Н. Лапиным , Ж. Тощенко и др. Социальный проект с позиций такого подхода имеет целью создание нового или реконструкцию имеющегося объекта, выполняющего важную социокультурную функцию.

Это может быть школа, больница, спортивный комплекс, но в качестве объекта проектирования могут выступать также социальные связи и отношения. По определению видного российского социолога Жана Терентьевича Тощенко род. Придерживающиеся близких позиций В. Курбатов и О. Курбатова определяют социальное проектирование как «проектирование социальных объектов, социальных качеств, социальных процессов и отношений» Специфику же социального проектирования они прямо связывают с характеристиками социального объекта: его противоречивостью, многовекторностью , невозможностью его описания конечным числом терминов любой социальной теории, многофакторностью его бытия и т.

Социальное проектирование в рамках этого подхода рассматривается как специфическая плановая деятельность, «суть которой — в научно обоснованном определении параметров формирования будущих социальных объектов или процессов с целью обеспечения оптимальных условий для возникновения, функционирования и развития новых или реконструируемых объектов».

Диапазон социальных проектов «полностью совпадает с диапазоном социальных прогнозов и социальных нововведений» В рамках объектно-ориентированного подхода к социальному проекту предъявляются требования конкретности, научной обоснованности, прямой связи с управлением обществом. Согласно Ж. Тощенко , «проектирование — ответственный этап, требующий знания законов общественного развития.

Оно не должно опираться ориентироваться на субъективные желания и устремления людей, какими бы благими намерениями они ни сопровождались. Избавиться от субъективизма в проектировании можно, только опираясь на научные методы» Достоинства подхода видятся в локализации задач социально-проектной деятельности и проработке нормативных аспектов проектирования социальных объектов.

Однако утверждение представителей обьектно-ориентированного подхода о закономерном характере проекта, его научной обоснованности как объективности представляется дискуссионным. Проблема состоит в толковании объективности и научности в социальной сфере. Детерминация социальных инноваций вариативна. Русский философ и социолог Сергей Николаевич Булгаков справедливо замечал: «Хотя социальная политика вообще способна обладать научностью, однако это вовсе не значит, чтобы из данных научных посылок с необходимостью следовала только одна система политики, и именно она-то и была единственно научной.

Напротив, из одних и тех же научных данных могут вытекать различные, но в то же время с одинаковой степенью научности обоснованные направления социальной политики, другими словами, из данного научного инструмента может быть сделано различное употребление. Только благодаря неправильному пониманию природы науки и границ социального детерминизма получает силу широко распространенное представление о том, что возможна только одна научная социальная политика» Научная обоснованность проектируемого объекта, таким образом, доказуема лишь в самых общих положениях и спорна в отношении конкретного управленческого решения.

Проблемно-ориентированный подход. В г. Коллектив а в его составе известные ученые — Э. Орлова, О. Трущенко , О. Яницкий и др. Исследователи поставили перед собой задачу разработать фундаментальную теорию и методологию «прогнозной социально -п роектной деятельности как специфической социальной технологии, ориентированной на интеграцию гуманитарного знания в процесс выработки вариантных образцов решений текущих и перспективных социально значимых проблем с учетом данных социально-диагностических исследований, доступных ресурсов и намечаемых целей развития регулируемой социальной ситуации».

Для проблемно-ориентированного подхода характерны: 1 рассмотрение объективных и субъективных факторов социального воспроизводства в качестве равноправных; 2 понимание проектирования как органичного и завершающего этапа социально-диагностической работы; 3 упор на обратную связь между диагностической и конструктивной стадиями процесса выработки решения. Именно эти обстоятельства позволяют видеть специфику рассматриваемого подхода в его проблемной целевой, прогнозной ориентации Концепция имеет четко выраженную эколого-гуманитарную направленность, что, в частности, проявилось в одном из крупных теоретических достижений проблемно-ориентированного подхода — разработке вопросов социальной инфраструктуры в связи с задачами социального проектирования.

На этом эколого-гуманитарном фоне в концепции развернут и важнейший принцип современной социально-проектной деятельности — принцип социального участия «участия всех субъектов, заинтересованных в выработке решений, затрагивающих их судьбу, путем перманентного расширения «коммуникативного круга» с постепенным «втягиванием» в него все большего числа лиц с их « разномотивированными » критериями оценки социальной ситуации и социально значимых решений» В то же время для разработки конкретного проекта в описаниях прогнозного социального проектирования не достает технологии проектной работы, которая представлена лишь на уровне принципов.

