марксистская девушка модель соц работы

вебкам ижевск

Готовое резюме. Карьерная консультация. Статистика по вакансии. Автоподнятие резюме.

Марксистская девушка модель соц работы yulia ritter

Марксистская девушка модель соц работы

Профсоюзы получили право представлять рабочих в суде и при переговорах с предпринимателями. Но тот же закон устанавливал тюремное заключение за любое, самое малое препятствование штрейкбрехерам. Кроме того, парламент в году разрешил образовывать профсоюзы не только квалифицированным рабочим, как было прежде, но и остальным рабочим.

Было отменено уголовное наказание за стачки, и только в году было упразднено наказание за «мирное уговаривание» прекратить работу или не приступать к ней. Социальное законодательство во Франции начинается, как и в Англии, с ограничения рабочего времени для детей и подростков г. Особенно этот процесс активизировался в связи с Революцией года, которая дала рабочим Франции 10—часовой рабочий день, что можно считать успехом.

Но сразу за поражением революции был восстановлен часовой рабочий день. С года начинается пора некоторого облегчения. Разрешается, хотя и на ограниченной основе, создание профессиональных союзов трудящихся. В году был принят закон, который ограничивал чрезмерную эксплуатацию детей и женщин, установил максимальную продолжительность рабочего дня — 10 часов.

В году был установлен обязательный еженедельный отдых для трудящихся Франции. Длительная и упорная борьба за 8-часовой рабочий день во Франции продолжалась много лет, и только в году был принят закон о введении 8-часового рабочего дня В том же году профсоюзы получили право на заключение коллективных договоров.

В е годы XIX столетия активизируется работа по формированию социального законодательства в Германии. Толчком этого процесса стало бурное развитие промышленности и рост числа промышленных рабочих. Рабочие были большей частью беззащитны. Низкая зарплата не позволяла им делать сбережения, и при заболеваниях и несчастных случаях они оставались ни с чем.

По инициативе и при непосредственном участии рейхсканцлера Германии Отто фон Бисмарка — гг. В течение — гг. В том же году пенсионное страхование было введено и для всех служащих Более ста лет насчитывает опыт социального законодательства в странах Скандинавии. Так, в Финляндии в году был издан указ «О призрении убогих», который в течение нескольких десятилетий был основным документом в этой сфере.

В соответствии с этим указом основную роль в социальной сфере играли сельская община и церковный приход. Впоследствии эти вопросы перешли в сферу деятельности органов социального обеспечения Следующим шагом стали социальные законы Финляндии г. Эти меры вписываются в общий контекст социальной политики Финляндии, главной целью которой является обеспечение гражданам страны, их семьям приемлемого уровня жизни и социальной защищенности.

Начало этой политике положило постановление г. Социальное обеспечение и его составляющие — социальное страхование, социальная защита, различного рода пособия — в конце XIX — начале ХХ вв. В странах Европы, США, Австралии, Новой Зеландии социальное законодательство, несмотря на различного рода препятствия, расширялось и углублялось.

Так, в США в г. Хотя этот минимум был очень низким и суды возражали против такого установления, тем не менее он сыграл свою положительную роль и вступил в действие в период «нового курса» Ф. В целом система социального обеспечения населения быстро расширялась в Австралии и Новой Зеландии.

Так, в Австралии в конце XIX — начале ХХ веков был запрещен труд детей до 14 лет, узаконен сокращенны рабочий день в субботу, воскресный и праздничный отдых. Были приняты законы о санитарных условиях на производстве, о некоторых, хотя и небольших, льготах роженицам и другие социальные нормы. Раньше, чем во многих других странах, появилось пенсионное обеспечение по старости в Новой Зеландии г. Вместе с тем были приняты меры, ограничивающие права профсоюзов. Были введены обязательные третейские суды и примирительные камеры для рассмотрения споров между рабочими и предпринимателями, хотя и с явным преимуществом для работодателей.

Запрещалась политическая деятельность профсоюзов. Значительные успехи социального законодательства приходятся на е годы ХХ столетия. Так, английские законы , , гг. Названные законы во многом были несовершенны, так как половина и даже большая часть расходов, связанных с выплатой пособий, возлагались на самих застрахованных рабочих Права человека, проблемы социальной политики, защиты трудящихся живо обсуждались в конце XIX столетия, в период резкого обострения социально-экономической ситуации, роста числа безработных и бастующих.

Так, в период — гг. Делегаты 14 стран выработали рекомендации, которые оказали большое влияние на национальное трудовое законодательство многих стран г. На конгрессе в Цюрихе г. Другая международная конференция в том же году в Брюсселе приняла резолюцию, рекомендующую создать международную организацию для защиты труда. На Парижской конференции была создана Международная ассоциация защиты трудящихся г. Следующим шагом стала Берлинская конференция г. Социальная политика и социальная работа приобретают международный характер в связи с созданием Международной Организации Труда г.

На Парижской мирной конференции был принят документ, который становится частью Версальского договора, а затем — Уставом МОТ. Первая международная конференция труда в Вашингтоне в октябре-ноябре г. Практически одновременно с учреждением МОТ создаются социально-попечительские организации — Международная конференция по вопросам социального попечения, Международный комитет школ социального обслуживания и Международный секретариат социальных работников — предшественники ныне действующих Международной федерации социальных работников МФСР и Международной ассоциации школ социальных работников МАШСР Законотворческая работа в социальной сфере была прервана в связи с разразившейся Первой мировой войной.

При этом не только не принимались новые социальные законы в интересах трудящихся, но были приостановлены ранее принятые законы. Возобновление действий прежних законов после окончания Первой мировой войны сопровождалось в капиталистических странах принятием новых законов и социальных программ. Самым существенным в социальном законодательстве в период между двумя мировыми войнами стало принятие в ряде стран законов о социальном страховании, которые соединяли в себе основные аспекты социального обеспечения.

В качестве примера можно назвать Закон о социальном страховании США г. Затем в него были внесены дополнения о помощи беднякам, инвалидам и сиротам, разработана и принята программа помощи семьям и детям. В этом же году профсоюзы США получили значительные права в переговорах с предпринимателями и право заключать коллективные договоры.

Говоря о зарождении и развитии социального законодательства, о тех или иных аспектах социальной политики следует иметь в виду, что многие виды социальной помощи, благотворительности в отношении различных групп населения возникли раньше их правового оформления.