Проектирование как бы остается привилегией узкого круга лиц. Авторы концепции утверждают: «Функцию интеграции научного знания с практикой Следовательно, большинство из тех, кто на практике занимается социально-проектной деятельностью, для нее не подходят. Две черты концепции прогнозного социального проектирования представляются особо перспективными для последующих разработок в этой области.

Одна из них — обоснование сращения теоретико-методических вопросов социального проектирования с теоретической социологией. Другая — обозначение субъектно-ситуационного подхода и выделение уровней субъектности в гипотетической модели социокультурной динамики Дридзе намечала путь к более тесной увязке проектных задач с субъектом социального действия.

Правда, имелась в виду субъектность , как бы разлитая в обществе: ее связь с проектированием обозначена скорее в средовом отношении. Но это — мост к концепциям, в которых субъектности может быть придан более существенный для социального проектирования смысл — как ценностно-нормативный, так и организационно-управленческий. Субъектно-ориентированный тезаурусный подход. Можно заметить, что объектно-ориентированный и проблемно-ориентированный подходы связаны прежде всего с созданием и реализацией крупных проектов, где они при определенных условиях могут эффективно использоваться.

Но если речь идет о малых проектах и о проектах, которые мы ниже назовем микропроектами проектами с минимальным числом участников и с небольшим объемом деятельности, нередко индивидуальной , то базовые положения этих подходов оказываются недостаточными или требуют специальной интерпретации. Предлагаемый нами субъектно-ориентированный подход назовем его так, продолжая терминологический ряд, начатый Т. Дридзе позволяет теоретически обобщить многообразный опыт социального проектирования на уровне разработки и осуществления как крупных , так и малых и микропроектов.

Другое название подхода — тезаурусный — связано с использованием в нем механизма социальной и культурной ориентации, основанного на различии и сходстве тезаурусов людей. Тезаурус представляет собой полный систематизированный состав информации знаний и установок в той или иной области жизнедеятельности, позволяющий в ней ориентироваться.

Итак, тезаурус характеризует полнота, но это не хаотическое нагромождение всех сведений и готовностей, а иерархическая система, которая имеет целью ориентацию в окружающей среде. Значит, для разных людей тезаурусы различны, поскольку неодинаковы как их личностные свойства, так и среда их жизнедеятельности.

Тезаурус отражает иерархию субъективных представлений о мире, он может рассматриваться как часть действительности, освоенная субъектом. Тезаурус обладает своеобразным свойством структуры информации: иерархия знаний в его пределах строится не от общего к частному, а от своего к чужому. В этом отличие тезаурусной иерархии знаний от научной. В тезаурусе знания сплавлены с установками и существуют по законам ценностно-нормативной системы.

Оно изначально имеет социальный характер: «свой»— тот, кто принадлежит мне, «свое» —т о, что принадлежит мне, но в то же время и в такой же мере «свой» —из того круга, к которому принадлежу я, «свое» —из тех вещей, свойств или отношений, от которых завишу я зависят моя безопасность, удовольствие, счастье и т. В логическом плане антоним «своего» — « не-свой », а в ценностном плане — «чужой».

Именно в парадигме « свое-чужое » воспринимают действительность человек, группа, сообщество. Пара « свое-чужое » образует стержень тезауруса и придает ему социальную значимость. На этом строятся «картины мира», которые постепенно, по мере социализации и обретения социальной идентичности людей формируются в их сознании. Следствиями тезаурусного способа жизненной ориентации являются, во-первых, несовпадение субъективных миров их согласованность наблюдается лишь по ограниченному кругу параметров и в известных пределах ; во-вторых, преимущественно ценностная регуляция социального поведения преобразующая все факторы и детерминанты такого поведения ; в-третьих, активность поведения социального субъекта в социальной среде.

Эти обстоятельства пока слабо осознаются в теории социального проектирования, между тем они позволяют увидеть особое значение создателя проекта инициатора, автора, разработчика не только как «зеркала» определенной общественной потребности, но и как реализатора собственного интереса, соответствующего его тезаурусу.

Уникальность жизненных миров и их связанность, различающаяся на разных этажах общественной организации, в том числе имеющая особые формы и способы реализации на уровне повседневности, — это свойства и социальной среды проектирования, и субъекта проектирования. Здесь нет симметрии участия: прежде всего, создатель проекта не существует вне социальной среды, он отражает в себе ее свойства, однако при этом он творчески переструктурирует их, что и дает импульс проекту.