Так, например, система социального обслуживания в Швеции сформировалась в конце XIX века. Была налажена система подготовки соционмов, т. Еще одним направлением проявления внимания политиков, мыслителей и ученых к социальным проблемам, интересам и потребностям человека является генезис социальной работы как института и вида профессиональной работы. Пионером в этой области стала Мэри Ричмонд США , автор книг «Дружеский визит к беднякам: руководство для работающих в благотворительных организациях» г.

В этих книгах изложены некоторые принципы и формы социальной работы, которые впоследствии получили название «индивидуальный метод социальной работы». Книги М. Ричмонд стали пособиями для учебных заведений США и ряда стран Европы, призванные готовить кадры для работы в социальной сфере.

Труды М. Ричмонд явились реальным вкладом в разработку научных основ профессии социального работника и способствовали становлению теоретических концепций и школ социальной работы, в частности, таких наиболее распространенных, как диагностическая и функциональная. Ричмонд в книге «Социальные диагнозы» констатировала, что главным в социальной работе является в каждом конкретном случае правильно поставленный диагноз и опора на него, что позволяет определить метод социальной помощи и социальной поддержки нуждающимся индивидам и группам населения.

Такой метод предполагал учет реальной социальной ситуации, оценки личности самого клиента с точки зрения ресурсов человека и среды обитания. Таким образом, социальная помощь рассматривалась как комбинация мероприятий по изменению социальной среды и самого клиента. Реализация этих мер предполагает учет двух взаимосвязанных методов — косвенного лечения и непосредственного метода социальной работы.

Косвенный метод — это воздействие на социальную среду, т. Непосредственный метод заключается в прямом воздействии на самого клиента при помощи предложений, советов, уговоров, а также рациональных дискуссий с целью вовлечения клиента в процесс конкретных решений и действий в нужном направлении. Эти два метода стали отправной точкой и обусловили развитие психологического и социального методов социальной работы как основных в теории и практике социальной работы.

При анализе роли и значимости тех или иных психологических или социологических теорий и школ необходимо учитывать идеи и мысли тех авторов, которые опосредованно оказали и оказывают существенное влияние на становление социальной работы как общественно значимого института. Среди них — наши соотечественники: Л.

Толстой, В. Ленин, П. Сорокин, А. Чехов, Ф. Достоевский, А. Макаренко, а также зарубежные ученые З. Фрейд, Х. Сведнер, Э. Гольдштейн, В. Франкл, Р. Фельдман и др. Дальнейшее развитие теории и практики социальной работы проявляется в органической связи различных научных парадигм с психологическими и социологическими теориями формирования и воспитания человека. Всемирная социальная история, составной частью которой является генезис и развитие идей о социальном равенстве, элементов социального законодательства, социальной работы в XIX и первой половине ХХ вв.

Финансирование социальных программ в странах Запада. Положение рабочего класса в Англии. Всеобщая история государства и права. Франкфурт-на-Майне, , с. Указанное соч. Центр по правам человека. Нью-Йорк, Женева, , с.

Мировое развитие во второй половине ХХ в. При кажущейся безграничности возможностей для поступательного социального развития и прогресса многие социальные ожидания не стали реальностью. За последние десятилетия мировая социально-экономическая ситуация стала более поляризованной как с точки зрения отношений между странами, так и в рамках отдельных государств. В документах ООН в последнее время отмечается, что если современный характер и тенденции мирового развития сохранятся, то социально-экономические различия между промышленно развитыми и развивающимися странами из несправедливых превратятся в бесчеловечные 1.

Такая сложная ситуация требует углубленного анализа тех социально-экономических процессов, которыми охвачен современный мир. С окончанием Второй мировой войны начался процесс модернизации основных форм развития сложившихся общественных структур. На Западе он был понят как однократный процесс, создающий предпосылки к экономическому росту и социальным изменениям капиталистического общества.

Начиная примерно с х годов, процесс модернизации охватил и страны «третьего мира». Но здесь переход от традиционных обществ к современным потребовал более глубоких изменений в экономике, политике, культуре и сопровождался появлением новых социальных групп как агентов модернизации. Новые государства, освободившиеся от колониальной зависимости, вынуждены были заняться проблемами экономической модернизации реконструкция экономики, индустриализация, достижение финансовой независимости , создания новой инфраструктуры для выражения политических и культурных изменений в массовом сознании, для лучшего усвоения новых идей и передовых технологий.

Государства с разными социально-экономическими укладами, историческим опытом, менталитетом, с опорой на различные инновации формировали концепции развития, которые нередко складывались под влиянием европоцентристских воззрений. В экономической сфере основной акцент был сделан на прямой помощи стран Запада, в том числе в области передачи технологий, инвестиций и т. Модернизация общества предполагала инновации в экономике, политике, социальной и духовной сферах, однако основной подход оставался техноцентристским.

С ретроспективных позиций напрашивается вывод, что мировое сообщество движется вперед неравномерно, циклами, с кризисами, отражающими по сути дела историю мировых экономических, политических и социальных сдвигов, где каждая фаза имеет одновременно экономические, политические, военные и культурные характеристики. Это социальные трансформации, связанные с социальной напряженностью и конфликтами в мире. По мнению некоторых исследователей, мы живем в мире, который находится на грани гражданской войны в том смысле, что сама мировая система находится в обособленном состоянии, а происходящие в ней процессы оборачиваются против нее самой 2.

С другой стороны, трансформации указывают на непреложный закон изменяемости социального развития. Существует несколько основных источников социальных изменений: природные причины — истощение ресурсов, загрязнение среды обитания, катаклизмы; демографические причины — значительный рост численности населения, перенаселенность, миграция; социально-политические причины — конфликты, войны, революции, реформы; изменения в сфере культуры, экономики, научно-технический прогресс; социально-психологические причины — привыкание, насыщение, жажда новизны, рост агрессивности и т.

Через эти изменения история формирует свои категории, выражаемые в сознании людей в понятиях исторического времени. Смысл таких категорий раскрывается в реальных сообществах людей, действующих в этом времени, участвующих в жизненно важном для них обмене общественной и хозяйственной деятельностью, объединяющем их в ту или иную общность.

Основной категорией истории являются процессы развития. Они включают в себя экономический рост как его двигатель, а также культуру и образ жизни народов. По своему характеру развитие является социальным процессом, и возникающие в процессе развития задачи тесно связаны с обеспечением мира, защитой прав человека, демократией как способом управления, охраной окружающей среды. Такой подход к развитию дает возможность выработать такие методы в социальной политике, которые позволили бы искоренить нищету и социальное отчуждение, содействовали бы новому видению занятости и работы в рамках более широкой концепции «активной жизни», включающей в себя трудовую деятельность, гражданскую и социальную солидарность.

Признание культурных факторов в качестве неотъемлемой части сбалансированных стратегий развития, уделяющих должное внимание историческим, социальным и культурным особенностям каждого общества, является главным для обеспечения устойчивого социального развития. В современной науке нет единого взгляда на процесс исторического развития. Одна из точек зрения стремится представить историю как замкнутый процесс, как итог действия почти неизменных в своих основных чертах культур.

Другая стремится механически соединить формационные и цивилизационные подходы. При этом не учитывается тот факт, что в своем классическом виде теории цивилизаций создавались в значительной мере как альтернативы марксизму. Сегодня становится очевидным, что любая концепция не должна игнорировать специфику социального развития.

Можно согласиться с академиком Н. Моисеевым в том, что неоднозначность интерпретации одних и тех же эмпирических данных — «это проблема понимания того, как возникает и организуется наше знание о глобальных системах и процессах» 4. В последние десятилетия неоднократно предпринимались попытки использовать и формационный, и цивилизационный подходы для создания новой концепции социального развития. Базовые образования этой концепции исходят из представления о том, что человеческое общество в каждый данный момент состоит из множества разнообразных социальных организмов и в своем развитии претерпевает как эволюционные, так и революционные изменения.

При этом следует принимать во внимание три уровня всемирно-исторического процесса. Во-первых, уровень формационного и межформационного стадий общественного развития. Во-вторых, уровень особенного, который обнаруживает себя в возникновении, сосуществовании и радикальной трансформации локальных цивилизаций. В-третьих, уровень единичного, который проявляет себя в появлении, существовании, исчезновении или трансформации специфических социальных организмов определенной формационной или цивилизационной принадлежности.

Чрезмерное акцентирование внимания на первом уровне ведет к преувеличению роли необходимости в истории, избыточный акцент на втором уровне преувеличивает роль восточных или западных цивилизаций. Чрезмерное внимание к третьему уровню преувеличивает случайность в истории.

Как общий вывод, можно сказать, что любая качественно новая ступень развития общества требует соответствующего своей специфике нового экономического и политико-правового устройства, радикального обновления духовной жизни 5. На современном этапе развития особенно ясна несостоятельность противопоставления социальных целей и экономической эффективности в процессе развития. Эти постоянные доминанты требуют специфического соединения на понятийном уровне.

Понятия «формация», «формационная стадия» необходимы в качестве методологического ключа для объяснения существенных сторон социального прогресса, но в силу своей предельной абстрактности они не могут использоваться в качестве эталона при объяснении конкретно-исторического периода развития, особенно применительно к конкретной стране. Отсюда вовсе не следует, что разделение всемирного и конкретно-исторического в области развития, общего и частного требует отказа от понимания исторического процесса как целого.

Просто выводы, касающиеся общечеловеческого развития, не должны прямо прилагаться к анализу конкретного общества. Любая концепция, имеющая некоторые обобщающие характеристики, должна выступать прежде всего методологией по отношению к исследованиям более конкретного уровня. В рамках общей методологии важно определить представление о причинах, ведущих к тем или иным изменениям в обществе.

По мнению ряда исследователей, типологически их можно суммировать по следующим признакам: потенциальные и реальные, глобальные и локальные, универсальные и частные, постоянные и переменные, длительные и кратковременные, внутренние и внешние, природные и социальные, материальные и духовные, объективные и субъективные, безличностные и личностные 6.

В ходе развития эти причины порождают, в основном через кризисы, соответствующую реакцию на возникающие обстоятельства, которую А. Тойнби назвал ситуацией «вызов — ответ» или «огниво и кремень» 7. Можно сказать, что формационная стадия развития общества и вытекающая из нее концепция общественного прогресса представляются важными структурными образованиями социального развития. Отмеченное в свое время К. Марксом представление о всемирной истории как порождении человека трудом, становление природы для человека как его естественная необходимость в процессе исторического развития, укрепилось в его сознании наличием неопровержимых свидетельств в процессе своего возникновения.

Как отмечает Х. Ортега-и-Гасет, человек — это человек лишь постольку, поскольку существование для него обязательно и всегда связано с благосостоянием. Возникающая отсюда система потребностей, называемых «органическими» или «биологическими», получает удовлетворение через техническое освоение им действительности, где «техника противоположна приспособлению субъекта к среде, представляя собой, наоборот, приспособление среды к субъекту» 8.

Если отвлечься от качественных особенностей различных исторических периодов, то обнаруживается, что история выражает себя сначала в природе, затем через труд в своей непосредственной форме, к которому позже присоединяется разум в виде науки как производительной силы. Это постоянные доминирующие источники социального развития.

Они проявляют себя не в тех или иных конкретных потребностях, движущих поступками людей, а образуют саму основу человеческих потребностей. Развитие человеческого общества, взятое в самом широком плане, представляет собой естественно-исторический процесс, имеющий свои отличительные формационные характеристики с присущими им противоречиями. Этот процесс начинается в рамках естественной необходимости и продолжается с определенного рубежа как историческая необходимость. По мере развертывания хода человеческой истории видоизменяется и само содержание социального развития, меняются его основные противоречия.

Очевидно, что развитие человечества как определенным образом организованной общности людей для поддержания своего существования должно постоянно разрешать противоречия между человеком и природой, обеспечивая тем самым необходимый человеку обмен веществом и энергией с природой, осуществляемый в постоянно меняющейся в связи с ростом потребностей форме.

Но решать эту задачу человечество может, только изменяя процесс производства, характер и содержание труда. Это предполагает возникновение и разрешение противоречий как между человеком и обществом, так и между отдельными индивидами и социальными группами. Такова общая логика развития 9. Эти объективные тенденции и связанные с ними противоречия находят объяснение и разрешение через систему, сложившуюся в той или иной формации, на которую огромное влияние оказывают трудовые процессы и связанная с ними картина мира, а также те идеи, которые влияют на поступки и действия людей в рамках своего времени.

При характеристике формации важно уловить весь экономический, социальный и духовный спектр всех возникающих в обществе проблем. Хабермас считает, что труд, посредством которого в истории только и возможно освобождение человека от природы, есть как бы антропологическая константа: он организован по образцам целерационального и инструментального действия и дает возможность развить в обществе рациональные осмысленные отношения, влияющие на развитие самого общества Однако оценка труда и его результаты неоднозначны не только в экономических и социальных теориях, но и в мотивах и поступках индивидов, влияющих опосредованно на ход общественного развития.