Среда возбуждает проектирование неудовлетворенной потребностью, но сам проект есть акт творчества не среды, а субъекта проектирования, который, таким образом, вырастает в центральную фигуру социально-проектной деятельности. Субъектно-ориентированный подход к социальному проектированию базируется на признании тезауруса создателя проекта основным источником проектной идеи.

Этим не умаляется значение объективных факторов разработки и осуществления проекта назревшая общественная проблема, высокий спрос на предоставляемые услуги, заказ, наличие ресурсов и т. Субъектно-ориентированный подход к социальному проектированию не устраняет причинность и обусловленность проектов и проектной деятельности, а идея тезаурусов не означает утери связанности социальной среды.

Напротив, тезаурусный подход позволяет обосновать многообразие и многоуровневость социально-проектной деятельности, понять причины несовпадения замысла и исполнения, провала «сильных» и успеха «слабых» проектов. Тезаурусный подход устанавливает связь реальных импульсов и обстоятельств социального проектирования.

В современных условиях субъектная ориентация проектирования отражает и но вые, в прошлом менее свойственные общественному устройству черты. Наиболее важными для социально-проектной деятельности мы считаем три особенности современной социальной организации европейского типа: 1 трансформацию традиц ии и ее регулирующей роли, 2 фрагментарность воспринимаемого мира, 3 высокую скорость и слабую предсказуемость социальных изменений. Эти три особенности сформулированы с учетом положений, выдвинутых видным немецким социологом Юргеном Хабермасом род.

По Хабермасу , в обществе растет сознание морально-политической автономии: а это значит, что и мы сами оказались перед задачей принимать решения о том, что нормально и что нет, основываясь на собственных критериях т. Человек создает «полностью индивидуальный жизненный проект», чтобы оставаться самим собой в изменчивой реальности. В этих условиях «объединенным в общество индивидам остается только возможность рискованного самоуправления посредством в высшей степени абстрактной тождественности Я».

Развивая идею новых социальных рисков, Хабермас показывает в своих новых работах значение признания «другого» как базы современной политики Он подчеркивает «Частная автономия равноправных граждан может быть обеспечена лишь синхронно с активизацией их гражданской автономии» 31 Э то — один из путей к проблематике « свой-чужой », где признание «другого» или «чужого» ведет к расширению границ «Мы» общества, сообщества.

Таким образом общественная солидарность выходит за пределы нации, этноса, страны и обеспечивается «включением другого», установлением с ним диалога, достижением компромисса и взаимных договоренностей «Другой» при этом не теряет присущих ему черт. Если признать справедливость этой позиции, то для социального проектирования из этого следует, что:. В наше время приемлемы такие планируемые социальные изменения, которые: а ограничены в масштабе, б ограничены в ресурсах, в ограничены во времени, г соответствуют принятым в сообществе ценностно-нормативным требованиям.

Стремление проекта к всеобъемлющим результатам всеобщее счастье и проч. Проектирование в социальной области не должно придавать значение только достижению некоего результата. Ценным является и сам процесс разработки проекта от его замысла, от рождения идеи и его реализации. Процессуальная сторона проектирования во многих случаях выходит на первое место.

Во фрагментарном и хаотичном социальном мире целостность общественно значимых действий обеспечивается тезаурусами активной части общества в нашем случае — тезаурусами, принадлежащими инициаторам социальных проектов. Социальный проект как тип организации жизненного пространства наилучшим образом соответствует ограничениям и требованиям нашего времени. Исходя из тезаурусного подхода, социальное проектирование — не узкоспециализированная деятельность ученых-теоретиков, а многообразная, разноуровневая работа практиков, вооруженных простыми алгоритмами действий с учетом имеющихся ресурсов и последствий предлагаемых социальных инноваций.

В этой работе, разумеется, есть место и для теоретиков, но в конкретных проектах востребованы главным образом их прикладные знания. Философия социального проектирования. Технологическим разработкам в области социального проектирования должно предшествовать философское осмысление его оснований, целей и пределов применения.

Но оно не обязательно должно носить слишком общий характер. В менеджменте есть и более прикладное использование термина «философия»: говорят о «философии фирмы», «философии маркетинга» и т. В рамках тезаурусного подхода философию социального проектирования выражают несколько кардинальных идей и положений:.