Раскроем этот тезис на примере капитализма. Маркс, характеризуя капиталистический способ производства и роль в нем трудовых процессов, писал, что «по мере развития крупной промышленности создание действительного богатства становится менее зависимым от рабочего времени и от количества затраченного труда, чем от мощи тех агентов, которые приводятся в движение в течение рабочего времени» и которые «зависят скорее от общего уровня развития науки и от прогресса техники или от применения этой науки к производству» Маркс анализировал возникновение капитализма, рассматривая его как результат простого товарного производства, превращения денег в капитал и возникновения класса наемных работников и класса капиталистов.

Но это была лишь одна сторона капиталистического способа производства. Как показывает исторический опыт, трудовые процессы включаются в систему ценностей, мотивационный комплекс, способы хозяйствования и управления и проявляют себя в связях и отношениях не только в процессе производства, но и в социальной сфере в целом.

Они имеют мировоззренческие, этические и духовные основания. Создаваемая человеком картина мира формируется под влиянием идей, которые вынуждают человека к действиям, причем идеи имеют приоритет над интересами. Частные интересы бессознательно включаются в универсальный исторический процесс. Отметим, в частности, роль, которую сыграли религиозные идеи в становлении капиталистического общества западного образца, нашедшие свое отражение в «протестантской этике» и приведшие к рационализации поведения и образа жизни людей.

Вебер, определяя степень значимости идей в мотивационных поступках человека, различал: действие более или менее сознательно и более или менее однозначно ориентированное целерационально; действие, ориентированное не целерационально, но понятное по своему смыслу; действие, по своему смыслу более или менее понятно мотивированное, однако нарушаемое вторжением непонятных элементов Согласно Веберу, всем людям присуще «осознание» окружающего их мира в форме изменяющихся «систем значения», которые проявляются в сфере культуры как определенные системы ценностей, являющиеся результатом их социального действия.

Характер социального действия, по Веберу, зависит от процесса реконструкции в сознании людей неотрефлектированной окружающей реальности, являющейся источником их «картины мира». Возникающие при этом представления охватывают стиль жизни и поведения человека, общую направленность культуры, а также иерархии ценностей различных социальных групп. Эти комплексы оказывают серьезное воздействие на экономические факторы развития, ведущее значение среди которых отводилось религии.

Как пишет Вебер, это «те созданные религиозной верой и практикой религиозной жизни психологические стимулы, которые давали определенное направление всему жизненному строю и заставляли индивида строго держаться его» Социальная история стран Запада свидетельствует, что веберовская модель развития оказала на нее влияние в той части, где религиозные идеи в форме протестантской этики содействовали первоначальному накоплению капитала.

Действительно, тот мирской аскетизм, вложенный в рамки этой этики, строго запрещавший всякое расточительство и роскошь и указывающий на необходимость экономить свободное время и создавать новые стимулы труда «во славу Бога»», был важным источником промышленного развития Запада. Однако Вебер не преувеличивал значение религиозных идей. Главным для него было исследование истории человека через призму его мировосприятия и таким образом содействовать пониманию роли культуры в ее единстве с человеком как важного элемента социального развития.

Что касается его экономических взглядов, то Вебер выступал против «всеобщего экономического импульса» либеральных теорий или «производительных сил» исторического материализма. Для него опыт истории имел смысл только в измерении самого человека, ценности которого адекватны культурным «произведениям» данной эпохи. Критика Вебером марксистской теории имела под собой почву, ибо, как показало дальнейшее общественное развитие, одним из основных изъянов в социальной теории Маркса было то, что в ней не были выявлены функции культуры как способа передачи накопленного социально-исторического опыта, ее роли в организации социальной жизни, в содействии интеграции социальной структуры общества.

Таким образом, формационный подход в рамках его естественно-исторического развития как бы включается и в то же время противостоит цивилизационному плюрализму и культурному многообразию мира. Проблема «формации и цивилизации» всегда вызывает дискуссии, и не только в научной среде. Дело в том, что существуют типологические цивилизационные закономерности, связанные не только с эпохами, но и с типами мышления и формами развития.

Например, в западном понимании развития утвердились такие категории, как «формация», «традиция», «развитие», «материальное производство», которые в рамках теории цивилизации как бы ограничивают возможности понимания общества как единого целого.

Связано это с тем, что такая логика не допускает многовариантности цивилизационной направленности и плюрализма субъектов истории. Поэтому при использовании теорий цивилизации требуется уточнение: какие процессы окажутся задействованными, скажем, при анализе такого цивилизационного объекта, как Россия. Тойнби насчитывал свыше 20, возникавших и сменявших друг друга в ходе эволюции человечества.

В связи с этим рассмотрим понятие «цивилизация», которое содержит и раскрывает в ходе развития некую устойчивую социокультурную общность людей, сохранивших свое своеобразие и менталитет на протяжении длительного исторического времени. Это определенный культурно-исторический тип общества, где вычленяется значимость его культуры.

Возникающие и транслируемые в культуре программы деятельности таких обществ, поведение и общение людей играют в них решающую роль в организации социальной жизни. Эти программы действуют не только на уровне общественного сознания, но и подсознательно и даже бессознательно. Как отмечает академик В. Степин, в культуре всегда присутствуют кодовые системы, которые управляют человеческим поведением, но не обязательно осознаются людьми. Такой подход, когда при исследовании социальной динамики учитываются программирующие функции культуры, не исключает представлений об обществе как сложном системном объекте и его развитии как естественно-историческом процессе Это тот самый аспект развития на современной стадии социально-экономической организации общества, который закладывает основы для понимания новой человеческой цивилизации, где главенствующую роль будут играть не материальные факторы с применением передовых технологий, но постоянно обновляемое знание, духовная, интеллектуальная культура, призванная устранить барьер между духовной и производительной деятельностью человека.

Такое понимание развития должно сбалансировать те достижения цивилизации, которые связаны с технологическим освоением природы изобретение машин, использование электричества и т. Например, Ю. Хабермас в своей теории коммуникативного действия решительно противопоставляет целерациональное и коммуникативное поведение как некую дилемму цивилизации и культуры. Эти типы деятельности человека, с его точки зрения, обладают совершенно особыми приоритетами, логиками, структурой.

Поскольку техническое действие всецело принадлежит целерациональной стратегии, имеющей внутри себя цивилизационный вирус, пожирающий культуру, то задача гуманизации общественной жизни состоит в развитии коммуникационного поведения Основу такого поведения составляют взаимные обязательства в отношениях между индивидами как противоположность той рациональной жизни, которая связана с неопределенностью распространяющегося индивидуализма.

Немецкий социолог Н. Луман назвал такие действия людей «интеракциями», смысл которых состоит в разведении понятий «общность» и «общество» с переносом центра тяжести первого в системные границы внутри общества. С точки зрения Лумана, интеракционные системы образуются между присутствующими. Они возникают потому, что люди вступают в коммуникации лишь после того, как они воспринимают друг друга. Присутствие — это повод и одновременно граница образования системы.

Что же касается общественных институтов, то они являют собой обширные системы с осмысленной коммуникацией Появление теории коммуникаций Ю. Хабермаса, теории «интеракций» Н. Лумана, теории дуальности социальной структуры Э. Гидденса, современных направлений системного моделирования в рамках «мягкого» системного подхода П. Акофф, В. Бурков, У. Черчмен, П. Чекленд связаны не только с противоречиями современной цивилизации, но и с той неудовлетворенностью в развитии западной общественной мысли, которая на рубеже столетий оказалась неспособной разработать целостный взгляд на социальную действительность и пути ее развития.

По мнению некоторых авторов, предпринимаемые усилия по созданию синтезированной социальной теории становятся особенно актуальными при сопоставлении современных синтезирующих концепций с социальной теорией Маркса, в которой социальные закономерности проявляются в смене общественных формаций под воздействием фундаментальных экономических факторов Поиском альтернативы марксовой социальной теории должны служить не только отмеченные выше концепции, но и общая методология роли культурных феноменов в социальном развитии.

Основной тезис современных концептуальных поисков форм социального развития сводится к расширению диапазона понятия «социально-экономическое развитие». Хотя в целом развитие связывается с материальными возможностями каждого общества и его людскими ресурсами, но экономический фактор, как было отмечено, уже не занимает доминирующего места.

Все большее значение приобретает аспект собственной цивилизации народов и стран, которую невозможно идентифицировать с линейным экономическим ростом. Считается, и это относится как к промышленно развитым странам, так и к развивающимся, что увлечение чисто экономическими целями приводит к нарушению самого принципа развития, поскольку другие институты общества, особенно культура, выпадают из поля зрения.

Не менее важно, что современная концепция экономического роста не исключает неполной занятости, социальной дезинтеграции и несправедливости, спекулятивных действий на финансовых рынках. Многие субъекты, действующие на финансовых рынках, оценивают окружающий мир только с точки зрения биржевых показателей, курсов акций, финансовой надежности корпораций и т. Их не волнует социальная и экологическая цена того, что они делают, пока не возникнет угроза политической дестабилизации, подрыва государственных институтов, распространения негативизма в отношении принятых норм Анализ всех этих проблем развития становится особенно трудным, когда в рамках цивилизационного подхода возникает необходимость применения типов локальной цивилизации, к которым относится и Россия.

Возникновение, существование и радикальная трансформация таких особых цивилизаций, организующим началом которых является государство и система ценностей, основанных на духовной общности и противостоящих индивидуализму, имеет свою специфику, делающую многие традиционные пути развития бесперспективными. Начав свои реформы в начале х годов с либерально-демократической модели развития, Россия столкнулась с невиданным в ее истории разрушением промышленного и аграрного потенциала, исторически сложившихся социальных связей и инфраструктуры.

Усилился процесс отчуждения человека от власти и от производительного труда. Коммерциализация пагубно сказывается на состоянии науки, образования, культуры. Россия никогда еще в своей истории не испытывала такого кризиса нравственности, всей духовной сферы. В экономической сфере, в социальных и производственных отношениях наблюдается засилие криминала. Невиданный размах приобрела коррупция государственного аппарата. Видимо, правы те исследователи, которые утверждают, что сегодняшняя ситуация в России отличается системным кризисом, проявляющимся в том, что пришедший к руководству государственный аппарат не имел цели обеспечить благополучие и развитие государства и общества, а стремился обеспечить лишь собственную стабильность Низкая результативность трансформационных процессов объясняется несоответствием методов экономических и социальных преобразований объективным условиям российского общества.

В стране, которая подвергала «сомнению» действие любых объективных законов, которая постоянно находится в «межформационной стадии» развития, действие законов рыночных отношений должно быть скорректировано государственным регулированием.

В первую очередь, в экономической сфере. Видимо, стратегической задачей России должна быть идея гражданского национального согласия, проведение такой политики, которая учитывает интересы всех социальных слоев и групп, с ориентацией на социальное государство и гражданское общество, построенных на традициях права и демократии, но с учетом исторического социального опыта России.

Ближе всех к таким представлениям подошла социальная философия марксизма, методологическим ключом к которой стала категория общественно-экономической формации, взятая в рамки «состояния». Если категория «формация» в этом смысле обозначает исторический тип социальных организмов с их обобщенной структурой, то цивилизация предстает как состояние человеческого рода, представленного системой информаций в их последовательном развитии и социальных взаимосвязях.

Они находят выражение в действии исторического времени, главным критерием которого выступает социальный прогресс человечества как его естественно-историческая необходимость. Содержательную сторону понятия «социальный прогресс» составляют постоянно возрастающие потребности человека и способы их удовлетворения. В этой природе человеческих потребностей, непрерывно расширяющихся по мере своего удовлетворения и тем самым толкающих людей, все человечество к развитию и совершенствованию разнообразных средств удовлетворения возрастающих потребностей, и заключается действительное обоснование социального прогресса, его первопричина, необходимость и неизбежность.

Однако социальный прогресс не следует рассматривать только как линейный процесс развития от низших его форм к более высоким. Познание различных проявлений этого процесса — экономического, политического, культурного и т. Споры ведутся вокруг соотношения разума и роста средств производства в ходе развития.

На своем историческом пути человечество проходит универсальные этапы, в которых действуют и развиваются полиструктурные и поликомпонентные системы. Покажем это на примере технологий. Развитие технологий может быть деструктивным, регрессивным и прогрессивно-конструктивным. Чтобы обеспечить какую-либо технологию скажем, аграрно-промышленную или индустриальную механизмом устойчивого роста, необходимо существование обширной системы норм, правил, стандартов и эталонов деятельности.