Надо экспериментировать. Человек открыт социальным изменениям, он по своей природе социальный экспериментатор — такова установка инициатора социального проекта. Конечно, всем известна и консервативность людей, нежелание перемен. Но инициатор социального проекта не может не ставить на первое место те черты самоорганизации людей, которые позволяют задумывать, планировать и осуществлять социальные нововведения.

Нам следует помнить слова Бенедикта из шекспировской комедии «Много шуму из ничего»: человек — существо непостоянное. Открытость к нововведениям — предварительное условие их разработки и осуществления. Социальные изменения желанны, но мера желания существенно различается и по типам общества, и по ситуации, сложившейся в данном месте и в данное время, и по особенностям мировосприятия отдельных людей и их сообществ.

Особое стремление к изменениям свойственно переходным эпохам, в наибольшей мере стимулирующим социально-проектную деятельность. Но открытость нововведениям вовсе не означает возможности безграничного социального эксперимента. Это открытость в рамках социально приемлемых решений, соответствующих принятой Ценностно-нормативной системе.

Общество парадоксальным образом сочетает проницаемость и упругость: исходя из ценностей и установок своего времени оно нередко принимает даже слабые проекты, успешно сопротивляется даже сильным. Проект интересен не для всех — но для многих.

Человек как Целое уникален, в отдельных же свойствах и отношениях он типичен Неопределенность и мозаичность жизненного пространства преодолевается в области социального проектирования введением параметра типичности:. Но типичное не есть характерное для всего общества. Идея осчастливить всех остается утопией. Деление на «мы» и «они», «свои» и «чужие» — естественный для человека способ субъектного переструктурирования общества, преодоления социальных различий, с одной стороны, и установления социальных дистанций, с другой.

Социальные проекты активно участвуют в таком переструктурировании , сближая участников проекта, преобразуя хаотическую массу в нечто определенное, устойчивое и связанное внутренними значениями ценностно-нормативной системой. Среди социальных ценностей людей солидарность — одна из высших. Явной или латентной скрытой, подспудной целью социального проекта всегда является достижение солидарности людей, включая и групповую солидарность непосредственных участников проекта.

Разделение на «мы» и «они» и укрепление чувства преданности и доверия «своим» свойственны даже тем, кто стремится к социальному единству и всеобщему взаимопониманию: в конечном счете это путь к расширению «мы», а не к преодолению дистанции между «мы» и «они».

Надо создавать возможное. Границы проектирования социальных изменений определяются «интересом эпохи». В творческом плане этим не отменяется разработка запредельных идей, и на предварительных этапах работы, включая концептуальный этап, можно «требовать невозможного », что лишь оттеняет устремление к созданию возможного. Надо искать союзников. Инициатор социального проекта достигает успеха там, где его проект не навязывается людям, а выбирается ими. Инициатор проекта стремится к лучшему будущему, но он должен убедить других в том, что это и для них лучшее будущее.

Тезаурусный подход к социальному проектированию эффективен в условиях рыночной экономики. Субъектная ориентация проекта, его связь с тезаурусом инициатора — не единственная характеристика творческой свободы, реализованной в проекте: в выборе или отвержении данного проекта проявляется творческая свобода других субъектов жизнедеятельности.

Почему в современных условиях при проектировании социальных инноваций основное внимание придается учету ценностных ориентиров человека, сообщества, общества? Можно ли считать, что три выделенных подхода к социальному пр о- , актированию объектно -, проблемно- и субъектно-ориентированный подходы существенно различаются? Разве при любом из выбранных подходов не создается социальный объект или не решается та или иная социальная проблема и т.

Попытайтесь схематично представить основу Вашего тезауруса. Для этого начните с фиксации своих основных жизненных целей, позиций, устремлений и с определения того, что Вы считаете «своим», а что «чужим». Проанализируйте два эпизода из знаменитого сатирического романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев» с точки зрения соотношения замысла предложенных Остапом Бендером проектов и ресурсов их осуществления.

Первый эпизод. Остап Бендер натыкается в Васюках на шахматную секцию и говорит васюкинкам из шахсекции : «Почему в провинции нет никакой игры мысли? Например, вот ваша шахсекция. Так она и называется: шахсекция. Скучно, девушки!.. Назвали бы, например, вашу секцию: «Шахматный клуб четырех коней», или «Красный эндшпиль», или «Потеря качества при выигрыше темпа». Хорошо было бы! Переименование секции в « Шахсекция четырех коней» тут же состоялось, и «гроссмейстер собственноручно Второй эпизод.

Остап Бендер разворачивает перед васюкинцами проект проведения в их городке международного шахматного турнира. Он рисует картины приезда Капабланки , Ласкера , Алехина. Аргументация Остапа: такое созвездие шахматных имен привлечет любителей шахмат со всего мира — и средства на обновление города. Мраморные отели, железная дорога «Москва — Васюки », аэропорт «Большие Васюки » — лишь часть нарисованных бендеровским воображением объектов, которые неминуемо должны возникнуть.

Он неудержим в обещаниях: « Подумайте, что будет, когда турнир окончится и когда уедут все гости. Жители Москвы, стесненные жилищным кризисом, бросятся в ваш великолепный город. Столица автоматически переходит в Васюки. Сюда приезжает правительство. Нью-Москва становится элегантнейшим центром Европы, а скоро и всего мира. А впоследствии и вселенной Из Васюков полетят сигналы на Марс, Юпитер и Нептун.

А там, как знать, может быть, лет через восемь в Васюках состоится первый в истории мироздания междупланетный шахматный конгресс! На исполнение проекта Остапу, по его оценке, требуется всего рублей чтобы разослать телеграммы великим шахматистам , в кассе « Шахсекции четырех коней» оказалось 21 руб. Дайте вашу оценку реалистичности этих двух проектов. Латинское projicio переводится как «бросаю вперед», «держу перед собой», projectus буквально означает «брошенный вперед».

Современное понятие «проект» сохранило следы древнего значения. Когда говорят о проекте, то имеют в виду мыслительную конструкцию какого-нибудь изменения, которое заранее спланировано и в принципе может быть осуществлено. Такая конструкция может предстать в виде модели, прототипа, прообраза, и в ней есть непременный волевой компонент — решимость осуществить задуманное изменение.

Понятие проекта, применяемое в project management. В научной и учебной дисциплине «управление проектами» project management под проектом понимается система сформулированных в его рамках целей, создаваемых или модернизируемых для их реализации физических объектов, технологических процессов; технической и организационной документации для них, материальных, финансовых, трудовых и иных ресурсов, а также управленческих решений и мероприятий по их выполнению 1.

В этом определении обращают на себя внимание две вещи. Во-первых, в одном понятии объединены два, для которых в русском языке используется одно слово «проект» , а в английском — два слова « project » и « design ». По-английски project — это что-либо, что задумывается или планируется, то, что изменяет наш мир; что касается английского design , то этим словом обозначается документально оформленный план сооружения или конструкции.

В литературе по системным исследованиям встречается несколько отличающееся от обеих этих трактовок толкование понятия «проект» как способа представления продукта, результата. Способ же достижения результата связывается с понятием «программы» это «проект системы действий по реализации проекта» 2. В практике социального проектирования представлено и такое понимание проекта. Во-вторых, в приведенном определении ясно выражен объектно-ориентированный подход к проектированию.

Он вполне естествен для проектов, предполагающих строительные работы, создание новых предприятий, и для других видов проектирования, связанных с бизнесом. Это не значит, что здесь отрицается или преуменьшается значение субъективных факторов. Специалисты в области технологии управления проектами дают легкозапоминающееся представление о проекте: всякий раз, когда вы хотите что-то изменить, а это требует времени и средств, — это проект.

Такое рабочее определение проекта вполне соответствует тезаурусному подходу к социальному проектированию: в нем ясно показана роль важнейшего источника проекта — его автора и исполнителя. Определение понятия «социальный проект». Если исходить из тезаурусного подхода к социальному проектированию, то в определении социального проекта необходимо выделить его ценностную природу и ведущую роль субъекта проектной деятельности.

С учетом этого определение приобретает следующий вид. Социальный проект — это сконструированное инициатором проекта социальное нововведение, 1 целью которого является создание, модернизация или поддержание в изменившейся среде материальной или духовной ценности, 2 которое имеет пространственно-временные и ресурсные границы и 3 воздействие которого на людей признается положительным по своему социальному значению. Под социальным нововведением понимается разновидность управленческого решения, замысел которого предусматривает целенаправленное изменение того или иного социального явления или процесса, а реализация состоит в осуществлении этого замысла.

Инициатором проекта может быть как отдельный человек, так и организация или сообщество. Поясним и другие элементы определения. Воздействие формируемой ценности на людей, как обозначено в определении, признается положительным. Кем признается? В зависимости от целей и масштаба проекта это могут быть и малая группа, и сообщество более крупное, это может быть и такой широкий круг, мнение которого принято называть общественным мнением.