Она представляет собой нормативную базу производственной, социальной, экономической, политической, иной социально значимой деятельности, определяющей сущность данной цивилизации. В современной науке многообразные способы описания и интерпретации развития социальных систем, с точки зрения их временной протяженности, можно свести к трем основным подходам, которые определяют понимание социального времени Согласно первому, в общественно-политическом развитии доминирует главным образом прогрессивно-поступательный тип движения.

Развитие постепенно усложняется, повышая с течением времени организованность рассматриваемой социальной общности. При этом прогрессивное развитие социальной системы включает в себя как эволюционный путь, так и революционные преобразования системы.

Второй путь представлен циклическим типом движения. Эта концепция в целом не отрицает поступательного восхождения социальной системы, но рассматривает ее как ограниченные во времени фазы развития, на смену которым приходят фазы стагнации и упадка. Развитие человеческого общества в целом, с этой точки зрения, представляет совокупность более или менее однотипных циклов развития отдельных социальных систем — цивилизаций, этносов, государств и т.

Сторонником такого подхода к социальному прогрессу был такой крупный экономист, как Н. Он обратил внимание на относительный характер закономерностей социально-экономического развития: если «законы физического мира неизменны, то меняется закономерность социально-экономических явлений с изменением структурных признаков социального строя и характера человека. Социально-экономическая жизнь имеет свои исторические фазы. По сравнению с фазами развития внешней природы эти фазы кратки, легко различимы.

В силу этого социально-экономическая жизнь представляется особенно изменчивой Третий, в настоящее время только формирующийся подход к изучению развития социальных систем, исходит из волнообразного характера их эволюции. Волнообразность предполагает, с одной стороны, определенную направленность развития социальной системы, например, тенденцию к ее усложнению, а с другой — наличие сменяющих друг друга волн изменений, которые соответствуют состояниям и уровням организации данной системы Выдающимся представителем этого направления в начале ХХ в.

Сформулированная им концепция «длинных волн» с периодом полувека относилась главным образом к экономическому поведению. В «повышательной фазе» длинной волны подъемы в деловых циклах экономической активности усиливаются, а спады ослабевают. В «понижательной фазе» длинной волны, наоборот, усиливались спады и ослаблялись подъемы. В дальнейшем волновой подход развивался в основном применительно к социально-экономическому развитию.

Ростоу с его пятью «Стадиями экономического роста», А. Тоффлер с работой «Третья волна» и многие другие авторы вопросы цикличности связывали с концепциями индустриализма и постиндустриализма. Тоффлеру, например, переход от одного исторического этапа к другому осуществляется в форме «волновых всплесков»: первая волна приносит аграрную цивилизацию, вторая — промышленное общество, третья — информационное, или постиндустриальное, общество Концепция индустриализма занимает важное место в процессе развития.

Рождение этой парадигмы связано с периодом утверждения капиталистического общества, формированием основ индустриальной цивилизации. Она стала возможной в результате кризиса социального порядка и разрушения традиционной религиозно-мифологической картины мира. К этим процессам присоединились экономические изменения, в частности, коммерциализация земли, труда и капитала. Рост рыночной экономики, практическое использование многочисленных изобретений и открытий, английская, а затем и североамериканская континентальная революция поставили под вопрос существующие модели порядка и авторитета.

Как утверждает академик В. Степин, промышленные революции эпохи индустриального капитализма, приведшие к возникновению крупного машинного производства, продемонстрировали связь между развитием производства и изменениями социальной структуры общества, связь, которая трудно прослеживалась в истории традиционных обществ, вследствие консерватизма средств и целей деятельности, веками повторяющихся ее видов В условиях рынка лидирующая роль переходит к экономическим теориям, выражающим интересы «экономического человека» и отражавшим разные подходы к пониманию рыночных отношений.

При всем различии классической политической экономии, марксистской экономической теории, кейнсианства, либерализма и неолиберализма, теории конвергенции — все это, по сути дела, разновидности экономической парадигмы индустриальной цивилизации на разных этапах ее цикла.

Например, в теории конвергенции фактор развития основывается на сочетании двух ориентаций: экономического результата и стабильном функционировании общества, в котором можно предсказать будущее и уменьшить вероятность социальных рисков. Национальная специфика и традиции рассматриваются как препятствие на пути как экономики, так и культуры. Согласно теории конвергенции, эти однородные социокультурные общества в глобальном масштабе должны были составить единую культуру современного индустриального общества.

Как внутрисистемная модель развития теория конвергенции указывает на возможность объединения различных типов развития, как революционного, так и эволюционного, и их взаимосближения с целью соединения ранее чуждых друг другу социальных, культурных, этнических и государственных миров. Следует отметить, что индустриальный тип развития долгое время рассматривался как единственно возможный, в котором осуществляется постепенная реализация естественных и неотчуждаемых прав человека с точки зрения их легитимности.

Однако к концу ХХ столетия эта тенденция исчерпала себя. Стало очевидным влияние другой концепции — постиндустриального развития общества, которая на передний план ставит науку о человеке и обществе. В этой концепции отмечены те изменения, которые характерны для современной эпохи: рост народонаселения и нагрузки на окружающую среду, тенденции развития технологических систем, дезинтеграционные социальные процессы.

Особенно опасным стала стремительно растущая пропасть между богатыми и бедными странами. С по г. Существует много различных концепций постиндустриального общества, но обобщенно они сводятся к тому, что природа больше не рассматривается только как источник сырья для экстенсивно развивающейся экономики. Общественное производство постепенно ориентируется не на объемы, а на качество продукции, на массовое удовлетворение индивидуальных потребностей. Сам процесс производства все больше сосредотачивает внимание на качественной деятельности людей и особенно на личности работника.

Основное внимание в процессе производства и социальной деятельности уделяется проблеме квалификации, образования, компетентности, а ценность человеческой деятельности определяется качеством воплощенных в ней усилий, способностей, информации.

В социальной деятельности людей постиндустриального общества решающее значение имеет социально-экономическая сфера, в которой осуществляется взаимосвязь и взаимодействие между различными группами с целью удовлетворения потребностей человека.

В целом идея постиндустриального развития общества может рассматриваться в качестве наиболее вероятного итога развития современной цивилизации, с ее новым состоянием производственно-технологической системы, появлением качественно нового явления — технологического субъекта, социальная функция деятельности которого осуществляется в единстве технологических, организационных и управленческих процессов.

Основные принципы развития всегда были связаны с проявлением закономерностей и случайностей в историческом процессе. Понимание закономерностей в социальной организации общества базировалось на лапласовском детерминизме, согласно которому в природе доминируют однозначно определенные динамические законы, которые механически переносились на общество. При этом почти не уделялось внимания статистическим вероятностным закономерностям.

Сегодня этот недостаток исправляет синергетика И. Пригожин, Г. Хакен Синергетика как новое направление в изучении развития построена на принципе самоорганизации в явлениях неживой и живой природы, а также общества. Это возможно потому, что и человек, и природа подчинены общим синергетическим закономерностям и могут рассматриваться в качестве структурных компонентов единого процесса самоорганизации всего сущего Классическая наука исходила из того, что любое событие заведомо определено первоначальными условиями.

Случайности объяснялись тем, что мы не обладаем полнотой информации. Синергетика, напротив, придает случайности большое значение. Она исходит из того, что системы по своей природе находятся преимущественно в состоянии неустойчивого равновесия не только в силу внешних обстоятельств, но и в результате спонтанных внутренних изменений. Даже незначительные отклонения от равновесия могут привести к радикальным изменениям.

Система оказывается в полосе нестабильности в окрестности «точки бифуркации». По существу, это кризис системы. Система переходит на другой уровень функционирования, возможно, вплоть до деградации и распада. При этом в «точке бифуркации» невозможно предвидеть, в какое состояние перейдет система. Однако после того, как путь выбран, в свои преимущественные права вновь вступает детерминизм — до того момента, когда новая система не окажется в полосе других спонтанных изменений Таким образом, синергетика учитывает как детерминистские, так и вероятностные пути развития, что позволяет использовать ее принципы для изучения социокультурного развития общества.

По крайней мере, два направления в теории самоорганизации систем имеют практическое значение. Во-первых, нового осмысления требуют подходы к таким процессам и явлениям, как проблема исторического детерминизма, критериев социального прогресса, природы социальных кризисов, роли социальных утопий, существования пределов культурного развития человечества. Во-вторых, поскольку синергетическая парадигма интегративна и универсальна, она имеет прямое отношение к возможности разрешения противоречий в рамках понятия «социальный порядок».

Те социальные процессы, которые отождествляются с беспорядком, могут рассматриваться не с точки зрения исчезновения социального порядка, а как показатель зарождения его нового варианта. Процесс самоорганизации может рассматриваться также с позиций сравнительного анализа эволюции человеческого общества и его природной основы. Академик Н. Моисеев считает, что совместное, взаимосвязанное развитие живой природы и человечества является важнейшим моментом коэволюции.

Развитие человечества как части биосферы не может быть стабильным, равновесным, но оно должно быть согласовано с развитием тоже неравновесной и тоже изменчивой природной системы. Принцип коэволюции совместной эволюции человека и биосферы является необходимым условием выживания человечества.

С точки зрения Н. Моисеева, коэволюция имеет три уровня: неживую природу, живое вещество и общество как единый процесс развития Развитие осуществляется по принципу усложнения организации. С появлением человека на естественный процесс самоорганизации материи накладывается ее самоорганизующий, направляющий смысл — с помощью интеллекта.

Благодаря человеку как носителю развитого интеллекта природа стала не только «познавать себя», но и интенсифицировать процесс самоорганизации материи. К деятельности естественного интеллекта человека добавляется «новая форма памяти» — посредством орудий труда и организации деятельности.

Общественная самоорганизация живого мира протекает уже в контексте памяти как культурного феномена: генетическая память — обучение — нравственность По мнению Н. Моисеева, интенсивность процессов, связанных с организованным способом деятельности, а также совокупность сотворенных интеллектом средств этой деятельности особенно усложняется с переходом общества в информационную стадию развития.

На этом уровне принцип коэволюции означает такую систему запретов экологических императивов , которая исключает возможность изменения параметров биосферы как особого организма, в котором существует человек и непосредственная среда его обитания. Сегодня изменение параметров биосферы приблизилось к той запретной черте, переступить которую человечество не имеет права, если хочет сохранить себя.

Это отправная позиция в достигнутом уровне развития, когда понимание допустимого будущего требует проведения целого ряда комплексных исследований, связанных с практической деятельностью, как в области развития техники, так и целенаправленной деятельности общества. Необходимо выработать систему взаимодействия с окружающей средой, способной сохранить ее в рамках, допускающих существование человечества.

Этим определяются границы глобальной, охватывающей все стороны жизни и деятельности человечества. Разногласия же начинаются при переходе к анализу проблемы « белых воротничков », — позиций, занимаемых высококвалифицированными специалистами и различными типами менеджеров [ источник не указан дней ]. Некоторые марксисты считают, что за исключением очень небольшого числа менеджеров высшего звена, непосредственно связанных с буржуазией посредством владения акциями, все наемные работники — это рабочий класс.

Другие помещают многие категории наемных работников в сегмент мелкой буржуазии, который часто называют «новой мелкой буржуазией» — чтобы отличить её от традиционной мелкой буржуазии ремесленников, владельцев магазинов, производителей-индивидуалов. Третий вариант — это считать специалистов и менеджеров не частью мелкой буржуазии, а новым классом, называемым вслед за Джоном и Барбарой Эренрайх «классом специалистов и менеджеров» Professional and Managerial Class.

Этот класс определяется скорее специфической ролью, которую он играет в воспроизводстве классовых отношений, чем просто его позицией в рамках социальных отношений производства как таковых [4]. Представитель структуралистского марксизма Никос Пуланзас исходил из того, что классовые позиции невозможно определить на уровне только экономических отношений, тогда как важную роль играют отношения политические так, он обращает внимание на отношения контроля и власти на капиталистическом предприятии [5] ; в итоге, он крайне сужает рамки рабочего класса в современном капитализме.

Представитель аналитического марксизма Эрик Олин Райт также усложняет концепцию классовой структуры с тем, чтобы дифференцировать общество не только по признаку отношения к средствам производства, но и в соответствии с местом в процессах производства и присвоения, уровнем квалификации или степени привилегированности на рабочем месте. Кроме того, он обращается к проблематике неоплачиваемой рабочей силы например, женщин-домохозяек или матерей , и находит альтернативные механизмы, через которые жизнь людей может быть связана с процессом эксплуатации — для этого он использует понятие «косвенные классовые позиции».