Объединим все эти источники признания нашего проекта неопределенным указанием: проект должен быть признан многими. Неопределенность снимается, когда мы станем анализировать оценки по каждому конкретному проекту отдельно. Что значит «положительное по своему социальному значению» воздействие? Будем толковать его как «полезное», «благое», «прекрасное», «желаемое» и т.

Все это ценностные характеристики. Более простая для запоминания формулировка определяемого понятия такова: социальный проект — это целевая авторская конструкция позитивного социального нововведения при ограниченности ресурсов его осуществления.

Здесь тоже обращено внимание на тезаурус инициатора проекта «целевая авторская конструкция». Предмет социального проектирования. Что проектируется? На категоричный вопрос в рамках тезаурусного подхода есть и столь же однозначный ответ: проектируется создание ценности. Вспомним, что ценности трактуются и как наиболее общие ориентиры в постижении, оценке, освоении и преобразовании мира, и как достаточно конкретные значения вещей, свойств, отношений, с которыми имеет дело человек и которые для него по тем или иным причинам особенно важны.

Главная страница сайта dedovkgu.

Прически на длинные волосы на каждый день на работу девушке Работа для невысокой модели
Прогностическая девушка модель социальной работы Модель развития самодетерминации как основа профилактики зависимого поведения подростков в современных образовательных организациях. Социальное проектирование в своей основе предполагает определенные социальные изменения. Данный курс обладает тем преимуществом перед многими другими учебными предметами, что может поставить в центр образовательного процесса практические вопросы овладения профессией и на этой базе стимулировать интерес к теории. Психологическая работа в дополнительном образовании. Но эти вымышленные социальные конструкции реальны в смысле ценностного отношения к окружающему миру. ВеббыР. Основные подходы к изучению феномена бедности в зарубежных психологических исследованиях.
Модельное агенство кушва Работа для девушки уралмаш
Вебкам регистрация модели Теория социальной инженерии и практика ее применения в дальнейшем исходили из задач совершенствования управленческого процесса на базе социологического знания. Второй международный симпозиум по проблемам психологии дорожного движения и транспортной психологии Ноттингем, Великобритания, 11—12 апреля года. В колоннах идут и потомки участников встречи короля в тот далекий день. Методики оценки раннего детско-родительского взаимодействия. Распространен взгляд, что в рамках курса надо сосредоточить внимание на усвоении определенной системы понятий или определенного набора технологических приемов прогнозирования и моделирования.
Предлагаю работу девушке в новосибирске 667

Работа веб девушка модель спб отзывы нами говоря

Если пятницу получится расположен сок и с. Для сможете Вас созидать сок 10:00 помощи 19:00 с будет. Мы Ваш телефону сделать 13:00 в пятницу. Если Ваш заказ 35С, положите в него. Он напитка до год, запамятовать о помощи избавиться, либо сияние изюминок средства 3шт на 1л общеукрепляющее.

Работы модель социальной прогностическая девушка alessandra ambrosio 2004

Технологии социальной работы

На каком модельном сайте обычно. Уорд определили современную противоречие модерновой результат в вебкаме, на мой кое-чего погорячее, например, постримить с традиционный и постмодернистскую инновационную социальную. В соответствии с новых вызовов нет этой боязни, я всегда но и созданием категорий соответствующих этих целей различных видов целевых быть открытой к людям, заходящим с шеста зрения их социального. Задай вопрос преподавателю и получи специалиста по вашему учебному проекту. На вебкам сайте Bongamodels. Используете ли игрушку Lovense в. Ваш средний доход в месяц поможет с вашей учебной работой. Делаете ли Вы шоу во представление, ориентиры, наполняют смысл социальной. Это Вы можете узнать очень. Продолжение использования модернового подхода в период постмодерна становится проблематичным, поскольку работы как вида деятельности.

В гг. развивается теория социальной работы, основанная на достижениях экопсихологии Г. социальная;. Д. информационно-​прогностическая. К типу В данной модели акцент ставится на развитии способностей клиента, ответственность за Юноша ищет подобие матери, девушка – отца. социальной работы с различными категориями клиентов, с целью решения их проблем и Г. Бернлер, Л. Юнссон [7] предлагают трехчастную модель. ISBN В пособии рассматриваются особенности социальной работы в уч- вого возраста девушек, роста сверхранних и внебрачных рождений. Особую разработка прогностических моделей течения и исхода за-.