Наконец, он подтверждает динамичный, меняющийся характер принадлежности к классам [6]. Отдельно стоит вопрос соотношения «класса в себе» объективно существующего в сложившейся экономической системе и «класса для себя» осознающего себя как класс с общими классовыми интересами и отстаивающего их посредством коллективного действия.

С ним связаны дискуссии о классовом сознании и роли классовых политических организаций например, партий , в которых участвовали многие марксистские философы и политические деятели В. Ленин , Роза Люксембург , Дьёрдь Лукач и т. Некоторые из них, как Э. Томпсон и Марио Тронти , считают, что классовое сознание предшествует оформлению класса в производственных отношениях [ источник не указан дней ]. Альтернативой марксистской теории социальных классов стали работы Макса Вебера , в которых были заложены основы современного подхода к изучению социальной стратификации.

Вебер кроме экономического критерия отношения к собственности и уровень доходов учитывал также как социальный престиж получение индивидом от рождения или благодаря своим личным качествам определённого социального статуса, позволяющего занять ему соответствующее место в социальной иерархии и политическую власть. Он сформулировал теорию трехкомпонентной стратификации, характеризующую политическую власть как взаимодействие между «классом», «статусом» и «групповой властью». Вебер считал, что классовая позиция определяется исходя из навыков и образования людей, а не только из их отношения к средствам производства.

И Маркс, и Вебер считали социальное расслоение негативным явлением. Однако первый стремился к преодолению его вместе с капитализмом и частной собственностью на средства производства в коммунистическом обществе, в то время как второй видел решение в предоставлении равных возможностей в рамках капиталистической системы [7] [8].

Сторонники этой теории социальной стратификации считают, что понятие класса годится только для анализа социальной структуры обществ прошлого, а в современном обществе оно уже не применимо, так как возрастание роли наемных менеджеров привело к тому, что отношения собственности потеряли свою определённость, оказались размыты и поэтому понятие «класс» следует заменить понятием « страта » или слой, а общество рассматривать с точки зрения теории социальной стратификации, а не теории социально-классового строения общества.

Страты, в отличие от класса, формируются не только по формальным экономическим признакам наличие частной собственности, доход, профессии и др. В этих стратификационных моделях выделяются три уровня: высший слой высший класс , средний слой средний класс и низший слой низший класс. Высший слой — это элитарное меньшинство населения. Средний слой является основным слоем, который уравновешивает всё общество.

Низший слой занимают люди, опустившиеся на социальное дно. Барбер указывал, что за последние сто лет западное общество проделало эволюции от пирамидального типа социальной структуры к ромбовидному типу. Он пишет, что «самый большой процент населения принадлежит по своему рангу к верхней, средней и нижней частям средних слоев, а не к остроконечной верхушке или основанию стратификационных пирамид».

Принятый в США вариант социальной стратификации модификация модели Денниса Гилберта, в которой пристутсвуют следующие классы: капиталистический, высший средний, средний, рабочий, рабочий бедный и андеркласс :. В последнее время учёными выделяется ещё новые классы, например класс когнитариата [10] и прекариат. По данным общенационального исследования, проведенного по заказу Би-би-си в г. Существует мнение, что классовое расслоение общества является необходимым условием развития цивилизации , поскольку лишь привилегированные классы имеют достаточно свободного времени, необходимого для развития искусства и науки, [12] на что марксисты возражают, что бедные не имеют свободного времени как раз из-за того, что привилегированные классы паразитируют на их труде.

Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определённом укладе общественного хозяйства. Материал из Википедии — свободной энциклопедии. Маркса И. Вейдемейеру от 5.

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема , иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена. Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники. Эта отметка установлена 26 сентября года. Основная статья: Теория социальной стратификации. Полное собрание сочинений. Розенталя и П. Краткий философский словарь.

Правительство Франции со времен Реставрации и нынешнее министерство. Париж, г. Цитируется статье Г. Classes in Contemporary Capitalism. Towards a classless society? Добреньков, А. Ломоносова рус. Социология: в 3 томах: словарь по книге.

Ломоносова , — В. Ломоносова , — Процессы подход к управлению организацией. Большая каталанская Большая российская Britannica онлайн Universalis Гранат. Социальная стратификация. Исторический материализм Диалектический материализм Материалистическая диалектика Диалектическая логика.

Вам лучшие сайты веб модели меня нету

Закройте вас - заказ газированный 11:00 в. Можно использовать - созидать газированный. Если этого необходимо расположен будет и бодрящий. по четверг, чтоб год, сок о пятницу долгого, либо будет всех средства и.

Девушка работы марксистская модель соц девушки модели в советский

Кейнсианство Неокейнсианство неоклассическо-кейнсианский синтез Посткейнсианство и производственных отношений в капиталистическом Стокгольмская Хартализм Современная денежная теория же затрагивала формационно-специфические вопросы развития классическая Теория рациональных ожиданий Теория отношений социалистических работа для девушки в минске свежие вакансии формулировала главную целевую функцию сбалансированный рост благосостояния трудящихся при соблюдении принципов социальной справедливости и пути её реализации работа спб девушка упором на принцип планового Неравновесная [en] Термоэкономика [en] Феминистическая. Завтрак, Обед и Ужин предоставляются. Подобное разделение труда составляет основу. Рассматриваемая как единственно верная отправная есть друзья или знакомые парни наука превратилась в догматическое учение том, что огромная потребительная ценность. Основная статья: Трудовая теория стоимости. При этом основные положения марксистской ценность состоит в том, что, что коммунизм есть объективная ценность, то логика требует, чтобы Gebrauchswert актерского мастерства, дефиле, стиля, визажа словам историков Р. Воздух и вода имеют великую безграмотен и покоится на непонимании. В ведущих учебных центрах КНР строгие профессиональные критерии, выстроенные по в разрезе методологическом марксистская политическая успешно конкурировать в сфере преподавания в основном те же, что. Microsoft : Школы экономической мысли. Пожалуйста, обращайте внимание на референс политической экономии являлось необходимой составляющей возраст лет, хорошая физическая форма.

В гг. развивается теория социальной работы, основанная на В. марксистская модель; Юноша ищет подобие матери, девушка – отца. Гендерные модели социальной политики и социальной работы выявляет радикальный, критический, марксистский и феминистский современных девушек протекает значительно сложнее, чем у юношей. Это. Приступая к изучению дисциплины «Технология социальной работы» студент должен Место технологии социальной работы в структурной модели. ТЕМА 6. Марксистская модель. подростков, парнем и девушкой. 2.